Разделы:



E-mail:
vl@itam.nsc.ru

Союз Кругосветчиков России

Николай Литау / Союз Кругосветчиков России

Николай Литау. Второе кругосветное плавание яхты "Апостол Андрей" (дневник Николая Литау)

14 октября 2001 года, Санкт-Петербург.
Старт - в 12.30. Цель путешествия - обогнуть Западное полушарие и пройти Северо-западным проходом: вдоль берегов Аляски и проливами Канадского арктического архипелага.
В 17 часов, пройдя в кронштадтском форте "Константин" таможенные и пограничные процедуры, яхта покинула территориальные воды России. Курс - на запад. Первый порт захода - город Киль, Германия.
17 октября 2001 года, Балтийское море.
Вырвались из Финского залива и с хорошим ходом, до 7 узлов, устремились на юг. До Киля осталось 480 миль. Если сохранится ветер и сбудется прогноз, то в понедельник, 22 октября, должны прибыть.
Первая ночь свежей погоды показала, что яхта не без дырок. Вода поступала регулярно, как под утро выяснил Киреев, через цепной ящик брашпиля (через незаделанный кабельный ввод). Не работает в очередной раз отремонтированный отопитель. История повторяется! Все также как и пять лет назад.
Кроме того, откуда-то вылилась пара литров дизтоплива, разлилось под пайолами, смешалось с водой, обеспечив устойчивый запах и хорошее скольжение.
Запах вместе с качкой привел к экономии продуктов. Но до кормления рыб не дошло. Совсем не укачался только Гершуни.
Сегодня ветер поутих, и жизнь наладилась.
26 октября 2001 года, порт Киль, Германия.
В Киль мы пришли 21 октября в 20:00 по местному времени. Нами занимается департамент по международным связям. То есть мы - гости города. Все было организовано с немецкой пунктуальностью, самостоятельно нам и шагу не пришлось ступить.
Но вначале пришлось получить немецкие визы, так как наши Паспорта моряков пограничников не устроили. Затем мы связались с "Ивеко-сервис" и заказали тяговое реле стартера - наше барахлит. К вечеру приехал парусный мастер и забрал в ремонт порванный генуэзский стаксель. Хозяева организовали трехразовое питание в близлежащей гостинице, кроме того, в нашем распоряжении бассейн, расположенный по соседству. Все расходы, связанные с получением виз, питанием, ремонтом паруса и т.д., город взял на себя.
На следующий день мы были приняты бургомистром Аннегрет Боммельман и приглашены на обед в ратуше. После обеда были организованы экскурсии, посещение музея и военной гавани имени адмирала Тирпица, где нас ждал катер, на котором мы совершили прогулку по Кильской бухте. Осмотрели город с воды, и зашли в Арсенальную гавань, где базируются подводные лодки.
Затем пару дней мы были предоставлены сами себе и занимались яхтенными делами. Заварили разорванную скобу гика-шкота, зарядили многочисленные аккумуляторы, произвели необходимые закупки. Я съездил в Оснабрюкк в гости к матери и сестрам. В последний день к нам зашел Борис Павловски - организатор нашего PR в немецких СМИ, принес разрешение на бесплатный проход Кильского канала, и объяснил, с кем контактировать во Франции в Бресте. Киль и Брест - города-побратимы, или, как здесь говорят, партнеры, и наши немецкие друзья как бы передали нас французам. Борис скромно сказал, что в Бресте прием будет еще лучше.
27 октября 2001 года, Кильский канал.
Сегодня в 8:00 вошли в шлюз Кильского канала, оставив за его воротами воды благосклонной Балтики, и устремились навстречу Северному морю. Сейчас половина канала пройдена. К вечеру должны достичь устья Эльбы и с отливом выйти в море.
Одна из подводных лодок, которые мы видели в Арсенальной гавани, только что прошла нам навстречу по Кильскому каналу. Немецкие подводники с энтузиазмом приветствовали российских мореходов.
2 ноября 2001 года, Северное море.
Стокилометровый Кильский канал протянулся от Киллер-фьорда на Балтике до устья Эльбы, впадающей в Северное море. Десяток больших мостов и множество паромов соединяют берега канала. Самоходные паромы непрерывно снуют, порою пересекая путь огромных морских судов перед самым носом.
Выходим в Эльбу. Свежий ветерок позволяет поставить паруса. Незаметно оказались в Северном море. Весь день крутая волна при встречном северо-западном ветре вытрясала душу. Только после того, как наш курс повернул на юго-запад вдоль голландского берега, качка немного поутихла. Минуем поля нефтяных платформ. Появились первые дельфины.
На подходе к Ла-Маншу ветер усиливается до 7 баллов и опять становится встречным. Взяли два рифа на гроте. Всю ночь с 29-го на 30-е идет "битва за Па-де-Кале". При встречном течении лавируем от французского до английского берега поперек курса, почти без продвижения вперед. Под утро течение с той же силой поволокло нас в горло пролива, да и ветер отвернул к югу. Скорость до 9 узлов. В Ла-Манше ветер утих, отдали рифы. Идем на запад.
Ровно в 17.00 пересекли Гринвичский меридиан. В дымке виден высокий обрывистый берег Англии. Волны стали хотя и выше, до двух метров, но длиннее и положе. Но расслабиться не пришлось. Ночью, с 30-го на 31-е, разыгрался шторм. Ветер к полуночи усилился до 18-20 метров в секунду. Трех-четырех метровые волны прокатывались по палубе и рубке, в лунном свете светились их белые пенные гребни. Зарифили паруса и поставили штормовой стаксель.
Около 5 часов ночи полил дождь - прошел фронт циклона. Затем давление стало быстро расти, но штормило еще до полудня. В каюте повсюду развешаны мокрые непромоканцы, сырая одежда. К вечеру прошли Шербур. Когда подходили к Бресту, море успокоилось. На восходе 2 ноября вошли на Брестский рейд.
7 ноября 2001 года, порт Брест, Франция.
В Бресте нас ждали. Немцы из Киля связались с директором франко-германского культурного центра в Бресте мадам Женевьевой Шампэ-Брейер, которая и подготовила встречу. Утром 2 ноября "Апостол Андрей" ошвартовался у причала марины Мулен Бланк, где нам предоставили бесплатную стоянку.
Яхт-клуб в Бресте восхищает количеством, качеством и разнообразием судов: от выстроенных на берегу ровными рядами детских швертботов, до отшвартованного на входе в гавань тримарана Оливье де Керсесона "Джеронимо", на котором он собирается побороться за "Приз Жюля Верна" (кругосветное плавание менее чем за 80 дней). Рядом с мариной океанариум - Океанополис, который мы посетили на следующий после прихода день.
А в день прихода нас атаковала пресса и уже в субботу в газетах "Le Telegramme" и "Brest" появились статьи и фотографии.
Мы во Франции, поэтому за ужином на столе красное Бордо урожая 1997 года.
Во время стоянки была масса дел на яхте: список работ состоял из 26 пунктов, причем по мере их выполнения в перечень вносились новые, и он не уменьшался. На причале, рядом с яхтой, мы поставили самодельный стенд с плакатом и фотографиями о плавании "Апостола Андрея", который вызвал большой интерес у французов.
Во вторник состоялся обед с представителями городской администрации.
14 ноября 2001 года, Бискайский залив.
Из Бреста вышли в праздничный день 7 ноября. Курс на Мадейру - прямой как стрела - пролег через Бискайский залив и Атлантику вдоль побережья Испании и Португалии.
Бискайский залив, известный крутым нравом, оправдал свою репутацию. Как только вошли в него, поднялась нешуточная волна, ветер в бейдевинд закрепчал до 7 баллов. Пришлось рифить паруса и менять стаксель. Ночью порывом ветра оторвало верхнюю часть грота. В который раз подтвердилась примета - выход из порта в праздники чреват!
На следующий день новая неприятность - сорвало со штага карабины крепления стакселя. При уборке порвали и сам парус, пришлось заменить его на штормовой. Затем оторвался бизань-фал и улетел к верхушке мачты.
Слава Богу, на этом беды кончились, если не считать, что вся наша спутниковая связь не работает. Когда миновали мыс Финистерре и вышли в Атлантику, ветер стал отходить к северу и, хотя он еще не убавил своей штормовой силы, стало немного легче. Поутихло только к утру 10-го.
Поставили запасной старый грот. В дальнейшем свежий северо-восточный ветер обеспечил переходы по 150 миль в сутки до самой Мадейры. День ото дня теплеет: температура воздуха поднялась с 11 до 20-ти градусов, а воды до 22, хотя погода, большей частью, была пасмурной. Утром 14-го с расстояния 30 миль показался гористый силуэт островов архипелага.
19 ноября 2001 года, остров Мадейра, Португалия.
К знаменитому португальскому острову Мадейра подошли поздним вечером. Весь остров усыпан огнями. Особенно ярко расцвечена набережная в районе порта, куда мы и направляемся. Тесная гавань марины забита яхтами, стоят борт о борт, по пять корпусов у одного причала. Пришлось становиться на якорь в ковше порта. Кроме нас на якорях покачивается еще пять-шесть судов.
С утра решили неотложные дела: прошли паспортный контроль, разыскали парусного мастера и отдали в ремонт паруса, привели в порядок яхту. Места у причала не предвидится, поэтому с берегом нас связывает тузик "Корсар" с подвесным мотором.
Первые впечатления от прогулки по городу Фуншал: великолепные парки, роскошные отели, множество уютных ресторанчиков и баров. Все для отдыха трудящихся. Первая прогулка имела и конкретную цель - купить хлеб. Однако пришлось пройти полгорода, прежде чем набрели на крошечный супермаркет. Конечно, мы не устояли перед соблазном и, кроме хлеба, купили знаменитой мадеры, а также впервые увиденный фрукт - анону (этакая большая зеленая шишка). Здесь же в магазине предлагается продегустировать различные местные ликеры. Всем напиткам можно дать высший балл.
Пятница 16-го была занята работами на яхте, чтобы субботу можно было целиком посвятить осмотру острова. Для этого взяли напрокат автомобиль. Остров небольшой - 57 на 22 километра, поэтому за день удалось объехать его значительную часть. Дороги - сумасшедший серпантин. С одной стороны отвесная скала, с другой пропасть, то круто вверх, то отвесно вниз. На трассе, где не разъехаться и двоим, один за другим повороты на 180 градусов. В награду - необыкновенной красоты виды. Для тех же, кто спешит и кого уже не привлекают красоты горной дороги, есть и другой путь - шоссе, проложенное через пробитые в скалах туннели - via rapida. На пути через перевал с южного на северное побережье проезжаешь различные климатические зоны - от субтропической, с банановыми плантациями, до альпийских лугов на вершине перевала.
Когда вернулись в Фуншал, уже стемнело. Зажглась иллюминация. Все деревья увиты гирляндами разноцветных ламп. Город готовится к Рождеству. На набережной гремит веселая народная музыка - это продавцы каштанов привлекают покупателей.
Воскресенье - день отдыха. Прогулка по городу, покупка сувениров. В понедельник 19-го покидаем прекрасный остров. С утра накрапывает. Дождь в дорогу, как известно, добрая примета, да и прогноз обещает попутный ветер.
21 ноября 2001 года, Атлантический океан.
Несемся, завывая и дрожа, со средней скоростью более 8 узлов в двадцати милях к западу от Канарских островов.
За две дневные вахты (12 часов) пройдено 100 миль, за сутки, думаю, будет рекорд этого плавания. Такой ветер по нашему прогнозу продержится еще сутки, потом ослабнет, но останется попутным.
2 декабря 2001 года, Архипелаг Кабо-Верде.
Остров Сал, первый из островов архипелага Кабо-Верде, (до недавнего времени - острова Зеленого Мыса) показался ночью с 26-го на 27-ое.
Утром встали на якорь в бухте городка Санта-Мария - административного центра острова.
Вдоль пляжа протянулась цепь отелей, ресторанов и баров. Пляж - многокилометровая широкая полоса мелкого белого песка. Людей мало. В бухте стоит несколько моторных и парусных яхт. Среди них носятся серфингисты под парусами и скайтами. На причале местные рыбаки - африканцы и креолы - продают только что выловленную рыбу. Мы не устояли от соблазна и купили самого маленького из разложенных красавцев-тунцов. Ели его впятером три дня. В городе и на пляже провели несколько часов.
До следующего острова, Боавишта (Boavista), около 30 миль. Рано утром подошли к нему и отдали якорь в бухте Курралинью на южном побережье. Изумительный девственный песчаный пляж. Бухта - все оттенки синего, от густого ультрамарина до нежно-бирюзового, очерченного белой линией прибоя. За пляжем небольшая рощица кустов тамариска. Искупались, побродили по берегу. После обеда, пользуясь береговым бризом, под спинакером вышли из бухты.
Город Прайя (Praia) - столица островного государства Кабо-Верде. В бухту Прайя на острове Сантьягу заходим вместе с яхтой, идущей под флагом Сент-Винсент и Гренадины. Оказалось, что это чартерное судно с семейным экипажем из Калининграда. Под флагом государства Сент-Винсент и Гренадины так часто ходят наши соотечественники, что он воспринимается уже как родной. А действительно родной российский флаг мы увидели в бинокль еще на подходе к бухте. Он развевался над посольством России.
5 декабря 2001 года, архипелаг Кабо-Верде.
В субботу (01.12.2001) русское посольство выделило микроавтобус и мы отправились на другую сторону острова Сантьягу. После этой экскурсии наше мнение об островах значительно изменилось в лучшую сторону. Если второй остров, который мы посетили, о. Боавишта, представляет собой практически по всему периметру пляж: километры белого, белоснежного, очень мелкого хорошего песка, то остров Сантьягу - обрывистый и пляжей практически нет. Зато на нем есть места, где бывают дожди и, потому, много зелени. Скалы в виде причудливых башен и замков. Посетили пальмовую рощу и небольшой ботанический сад с местными растениями.
Самые интересные впечатления остались от посещения местной "достопримечательности" - деревни... самогонщиков! Это в центре острова, в ущелье, в живописном месте. Там амфитеатром расположились несколько пальмовых хижин, центральное место занимает "аппарат", подключенный к бассейну с холодной водой, который и является собственно устройством, из которого вытекает готовая продукция - самогон, называемый у них Гроге.
Гонится напиток из чистого сахарного тростника. Когда мы подходили, увидели штук пятьдесят 20-ти литровых канистр готовой продукции, приготовленных на вывоз из деревни. Мы взяли на пробу пластмассовую бутыль. Оказалось очень даже ничего себе на вкус, крепость около 45 градусов, совершенно не отдает сивухой, видимо, это - особенность сахарного тростника.
Вечером посол России Юрий Петрович Чекин с супругой устроили для экипажа яхты прием. Пообщались, вспомнили прошлые времена (Чекин был послом в Бенине в 1997 году, когда мы шли вдоль Африки в прошлую экспедицию), рассказали о наших планах.
В воскресенье 2 декабря мы отправились дальше. Сейчас находимся в точке с координатами: 9°47' с.ш., 25°51' з.д. В районе плавания погода хорошая, ветер слабый, 2-3 метра в секунду. Из-за ветра в сутки проходим мало, вчера скорость была буквально 2-3 узла. До экватора всего 550 миль, но при такой скорости, наверное достигнем его уже после 10 декабря.
11 декабря 2001 года, "Апостол Андрей" в Южном полушарии!
11 декабря 2001 года в 15:00 (19:00 МСК) яхта "Апостол Андрей" пересекла экватор.
По этому случаю был устроен праздник Нептуна, во время которого "крестили" боцмана Романа Смирных, впервые пересекающего экватор. Нептун благосклонно отнесся к дарам (бутылке водке и банке красной икры), поднесенным ему боцманом, и после традиционного купания за бортом (температура воды +28°) и печати на соответствующее место был милостиво пропущен в южное полушарие. О чем сразу же, по телефону "Глобалстар", доложил матери в город Поворино Воронежской области.
До побережья Бразилии осталось 500 миль. Следующий порт захода - Ресифи. Экипаж взял обязательство придти туда 15 декабря в день рождения второго помощника капитана Александра Киреева.
15 декабря 2001 года, порт Ресифи, Бразилия
К Ресифи мы подошли 15 декабря рано утром и легли в дрейф, ожидая рассвета. С первыми лучами солнца вошли во внутреннюю гавань, и в 8:30 встали на бочку на рейде яхт-клуба "Pernambuco".
Спустили "тузик" и съехали с Александром Киреевым на берег. Попытки объясниться с сидевшими в тени местными жителями успеха не имели. Они не знают, ни русского, ни английского, мы же португальского. Помог нам англичанин Тонни, второй год стоящий со своей яхтой в этом яхт-клубе. Его приятельница позвонила в морскую полицию, а Тонни нашел нам провожатого, и я предстал пред светлые очи чиновников. Они сразу заявили, что для русских нужны визы или паспорта моряков. Последние я и предъявил. Но тут они поняли, что пришли мы на яхте, а яхтсмены с такими паспортами по их понятиям не ходят.
Начался долгий процесс общения, затянувшийся более, чем на два часа. Во время которого, было сделано не менее десяти звонков вышестоящему начальству. В итоге был вынесен вердикт: моряками нас не считать, а значит права на паспорт моряка мы не имеем. Ссылки на предыдущие страны и континенты, демонстрация пограничных штампов в паспортах действия не возымели. Мы пересекли границу Бразилии незаконным путем. В этом случае нарушитель наказывается штрафом в 777 реалов (330 $) и выдворяется обратно. Так как нас пятеро, то цифра соответственно умножается.
Далее мне сказали, что входят в наше положение, штрафовать на первый раз не будут и три дня разрешают стоят в Ресифи, после чего мы должны уйти и больше ни в какой бразильский порт не заходить. А если зайдем - придется раскошелиться. О чем и выписали предписание. После чего, чиновники, извиняясь за босса, принявшего это решение, и сожалея о существующих порядках, пожелали хорошего время пребывания.
Вернувшись на яхту, я связался с российским посольством в Бразилиа и генконсульством в Рио-де-Жанейро, куда мы намеревались заходить, и куда нам идти запретили. Доложил о случившемся и попросил содействия. Была суббота, поэтому решение вопроса оставили до понедельника.
После всего мы отправились знакомиться с городом. Яхт-клуб расположен практически в центре города, но отделен от него водой, идти по дамбе очень далеко. Пришлось воспользоваться "тузиком". Переправились через гавань порта, и оказались на месте.
Попадаешь сразу на гигантский базар, где можно купить и товары ширпотреба, и сувениры, и продукты, и экзотические овощи и фрукты. Количество лавочек и торговцев поражает воображение. Это напоминает Россию периода начала строительства капитализма. И еще шокирует количество мусора: горы выпитых кокосовых орехов и палок отжатого сахарного тростника. И конечно современный пластик.
Но есть одно существенное отличие (кроме языка), из-за которого мы едва не засохли от жажды - проблема с обменом денег. В выходные это сделать невозможно, по крайней мере, нам не удалось. Банки закрыты, а банкоматы есть для любых карточек кроме VISA. А у нас именно она. И побрели мы обратно, с тоской глядя на пиво, и с жадностью на недоступную экзотику.
Вернувшись на лодку, решили заглянуть в последней надежде в бар яхт-клуба. И наткнулись на общественного директора клуба Jayme Costa и его жену Кристину. Мы были обласканы и напоены, а также приглашены на воскресенье на ланч с командором яхт-клуба.
В воскресенье с утра занимались покраской яхты и прочими хозяйственными делами. В час дня за нами заехал Jayme, и мы сошли на берег.
27 декабря 2001 года, переход Ресифи - Рио-де-Жанейро
Та же синяя вода океана... Наше передвижение мало чем отличается от предыдущего перехода: днем жарит солнце, ночью - небо, полное звезд, среди которых чаще выделяешь Южный крест. Иногда пройдет короткий дождик и тогда можно немного смыть с себя соль. 22-го декабря за обедом отметили день зимнего солнцестояния (летнего для южного полушария), закусывали маринованными грибами. К вечеру троим: Литау, Кирееву и Смирных стало худо. Все симптомы отравления: поднялась температура, расстройство желудка… Подозрение на грибочки. Два дня доктор кормил больных лекарствами, после чего они стали приходить в себя.
Во время перехода велись активные переговоры с российскими представительствами в Бразилии. В итоге генконсул нас заверил, что инцидент с бразильскими иммиграционными службами улажен и есть договоренность с яхт-клубом в Рио-де Жанейро о нашей стоянке.
24-го декабря легкий, 5-7 м/сек, попутный ветер резко поменял направление с NE на SW и стал встречным. Временами совсем штилело. На океанской зыби яхта раскачивалась с борта на борт и обезветренные паруса оглушительно хлопали.
26-го подошли к мысу Фрио, от которого берег поворачивает на запад. До Рио оставалось меньше 100 миль, но за сутки 27-го мы их так и не прошли. Только с рассветом 28-го декабря вошли в залив Гуанабара.
28 декабря 2001 года, Рио-де-Жанейро, Бразилия
28 декабря в 07:20 "Апостол Андрей" вошел в бухту Ботафого и ошвартовался у причала яхт-клуба "Рио-де-Жанейро". Переход в 1100 миль от Ресифи до Рио протекал в спокойной обстановке при умеренных попутных ветрах. Лишь последние трое суток ветер был переменным по направлению и силе, порой стихая до штилевого.
В ночь накануне прихода низкая облачность и туман окутывали вершины холмов окружающих Рио. С рассветом облака рассеялись, и мы с любопытством рассматривали открывающиеся чудесные виды. Конечно, в первую очередь хотелось увидеть знаменитую на весь мир статую Христа, вознесенную над городом на высоту в 740 метров, но холм, на котором стоит монумент, был окутан облаками.
Но вот вершина горы освободилась от тумана, и взору открылось великолепное зрелище. Иисус стоял на белоснежном облаке освещенный розовым светом восхода и как бы благословлял приход на эту землю "Апостола Андрея".
Паспортные проблемы, возникшие в предыдущем порту, к нашему приходу в Рио были успешно решены российскими дипломатами. В гавани нас встречал консул Иван Чупилкин. Он же договорился и о нашей стоянке в яхт-клубе, что оказалось совсем не просто в преддверии Нового года. Яхтсменов, желающих встретить здесь праздники, более чем достаточно.
Уладив формальности, экипаж погрузился в машину и поехал на встречу с Генеральным консулом России в Рио-де-Жанейро Анатолием Алексеевичем Грачевым. Генконсул выслушал наш рассказ о плавании и приключениях, в свою очередь рассказал о городе и местных нравах, дал рекомендации и предостерег от возможных опасностей. Затем распорядился в отношении ознакомительной поездки по городу на завтра, и пригласил нас в Генконсульство на встречу Нового года, который по традиции будет встречаться по московскому времени.
Девятнадцатую страну посещает "Апостол Андрей" за свою недолгую, но насыщенную жизнь, и везде где есть наши представительства, мы встречали живой отклик и реальную поддержку с их стороны. Бывали моменты, когда плавание продолжалось только благодаря помощи наших дипломатов.
Экипаж яхты "Апостол Андрей" от всей души поздравляет с Новым годом своих друзей, знакомых и болельщиков, всех россиян. Желаем Вам доброго здоровья, счастья и удачи во всех Ваших начинаниях. До встречи в Новом 2002 году
4 января 2002 года, Новый год в Рио-де-Жанейро!
Вход в залив Гуанабара прикрывают форты. Мимо них мы проходим в бухту Ботофого, где расположен яхт-клуб "Рио-де-Жанейро". Причалов мало, и десятки парусных и моторных яхт стоят в бухте на бочках и якорях. Встали на бочку и мы, но когда в клубе появился российский морской консул Иван Степанович Чупилкин перешли к причалу. Наконец-то есть возможность как следует зарядить аккумуляторы.
Сегодня пятница, и поэтому первая неотложная задача - поменять деньги. Едем на Копакабану, но не в банк, а в ювелирный салон, хозяин которого Валериан Коваль - советский послевоенный эмигрант - тепло встречает земляков предлагая освежиться холодным пивом. Он решает наши финансовые проблемы, не забыв при этом продемонстрировать товар - сверкающее великолепие бразильских камней в золотой оправе.
После беседы с генеральным консулом Анатолием Алексеевичем Грачевым возвращаемся на яхту. Еще есть время прогуляться по окрестностям яхт-клуба. Урке - район, в котором расположен яхт-клуб - один из фешенебельных кварталов Рио. Здесь живут офицеры бразильской армии, здесь находится Университет и различные военные учреждения. Завершаем день прогулкой по парку, где водится "много диких обезьян", а с деревьев свисают "булки" - плоды хлебного дерева. Но долго гулять здесь нам не рекомендовали, т.к. с наступлением темноты есть большая вероятность лишиться карманных денег, фотокамеры и пр.
В яхт-клубе наш визит вызвал интерес. Члены клуба, подходили, расспрашивали, выражали свое восхищение плаванием. Кто-то из гостей вспомнил заход в Рио российского яхтсмена-одиночки Евгения Гвоздева. Яхт-клуб имеет лучший в Южной Америке флот яхт класса "Звездный" и здесь знают имя советского олимпийского чемпиона в этом классе Тимура Пинегина.
На следующий день состоялась экскурсия по городским достопримечательностям. Сначала - визит в магазин камней, который похож скорее на музей. Внизу представлено огромное разнообразие полудрагоценных камней и минералов Бразилии: агатовые щетки в человеческий рост, прозрачные кристаллы горного хрусталя... Необработанные камни продают на вес. Этажом выше - изделия из камня: фигурки, бусы, подвески и многое другое, а также картины из крыльев бабочек - техника характерная исключительно для Бразилии.
Потратив немало времени (и не только времени) среди самоцветов, мы помчались к главной достопримечательности города - 32-метровой фигуре Христа Редентора (Christo Redentor), простершего свои руки над городом с вершины горы Корковадо.
Вереница машин поднималась по крутой дороге на Корковадо до обидного медленно. Спасибо сотрудникам торгпредства Владимиру и Николаю, которые решительно выехали из очереди и, пользуясь преимуществом дипломатических номерных знаков, а также опытом общения с бразильскими регулировщиками, намного сократили время поездки. Величественный монумент, не понятно как воздвигнутый на семисотметровой вершине, и панорама города, раскинувшегося на холмах и берегах океана, не поддается описанию.
После экскурсии отобедали в шурашкарии - специальном предприятии общепита Рио, где за относительно небольшую фиксированную плату (5-6 USD) вас будут кормить без всяких ограничений. Сноровистые официанты в темпе бразильской самбы подносят нанизанные на вертела куски мяса разных видов и сортов и длинными мачете строгают его в тарелку, пока клиент в состоянии есть. Кроме мяса предлагается еще много разнообразной еды, но это уже лишнее.
Первый раз Новый год мы встретили по московскому времени в российском консульстве, куда нас пригласил А.А.Грачев. По случаю праздника в консульство приехал из Бразилиа (столицы государства) посол Василий Петрович Громов с женой. Гостем консульства был и новый настоятель православного храма Св.Зинаиды отец Павел, прилетевший три дня назад из Москвы. Праздник прошел в лучших отечественных традициях. Дети сотрудников консульства и торгпредства, всех возрастов, от тинэйджеров до грудничков, плясали вокруг елки, пели и читали стишки Деду Морозу, который одаривал их карамельками. Потом генконсул и посол поздравили присутствующих, и все подняли бокалы за Новый год в Москве. Завершили программу праздника танцы под караоке и фильм о плавании "Апостола Андрея".
Встретив Новый год по-московски, мы отправились встречать его по-бразильски - на Копакабану. Движение автотранспорта было перекрыто и нам, чтобы добраться до цели, пришлось пешком миновать два пляжа с красивыми бразильскими названиями Леблон и Ипанема.
Ручейки и потоки людей сливались в единую реку. По непроверенным данным собралось около 2 миллионов человек. И все (или почти все) в белых штанах! Экипаж "Апостола Андрея" - спасибо БАСКу! - не стал исключением. На последней секунде уходящего года все разом открыли шампанское, и над толпой поднялся фонтан брызг. От шипучего дождя невозможно было спрятаться. И в этот же миг на небе расцвели огненные цветы. Со специальной плавучей платформы перед пляжем был устроен ослепительный пятнадцатиминутный фейерверк.
Вокруг кипело веселье: пели, пили, плясали, пускали петарды. Пятикилометровый пляж, от воды до линии отелей, был заполнен перемещающимися в разных направлениях людьми. Только через два часа мы пробились через эту толпу, и усталые, но довольные вернулись на родную яхту.
Оставшиеся дни посвятили осмотру города: нового и старого, центра и окраин. Парламентский дворец и Музей современного искусства, кафедральный собор и самбодром, стадион "Маракана" и монумент морякам погибшим во Второй мировой войне... И все это на 35-ти градусной жаре. От перегрева спасли прохладительные напитки: кокос, чай мате, соки гуараньи, асаи, сахарного тростника и, конечно, пиво. Тяжелая это работа - культурный отдых.
В Рио мы провели пять суток. 2 января "Апостол Андрей" покинул город-мечту Великого комбинатора, и взял курс на столицу Уругвая Монтевидео. 3 января в 04:00 яхта пересекла тропик Козерога.
28 января 2002 года, "Апостол Андрей" покинул Буэнос-Айрес
25-го января в полдень мы простились с гостеприимным Буэнос-Айресом. Провожать нас пришли Архиепископ Аргентинский и Южноамериканский Платон, военно-морской атташе России В.Никитин, консул Ю.Чуриков, представитель Минтранса России А.Степанов. Экипаж наш увеличился на одного человека: до Антарктиды с нами дойдет директор журнала "Капитан-клуб" Алексей Старков.
Под двигателем вышли из мутных вод Ла Платы и теперь с благоприятным ветром спускаемся дальше на юг. Следующая остановка - порт Стенли на Фолклендских островах.
Закончилось наше немного затянувшееся пребывание в Южной Америке. Причина - великолепный прием, оказанный нам в Монтевидео и Буэнос-Айресе, а также мой вояж в Нью-Йорк на ежегодный ужин в Крейсерском клубе Америки, где мне была вручена медаль "Голубой воды".
29 января 2002 года, Переход Буэнос-Айрес - Фолклендские острова
Сегодня ночью "Апостол Андрей" подошел к границе наибольшего распространения айсбергов, т.е. встреча с ними становится вполне вероятной.
С каждым днем холодает. Мы идем в зоне холодного Фолклендского течения, и температура воды за ночь опустилась с 21-го до 15 градусов. А всего три дня назад она была 26 градусов. Экипаж отложил до лучших времен шорты и достал одежду из полартека. Благодаря компании "Баск" мы обеспеченны и тем и другим в полной мере.
Координаты на 14:00 GMT: 40°14' S, 56°32' W. До Фолклендских островов - следующего пункта захода - осталось 670 миль.
8 февраля 2002 года, Фолклендские острова
Во время визита на Фолькленды произошло несколько неожиданных и приятных встреч.
На следующий день после нас, в гавань пришла шхуна "Golden Fleece". Ее шкипер предложил поменяться местами у причала. Завершив операцию, мы познакомились и договорились встретиться вечером. Капитаном "Золотого руна" оказался французский яхтсмен Джером Понсе (Jerome Poncet). В 1992 году он был награжден медалью "Голубая вода" за двенадцать навигаций в антарктических водах, итогом которых стало издание справочника по этому региону. Можно сказать, что Понсе практически "открыл" Антарктиду для яхтсменов.
7 февраля нас посетил губернатор Фолклендских островов Доналд Ламонт (Donald A. Lamont) и пригласил к себе в резиденцию. Этот визит, а также приход яхты "Pelagic", стали причинами переноса намеченного было выхода.
Шкипер "Pelagic" американец Скип Новак хорошо известен российским яхтсменам - он был капитаном на советской яхте "Фазиси" в кругосветной гонке "Whitbread" 1989 года.
Вечером все три экипажа собрались на "Золотом руне". Общение затянулось далеко за полночь. И Скип, и Джером, занимающиеся сейчас чартером в этих широтах, рассказали много интересного о том, что нам предстоит увидеть.
8 февраля "Апостол Андрей" завершил свое пребывание на Фолклендских островах. В 10:00 яхта отошла от причала порта Стэнли и взяла курс на Антарктиду. До следующей нашей "остановки" - станции "Беллинсгаузен" - 670 миль.
11 февраля 2002 года, мыс Горн
Сегодня в 03:50 по судовому времени яхта "Апостол Андрей" пересекла 56-й градус южной широты. На траверзе - мыс Горн. Мыс, обогнуть который дело чести и мечта тысяч яхтсменов. В старину моряк, сделавший это, вдевал в ухо серьгу и мог сидеть в портовом кабаке, положив ноги на стол.
Наш путь лежит мимо Горна в широты более высокие и суровые, вначале 62 параллель - антарктическая станция "Беллинсгаузен", далее - Южный полярный круг.
13 февраля 2002 года, антарктическая станция "Беллинсгаузен"
Сегодня "Апостол Андрей" достиг берегов Антарктиды и в 17:20 бросил якорь в бухте Ардли напротив российской станции "Беллинсгаузен". Яхту встретил на моторной лодке и провел на стоянку начальник станции Олег Сахаров. После обмена приветствиями мы были приглашены на ужин.
К 19-ти часам за нами пришел катер, а весь коллектив станции выстроился на берегу. Под салют из ракетниц, "апостольцы" вступили на землю белого континента, открытого россиянами два века назад.
Мы бывали во всех частях Света, но более трогательной и волнующей встречи у нас не было нигде. После ужина и взаимных здравиц все переместились в станционную кают-компанию и продолжили общение. К россиянам присоединились экипаж английской яхты "2041", немецкие ученые из Йенского университета и делегация молодежи из ЮАР, которая развлекала всех национальными танцами и плясками. Увидеть в этих краях жителей самого знойного континента было неожиданно.
Другим приятным сюрпризом явилось то, что телефон "ГлобалСтар" здесь великолепно работает, хотя этого никто не гарантировал.
17 февраля 2002 года, остров Десепшен, Антарктида
Наступил уик-энд, и ничего более оригинального, чем покататься на яхте, нам в голову не пришло. Целью прогулки стал остров Десепшен, расположенный в 60 милях от станции "Беллинсгаузен". Вместе с нами отправились трое зимовщиков и начальник станции Олег Сахаров. Олег не только опытный полярник, но и заядлый радиолюбитель - его задача высадиться на Десепшен и выйти с него в эфир, "открыв" таким образом этот остров для радиолюбителей (позывной - R1ANF/P).
Десепшен - это вершина вулкана, возвышающаяся над водой до 550 метров. Кратер затоплен, но с южной стороны кольцо разорвано и в этот узкий проход шириной в пару кабельтовых, мимо высоченных скал, как между Сциллой и Харибдой могут входить довольно крупные суда. На входе мы разминулись с мурманским ледоколом "Капитан Драницын", который возит здесь туристов.
Войдя в кратер, оказываешься внутри закрытой со всех сторон бухты диаметром около 3 миль. Глубины здесь достигаю 180 м, и резко уменьшаются только у самого берега, поэтому якорных мест с умеренной глубиной немного. Выбрать место стоянки оказалось совсем не просто: волнение в бухте незначительное, но ветер достигал 16 м/с, с порывами до 20, к тому же грунт - застывшая лава и вулканический пепел - плохо держал якоря. В итоге ночь прошла в сплошных авралах: яхту трижды срывало с якоря и уносило в глубь бухты. В кромешной тьме и снежных зарядах вновь найти место можно было только при помощи GPS и радара.
Сегодня (17 февраля) день выдался ясный и солнечный. Нашему взору открылась картина, какая была, наверное, в момент сотворения мира - холмы, скалы, сложенные из вулканических пород утесы, застывшие в складках потоки лавы. Все это покрыто пеплом и усыпано обилием ноздреватых серых, черных, красных камней, кусками пемзы. И абсолютное отсутствие растительности.
Вулкан на острове еще живет. В 1930 году, после землетрясения, дно бухты опустилось на пять метров. В 1967 и 1969 годах здесь вновь наблюдалась активная сейсмическая деятельность, в результате которой появилась новая бухточка и образовался остров, исчезнувший под водой в 1974 г. Так что, у нас есть все шансы завтра проснуться посреди нового острова и стать монументом полярным яхтсменам…
Снарядили наш разъездной "Корсар" и съехали на берег в поисках горячих источников, которые, судя по лоции, есть на берегах.
P.S. "Глобалстар" к нашему удовольствию работает и здесь: в жерле вулкана на 63-й параллели.
22 февраля 2002 года, Акватория Антарктиды
Сегодня в 07:45 "Апостол Андрей" пересек 65-ю параллель. До южного полярного круга осталось 90 миль. До украинской станции "Академик Вернадский", расположенной на островах Арджентайн - 15. Сделаем попытку зайти туда, но в районе архипелага сложная ледовая обстановка.
Покинув станцию "Беллинсгаузен", яхта пошла на юг. Сначала по проливу Брансфилд, а затем проливом Жерлаш. Каждый из них отделяет, соответственно, Южные Шетландские острова и архипелаг Палмер от Антарктического полуострова, который собственно и есть материк.
Пролив Жерлаш очень живописен. Когда нет тумана, с одного борта видны высокие острова, а с другого - пики материка, покрытые снегом и ледниками. По проливу плавают голубые обломки айсбергов. Но плотность льда невелика, около одного балла.
Мы решили подойти к материку и выбрали для этого бухту Орн, которая показалась нам удобной для временной стоянки и высадки. Как оказалось, бухту приметили не только мы, с юга подходило российское судно "Академик Иоффе" с туристами. Я связался с его капитаном, и получил предложение встать под борт, после того как туристы будут высажены на берег.
Через час мы уже сидели в уютной кают-компании "Академика" за накрытым столом. Капитан Геннадий Андреевич Посконный поднял бокал шампанского за встречу и удачное плавание. Затем начались взаимные расспросы и рассказы. Время пролетело незаметно.
Наступила пора каждому идти своим курсом. Расставались с грустью. Обменялись сувенирами. Наш камбуз пополнился свежими продуктами, в частности мешком картошки, которая, как известно, в Антарктиде не произрастает.
Удивительно быстро возникают теплые чувства у людей, впервые встретившихся в этих широтах. Особенно, если они ходят и живут под одним флагом.
По веревочному трапу спустились с высокого борта "Академика Иоффе" на палубу "Апостола Андрея". Отдали швартовы и под звуки гудка ушли в начавшийся снегопад. Снег валил всю ночь, залепляя прожектор и глаза рулевого. Утром палуба была покрыта толстым белым ковром.
Новость последнего часа: подойти к украинской станции "Академик Вернадский" не удалось. Проливы архипелага Арджентайн забиты тертым льдом вперемежку с салом. Пройдя в этом месиве около мили, "Апостол Андрей" увяз. До берега оставалось еще немногим более мили. Возникла альтернатива: либо ждать изменения ледовой обстановки, либо уходить, не отведав горилки.
В этом году неблагоприятная ледовая обстановка сохраняется здесь все лето. До наступления же осени осталась всего неделя, и суда покидают этот район. Кроме того, у нас есть желание пересечь Южный полярный круг. Учитывая эти обстоятельства, экипаж яхты наступил на горло своей песне (горилка!) и развернул форштевень "Апостола Андрея" в сторону острова Петра I.
24 февраля 2002 года, Южный полярный круг
Сегодня в 08:10 пересекли меридиан мыса Горн. Теперь "апостольцы" могут по праву называть себя кейпхорнерами. Мыса мы не видели, так как прошли в тысяче километров к югу от него, но некоторые члены экипажа уже подумывают о серьге в ухе.
Погода стоит хорошая, солнечно и сухо. Воздух прогрелся до 3 градусов и вода уже +2, а не -1, как это было среди айсбергов на подходе к станции "Академик Вернадский". Температура внутри яхты +9. Ветер благоприятный. Льдов в этом районе нет, лишь ночью встретились с одиночным айсбергом. Этой же ночью над Антарктидой было довольно яркое сияние, пробивавшееся сквозь разрывы в облаках.
Яхту сопровождает стайка капских голубей, имеющих очень живописную черно-белую раскраску крыльев, напоминающую опознавательные знаки самолетов.
Координаты на 17:30 - 65°25' S; 68°33' W. До острова Петра I осталось 550 миль.
Сегодня в 18:44 по судовому времени "Апостол Андрей" пересек Южный полярный круг. До острова Петра I осталось 350 миль. Ветер попутный, снег сменяется дождем. Температура воздуха 0°, воды +1°. Встречаются одиночные айсберги. Один прошли вблизи, остальные наблюдали на экране локатора.
6 марта 2002 года, "Апостол Андрей" покинул зону Антарктиды
Координаты "Апостола Андрея" на 8:00 МСК - 53°10' S, 87°50' W. До острова Пасхи - 1800 миль.
3 марта, ночью, "Апостол Андрей" пересек 60-ю параллель и покинул район действия договора об Антарктиде, который регламентирует деятельность физических и юридических лиц южнее 60 градуса южной широты. Этот международный договор подписан нашей страной, и перед приходом в Антарктиду мы получили разрешение на крейсерское плавание в этом районе, подписанное руководителем Росгидромета А.И.Бедрицким.
Антарктическая Одиссея "Апостола Андрея" завершилась. Длилась она 20 дней, прошли мы за это время около 2 тысяч миль. Программа была интересной и насыщенной, практически все намеченное выполнили.
Мы посетили станцию "Беллинсгаузен". Вместе с ее начальником Олегом Сахаровым провели радиоэкспедицию на остров Десепшен, результатом которой стало "открытие" этого острова для радиолюбителей всего мира.
Попрощавшись с российскими полярниками, "Апостол Андрей" отправился на юг проливом Брансфилд. Здесь в 1821 году проходила экспедиция Беллинсгаузена, нанося на карту Южные Шетландские острова. Преодолев Брансфилд, мы вошли в узкий и живописный пролив Жерлаш. Из него - прямой путь в море Беллинсгаузена и к острову Петра I.
24 февраля яхта пересекла Южный полярный круг и вышла в район, где сто восемьдесят лет назад курсировали шлюпы "Восток" и "Мирный". Отсюда 17 января 1821 года русские моряки увидели берег, который они назвали Берегом Александра I. А за ним на горизонте виднелись снежные горы Антарктиды... Двигаясь далее на запад, "Апостолу Андрею" удалось спуститься на 10 миль южнее острова Петра I и достичь рекордной для яхт 69 параллели.
Плавание проходило у границы припайных льдов, среди айсбергов плотностью 5-6 баллов. Температура воды опустилась до -1°. В начале двадцатых чисел февраля в район моря Беллинсгаузена и пролива Дрейка пришел необычайно глубокий циклон. Стрелки наших барометров достигли нижней отметки и зашкалили. Западный штормовой ветер задержал дальнейшее продвижение яхты. Температура воздуха опустилась до -4° и началось обледенение. Так как намеченные задачи в целом были выполнены, мы сочли возможным и благоразумным повернуть на север.
11 марта 2002 года, "Апостол Андрей" - в ревущих сороковых.
Координаты "Апостола Андрея" на 10.03.2002 (9:00 МСК) - 42°50' S, 91°49' W. До острова Пасхи - 1300 миль..
7 марта в 7 часов утра "Апостол Андрей" перешел из штормовых пятидесятых в ревущие сороковые широты. Места эти полностью оправдывают свое название. Яхта проскочила 50-ю параллель в бейдевинд ходом в 12 узлов, под вой вибрирующего киля и свист ветра силой 16 м/с.
13 марта 2002 года, "Апостол Андрей" - покинул ревущие сороковых.
Координаты "Апостола Андрея" на 13.03.2002 (9:30 МСК) - 37°29' S, 94°01' W. До острова Пасхи - 990 миль.
12 марта в 00:30 по судовому времени "Апостол Андрей" пересек 40-ю параллель. Яхта покинула сороковые широты также как и пришла из пятидесятых: под свист штормового ветра…
Последний градус ревущих сороковых, который пришелся на понедельник 11 марта, дался непросто. Свежий воскресный вечер сменился штормовой ночью. Море засветилось. Яхта шла как в жидком огне, окутанная светящейся пеной. Гребни волн, опрокидываясь, вспыхивали во мраке, подсвечивая нам путь. Интенсивное свечение воды часто предвещает большой шторм. К полуночи ветер стал свежеть, и на стыке вахт нам пришлось зарифить грот и бизань.
К четырем часам ночи ревело уже вовсю. Сила ветра достигла 8 баллов. Я поднялся на вахту, и решили еще уменьшить парусность. Старпом и боцман пошли на бак убирать стаксель. Они еще не успели завершить эту операцию, как шквалом пополам разорвало грот. Пришлось убирать и его. Яхту, оставшуюся без парусов, начало беспорядочно швырять на волне. Руль во время бросков перекладывало с такой силой, что из рук рулевого вырывало штурвал. В один из таких рывков оборвало штуртрос (трос передающий усилие со штурвала на перо руля).
В итоге, к пяти часам утра мы остались без руля и без ветрил. Пострадал и экипаж: старпома волной протащило по баку и припечатало спиной к релингам. К счастью, все обошлось, Аркадий ничего не сломал, но в дальнейшем мог выполнять только легкую работу.
Чтобы жизнь не казалось медом, мы преподнесли себе сюрприз: доставая из закромов запасной трос, умудрились сдернуть воздушный шланг с топливного танка. Горючее полилось в яхту. Запах нефтепродуктов воздуха не улучшал, а по и так скользким от морской воды пайолам, от пролитой солярки стало не возможно ходить. Установили аварийный румпель, поставили стаксель №3 и зарифленную бизань и так дождались рассвета.
С рассветом ветер утих до 10-12 м/с. Александр Киреев заплел новый штуртрос, разорванный грот заменили на запасной. Едва успели все наладить и привести лодку в порядок, как ветер вновь стал набирать силу. К ночи мы опять шли с наглухо зарифленными парусами. Тут как раз и закончился понедельник, а с ним и "ревущие сороковые".
14 марта 2002 года, Пять месяцев в плавании!
14 марта - пять месяцев, как "Апостол Андрей" находится во второй кругосветке. Погода по случаю расстаралась: легкий попутный ветер, солнце, которого мы не видели уже больше месяца, веселые кучевые облака по всему небу, температура воды +25°, воздуха - почти столько же…
Александр Киреев снял "зимние" окна, Роман Смирных - "двери", открыли палубные люки, и океан тут же не преминул плеснуть пару ведер воды на многострадальные диваны в каюте. Но настроение у команды благодушное, и никто из-за этой неприятности не сквернословил. Доктор Александр Левин достал последнюю банку поворинских (с родины Романа Смирных) грибочков, развел "по широте" спирт, и… жизнь стала налаживаться.
Пользуясь погожим деньком, вытащили наверх намокшие вещи. Палуба стала напоминать какой-нибудь российский рынок: диваны и подушки, спальные мешки и одежда, шапки и обувь. Последней оказалось особенно много. Когда боцман делал третью ходку за своими башмаками, Киреев злобно заметил, что столько ботинок он не видел и в ГУМе. Но когда свою обувку понес капитан, Саня смог произнести только удивленное: "Капитан!.."
Написано в южной части Тихого океана в точке с координатами 34°26' S, 97°47' W. До острова Пасхи осталось 750 миль...
20 марта 2002 года, "Апостол Андрей" прибыл на остров Пасхи
20 марта "Апостол Андрей" завершил свой самый продолжительный переход: от антарктической станции "Беллинсгаузен" через южные заполярные области до острова Пасхи. Плавание было суровым, но динамичным: за 29 дней яхта прошла более 4 тысяч миль. Суточные показания лага редко бывали меньше 150 миль и дважды переваливали за 200.
Ночь накануне прихода была особенно урожайна на летучих рыб - поймали 16 штук. Попался и один довольно крупный экземпляр - 28 см.
В 17:15 бросили якорь в бухте Ханга Роа, напротив одноименного селения - административного центра острова. Меня пригласили в военно-морскую администрацию острова, где за пару часов совершили необходимые формальности. Порядки здесь довольно строгие. Чтобы посетить остров, россиянам нужно получать визы. С "Паспортами моряка" разрешили только трехдневное пребывание.
Сейчас не самое удачное время для визита: на острове свирепствует лихорадка денге. Эпидемия началась буквально на днях, но уже госпитализировано сто человек. Капитан порта и карантинные службы дали рекомендации, как уменьшить риск заражения. Так как зараза передается при комарином укусе, то советовали не носить шорты и рубашки с короткими рукавами. Хочу успокоить тех, кто за нас волнуется: смертельных случаев при заболевании лихорадкой Тенге не зарегистрировано. Да и доктор наш уже встал на тропу войны с вирусом.
О нашем пребывании на "Пупе Вселенной" постараюсь написать подробнее. Первые же впечатления таковы: остров отличается от того, который описал Тур Хейердал в книге "Аку-Аку". Там он совершенно безлесный, а сегодня - 45 лет спустя - на склонах довольно много зеленых массивов, явно искусственного происхождения. Но знаменитые статуи "моаи" все так же стоят на берегу бухты.
23 марта 2002 года, остров Пасхи
Наше пребывание на острове Пасхи, или Рапа Нуи, продолжается. Визовые проблемы были решены на второй день после моего визита в администрацию губернатора острова. Шеф иммиграционного департамента Арнольдо Туки был сама любезность, и когда я смог объяснить ему - сеньор Туки говорит только по-испански, - что прошу продлить разрешение на стоянку еще на три дня, то получил разрешение на семь. Причем было подчеркнуто, что полиция дала нам три дня, а администрация дает еще семь.
Первые дни ушли на приведение яхты в порядок после перехода, на заправку топливом и водой. Оборудованных причалов здесь нет, поэтому все пришлось подвозить на машине к берегу и дальше на разъездном "тузике" к яхте. В очередной раз с благодарностью вспомнили питерских друзей из компании "Корсар", снабдивших нас чудесной надувной лодкой, и компанию "КМТ", оснастившую лодку мощным мотором.
Скачки через океанский прибой на лодке груженной полутора сотнями литров топлива или воды занятие увлекательное, и мы отдавались ему половину вчерашнего дня. Компанию нам составили местные серфингисты.
Сегодня взяли напрокат джип и поехали осматривать достопримечательности. Рапа Нуи всемирно известен своими каменными истуканами-"моаи", когда-то сотнями стоявшими по всему острову. Потом времена изменились, и все они были повержены. Россиянам это знакомо. В 1956 году по инициативе Тура Хейердала один истукан был установлен островитянами на свое законное место. Сейчас об этом напоминает памятная табличка у ног первого "моаи".
Сегодня число установленных на свое место каменных идолов перевалило за тридцать. К ним ведет дорога, все можно осмотреть. Стоят монументы на каменных платформах носящих название "аху", впереди и по сторонам платформ ровными рядами выложены круглые камни, напоминающие клавиатуру компьютера. Островитяне живут туристическим бизнесом, продажей поделок из камня и дерева, в сотнях экземпляров повторяя фигуры "моаи", птицечеловеков и прочих персонажей прошлого. Предки обеспечили существование своим потомкам: сувенирные магазины и лавки составляют процентов семьдесят от общего числа торговых точек на острове. Остальные занимаются прокатом автомобилей, мотоциклов, велосипедов и лошадей. Каждый может выбирать себе транспорт по вкусу, и отправиться на экскурсию вглубь острова.
Рапа Нуи не велик: примерно, 10 на 20 километров. Хейердал описывал остров, как совершенно безлесный. Сегодня здесь есть деревья, обширные посадки эвкалиптов. Где мы только его не встречали это австралийское дерево, оно становится самым распространенным в тропическом поясе Земли. В бухте Анакена, единственной имеющей песчаный пляж, существует роща кокосовых деревьев. В их тени приятно утолить жажду. Дикого вида рапануец, называвший нас "амиго" (друг), с помощью полуметрового мачете разрубил орех и угостил нас кокосовым молоком.
На острове много водных развлечений: от тривиального купания в океане до серфинга и гребли на полинезийских лодках-проа (правда, сделанных из пластика). Есть снаряжение и катера для любителей погружения с аквалангом. Но все это нельзя назвать дешевым удовольствием.
Яхты здесь гости не частые, не более 15 визитов в год. Уж больно далеко от всех континентов расположен этот остров. Хейердал называл его самым уединенным местом на планете. И с ним трудно не согласиться. Если не принимать во внимание острова вроде Петра I, где никто не живет, то ближайшая суша, которую видят местные жители, это Луна. Может поэтому в древних преданиях остров фигурирует под названием "Те Пито о те Хенуа", или "Пуп Вселенной"…
Не успел я дописать эти строки, как в эфире появилась яхта, запросившая разрешение на стоянку в бухте Ханга Роа. "Пуп" ныне не тот, жизнь на острове кипит: вчера ушел чилийский военный корабль, сегодня утром пришел рыбак и теперь вот яхта
27 марта 2002 года, "Апостол Андрей" покинул остров Пасхи
Координаты "Апостола Андрея" на 27.03.2002 (7:00 МСК) - 26°57' S, 112°10' W. Удаление от острова Пасхи - 120 миль. До острова Питкэрн - 980 миль.
Закончилось наше пребывание на острове Пасхи. 25 марта в 19:30 "Апостол Андрей" поднял якорь и покинул бухту Ханга Роа. Теперь наш путь лежит во Французскую Полинезию, в архипелаг Туамоту. С конкретным пунктом захода пока не определились. Ушли с Пасхи, как уходили предки нынешних жителей острова на своих камышовых лодках-тотора - по ветру. Да вынесут нас попутный ветер и течения к какому-нибудь острову!
Ушли с Пасхи полные впечатлений от увиденного. Удивляться, стоя у ног каменных исполинов, самый большой из которых достигает в высоту 21 м, перестаешь быстро. Воображение поражает размах деятельности "длинноухих". Особенно это чувствуется на склонах вулкана Рано Рараку, где изготавливались статуи-моаи, и откуда они расходились по всему острову. Более 150 каменных изваяний, от едва начатых до почти законченных, лежат в нишах и на карнизах, вырытых на склоне вулкана. У подножия выстроились шеренги готовых статуй. Вся гора, до самого гребня кратера на высоте 150 м, представляет собой нагромождение тел и голов. Но и на гребне они не заканчиваются, а спускаются шеренгами вниз, в жерло вулкана, вплоть до густых камышовых зарослей, зеленой полосой окаймляющих озеро на дне кратера. Создается впечатление, что работа была прервана внезапно. Понять, что заставляло жителей острова веками вытесывать истуканов совершено невозможно. Число обнаруженных изваяний по всему острову приближается к тысяче.
На карнизе другого вулкана - Рано Кау - расположился город Оронго, в котором жили "птицечеловеки". Не многие места на острове могут сравниться по красоте с этим потухшим вулканом, возвышающимся на триста метров прямо на морском берегу. Диаметр кратера Рано Кау более тысячи метров. Живописное озеро на его дне сплошь заросло камышом и выглядит как зеленый ковер с голубыми пятнами воды.
Дома в Оронго представляют собой что-то среднее между землянкой и блиндажом: овальной формы, размером 2-3 на 10-15 метров. Стены сложены из каменных плит толщиной до 20 сантиметров, из таких же плит сделаны перекрытия. Крыши покрыты слоем почвы, на котором растет густая трава. Высота помещений не превышает полутора метров. Окон нет, а вместо двери - лаз на уровне земли. Протиснуться в него можно только ползком. Внутри дома украшены настенной живописью. Основной мотив - Тангата Ману. "Человек-птица". Существо с человеческим туловищем и головой птицы, руки раскинуты, будто оно вот-вот взлетит.
Вокруг селения, на скалах, есть петроглифы, повторяющие те же мотивы. Вблизи берега, у отвесной стены вулкана, расположились три островка: Моту Ити, Моту Нуи и Моту Као Као - пристанище морских птиц. На островах живут черные ласточки. Ежегодно здесь устраивались ритуальные празднества. Тот, кто вплавь преодолеет бушующий пролив между берегом и Моту Нуи, и первым найдет первое яичко ласточки, становился Человеком-птицей…
Последний вечер провели в компании латвийских яхтсменов с семидесятифутовой шхуны "Милда". Они совершают двухгодичное кругосветное плавание, и накануне пришли с острова Робинзона Крузо. Автор идеи и лидер экспедиции - бывший премьер-министр Латвии, а сегодня президент Федерации парусного спорта Марис Гайлис. Кроме Мариса на борту "Милды" семь парней, довольно крупных размеров, симпатичных и обаятельных. Капитан - бывалый яхтсмен Роландс Миллерс. Все были рады нежданно встретиться с бывшими соотечественниками. Взаимные визиты с рассказами о приключениях на разных широтах затянулись до позднего вечера. Экипаж "Апостола Андрея" получил приглашение посетить Ригу, где следующим летом будет проходить парусный фестиваль "Кати Сарк".
Мы ушли на день раньше латышей, но до Таити наши маршруты проходят по одним и тем же местам, так что встречи в ближайшем будущем не исключены.
1 апреля 2002 года, Первоапрельские "шутки" погоды
Метеобюро поддалось общему веселому настроению и включилось в розыгрыши: направление ветра, который мы имеем сегодня, отличается от обещанного в прогнозе точно на 180 градусов. А еще мы имеем трое суток дождя разной силы, от моросящего до проливного. Вчерашний ливень словно специально ждал когда у нас лопнет штуртрос, и вся команда под потоками воды будет четыре часа возиться на палубе, управляя аварийным румпелем, заводя новый штуртрос и пришивая к гроту оторванные ползуны. Однако все неудобства компенсировались хорошим ходом: за последние двое суток мы прошли почти 400 миль и изрядно продвинулись по маршруту. Кроме того, экипаж смог принять пресный душ - этого удовольствия мы были лишены с самой Антарктиды.
Через двести миль "Апостол Андрей" окажется на траверзе острова Питкэрн, с которым связанно одно из самых удивительных морских приключений, и самый, пожалуй, известный бунт на корабле. Имя мятежного корабля -"Баунти". К югу от Новой Зеландии есть архипелаг открытый капитаном Уильямом Блаем, и названный им в честь своего парусника. На необитаемых островах растут лишайники и живут пингвины. И когда из телевизора слышится томное: "Баунти" - райское наслаждение", а на экране - тропические кущи, то это скорее относится не к одноименным островам, а именно к Питкэрну. Если позволит погода, мы заглянем на этот экзотический остров. К сожалению, там нет удобных закрытых бухт и якорных стоянок.
3 апреля 2002 года, Остров Питкэрн
3 апреля в 20:00 "Апостол Андрей" бросил якорь в бухте Баунти на острове Питкэрн, в 1100 милях к западу от острова Пасхи. Питкэрн невелик - всего 5 квадратных километров. Остров покрыт пышной растительностью. Ландшафт гористый, главная вершина имеет высоту 305 метров. Берега высокие, утесистые и, за исключением двух участков, практически неприступны. У одного из таких участков мы и стоим. Назвать это бухтой можно лишь условно - абсолютно открытое океану пространство. И хотя ветер слабый, волны зыби сильно раскачивают яхту. Время от времени, не давая расслабиться дежурным, ползет якорь, и вся команда поднимается на авральные работы.
Открыл остров англичанин Картерет. Нанося Питкэрн на карту, он ошибся почти на 200 миль, и остров был утерян до той поры, пока на него не наткнулись мятежники с "Баунти".
Бриг "Баунти" был послан британским адмиралтейством на Таити за саженцами хлебного дерева. Командовал кораблем лейтенант Уильям Блай: 36 лет, железная воля, железное тело, исключительное знание моря и безграничная вера в себя. Его представления о долге задавили в нем всякое чувство. Порядки на борту граничили с жестокостью.
Плавание оказалось не легким. Попытка пройти в Тихий океан, обогнув мыс Горн, не увенчалась успехом. Непрекращающиеся встречные штормы вынудили Блая повернуть назад и идти к мысу Доброй Надежды. После стоянки и ремонта в южной Африке, Блай повел бриг на восток, пересекая Индийский океан по сороковой параллели. Это, пожалуй, первое плавание в тех широтах в зимние месяцы. На этот раз сильные ветры и течения были попутными и способствовали продвижению вперед. В октябре 1788 года парусник бросил якорь в бухте Матаваи на острове Таити.
Таитяне приняли мореплавателей сердечно, еще горячей встретили их местные девушки. Кончились долгие месяцы лишений, голода, опасного пути по неизведанным водным просторам. Романтическая легенда о "последнем рае", которую создали еще моряки Кука, оказалась правдивой. Шесть месяцев простоял "Баунти" на Таити (саженцы были собраны за несколько дней!), пока вновь поднял паруса. Многие не хотели покидать этот рай. Железная корабельная дисциплина, свист плеток, суровые наказания, изнуряющая работа слишком резко контрастировали с воспоминаниями матросов о днях проведенных на острове.
Атмосфера с каждым днем становилась все тягостней. Бунт вспыхнул 28 апреля 1789 года, две трети матросов поддержало мятежников. Командование кораблем принял помощник капитана Флетчер Кристчен. Блая и еще восемнадцать человек снабдили небольшим запасом воды и продовольствия, высадили в шлюпку и оставили на волю волн.
Кристчен понимал, что английская карательная экспедиция ждать себя не заставит, поэтому путь назад на Таити им был закрыт. После раздумий было решено отправиться на остров Тубуаи. Но местные жители, включая девушек, приняли чужеземцев прохладно. Мятежники вернулись на Таити и придумали легенду об исчезновении капитана Блая. Райская идиллия началась вновь, но мысль о том, что рано или поздно Адмиралтейство вспомнит о своем корабле, не давала бунтовщикам покоя. Ведь искать исчезнувший бриг будут именно на Таити.
Закупив пятьсот свиней, коз и кошек, прихватив таитянских девушек, Флетчер Кристчен и его люди вновь приплыли на Тубуаи. Этот остров готовил скитальцам одни неприятности: англичане скоро втянулись в междоусобную войну. В конце концов, они бросили недостроенную крепость, и во второй раз вернулись на Таити.
Через некоторое время Кристчен опять засобирался в дорогу. Мысль о грозящем возмездии не давала ему покоя. Но мнения его людей разделились. Матросы, участвовавшие в мятеже против воли, и несколько зачинщиков бунта решили остаться на Таити.
За Кристченом последовало восемь человек. На судне был устроен "прощальный вечер": матросы пригласили девушек, а с наступлением ночи подняли якоря ушли в океан. На этот раз Таити они покинули навсегда. Женщин на борту оказалось больше чем моряков. Каждый выбрал себе подругу по вкусу, остальных высадили на ближайшем острове. Кроме того, экипаж пополнился шестью полинезийцами.
Долго носило "Баунти" по водам Полинезии, пока он не наткнулся на остров, отвечавший всем требованиям Кристчена. Земля была необитаема, на ней росли хлебное дерево, бананы и ямс. Это и был остров Питкэрн.
Чтобы никто не смог покинуть остров, Кристчен сжег "Баунти". Питкэрн поделили на девять участков (полинезийцам земли не досталось), построили хижины и зажили, как казалось, мирно. Но снова возникли проблемы из-за женщин. На остров прибыли пятнадцать мужчин и двенадцать женщин. Две из них вскоре умерли. Вдовцы-англичане присвоили себе жен полинезийцев, а их самих сделали рабами. Началось кровопролитие и через три года на острове осталось всего четыре англичанина.
Теперь женщин стало даже больше чем мужчин, но возникли проблемы другого характера. Один из моряков, работавший когда-то на спиртовом заводе, умудрился соорудить самогонный аппарат и освоить производство напитка из корней местного растения. В итоге он загнулся от запоя. Его собутыльника убили соотечественники: Янг и Смит. На острове воцарился мир. Двое оставшихся в живых англичан навели на Питкэрне порядок, и даже открыли школу для многочисленных потомков. Вскоре Янг умер от воспаления легких. Так королем острова и супругом всех десяти женщин стал Александр Смит - единственный мужчина на Питкэрне. Вел он благочинную жизнь, воспитывал детей, регулярно проводил богослужения, а впоследствии назвал себя Джоном Адамом.
В 1808 году у острова случайно задержалось американское промысловое судно "Топаз". Его капитан Фолджер и поведал миру о "христианском рае" созданном человеком, которого в Англии ждала виселица. Смит-Адам правил Питкэрном целых тридцать лет. Английские власти помиловали его. В память о нем на острове назвали поселок Адамстаун.
Мятежники с "Баунти" высадились на необитаемый остров, но не они были первыми жителями Питкэрна. Кристчен и его товарищи обнаружили полинезийские культовые платформы с человеческими черепами и несколькими небольшими статуями, отдаленно напоминающими великанов острова Пасхи. До сих пор на острове можно найти каменные орудия труда и охоты: рубила, наконечники для копий и гарпунов, и пр. У подножия высокой кручи на северном берегу имеются наскальные рисунки. Других свидетельств древней культуры практически не сохранилось. Потомки мятежников - добрые христиане - чтобы очистить остров от чужих богов разрушили культовые стены, разбили и выбросили в море скульптуры.
Об этом ни слова не говорится в путеводителе по острову. Зато из него можно узнать, что остров еще два раза становился необитаемым. Первый раз - в 1831 году, вскоре после смерти Джона Адама. Тогда всех жителей острова вывезли на Таити. Королева Помаре IV и ее подданные радушно приняли гостей и обеспечили всем необходимым. Но переселенцы не чувствовали себя дома, к тому же они не имели иммунитета против инфекционных болезней, подстерегавших их на новом месте.
Ровно через месяц умирает Четверг Октябрь Кристчен I - старший сын Флетчера Кристчена, первый ребенок родившийся на Питкэрне. В течение двух месяцев умирает еще десять человек. Через полгода питкэрнцы нанимают судно и возвращаются на родной остров.
К 1850 году число жителей достигло 156 человек и продолжало быстро расти. В Англии вновь заговорили о переселении островитян. Объясняли его опасением скорой нехватки земли и тем, что после оползня 1845 года, от берегов острова ушла рыба. Теперь питкэрнцев решили перевезти на необитаемый остров Норфолк, расположенный недалеко от Австралии. Во второй раз, 193 жителя покинули остров в 1856 году.
Но ностальгия не оставляет их в покое. В 1859 и 1864 годах 43 человека вернулись обратно. Вернулись к разоренным домам и могилам, к одичавшим домашним животным.
Хозяйство наладили вновь. К 1936 году число островитян достигает наибольшей численности - 200 человек. После этого население острова неуклонно уменьшается и сегодня составляет около 40 жителей. В основном это люди среднего и пожилого возраста. Молодежь живет на острове до 16 лет. В этом возрасте подростки оканчивают школу. Дальнейшее обучение происходит в Новой Зеландии. Назад редко кто возвращается.
Язык островитян представляет удивительную собой смесь английского 18 века и старого полинезийского. С приезжими питкэрнцы говорят на чистом английском, но понять что-либо, когда они общаются между собой, невозможно. В качестве иллюстрации приведу пару расхожих фраз по-английски и на pitkern:
- How are you? (Как дела?)На местном наречии: Wut a way you?
- How many people live on Pitcairn? (Сколько человек живет на Питкэрне?)Питкэрнцы говорят: Humuch sullen levan on Pitkern?
- I don't know. (Я не знаю.)Жители острова скажут: I kawa.
Язык этот тоже умирает. Пожилые питкэрнцы проводят в школе специальные уроки, чтобы как-то поддержать его. Забавно: началом образования на Питкэрне считается обучение... Джона Адама грамоте. Будущий король и благодетель острова был неграмотным матросом, и мичман Эдвард Юнг обучал его по Библии.
До 1964 года на Питкэрне не было механических транспортных средств. В 1965 завезли два первых трактора, потом на парашюте сбросили бульдозер. С его помощью проложили грунтовые дороги. Сегодня, как я уже говорил, здесь преобладают квадроциклы. Снабжение осуществляется при помощи проходящих судов. День, когда это происходит, называется "Supply Ship Day" - день судна снабжения. Как раз его нам и посчастливилось наблюдать. Все, от мала до велика, заняты перевозкой грузов. "День снабжения" наступает три-четыре раза в месяц. Яхты заходят реже - мы были третьими в этом году.
Связь с остальным миром осуществляется как традиционной почтой, которую забирают те же суда, так и по телефону. Первая почтовая марка была выпущена в 1940 году. Сейчас на острове происходит пять филателистических выпусков ежегодно. Половину доходов остров получает от продажи марок. Для телефонии и интернета используются каналы спутниковой связи "Инмарсат-М". Дорогая связь стимулировала развитие радиолюбительства. На Питкэрне зарегистрировано одиннадцать радиолюбителей - практически в каждой семье. Для связи на самом острове используют морские радиостанции УКВ-диапазона. При подходе к острову переговоры жителей можно слышать миль за тридцать.
На Питкэрне не раз менялся "государственный строй": период междоусобиц при Кристчене, патриархальное правление при Адаме, анархия после его смерти. В 1932 на остров высаживается пуританин Джошуа Хилл. Он объявляет себя посланцем английского правительства и устанавливает диктатуру. Хилл уничтожает самогоноварение и разрабатывает систему наказаний за провинности. Вплоть до тюремного заключения. Период диктатуры продолжался по 1838 год, пока Хилла силой не увозит с острова английский военный корабль. В том же году принимается первая конституция острова, и он формально входит в Британскую империю.
Сегодня Питкэрн - центр тихоокеанских владений Великобритании. Кроме него эти владения включают: остров Хендерсон, атоллы Оэно и Дьюси. Все они необитаемы. Управляет владениями Губернатор Питкэрна, он же Верховный Комиссар Великобритании в Новой Зеландии. Соответственно офис его находится в Веллингтоне. Губернатор назначает мэра, почтмейстера, офицера коммуникаций и полицейского офицера. Жители избирают местный комитет из четырех консулов и председателя.
Со времен Адама жители были приверженцами Англиканской церкви. Но в 1886 году на остров высадился мистер Джон Тэй - миссионер церкви Адвентистов Седьмого дня. Своими проповедями он склонил островитян к смене религии. На радостях адвентисты из США снарядили миссионерский корабль, и окрестили всех жителей в прибрежной лагуне. А заодно, чтобы избавить их от соблазна есть свинину, перебили всех свиней. С тех времен жители едят в основном вегетарианскую пищу и изредка - если удается поймать животное - мясо козлов. Одну содранную шкуру и копытца мы видели в лесу по пути к пещере Кристчена.
Стало понятным, почему нам предлагали купить мороженых уток, ошибочно завезенных на остров. Островитяне их тоже не едят. Как, оказывается, важно правильно выбрать религию, чтобы не пришлось всю жизнь ходить трезвым, собирать корешки и гоняться за козлами по горным кручам. Публичных праздников на острове всего три: Новый год, Рождество и День "Баунти" - 23 января. В этот день на острове объявляется выходной. Для детей устраивается водный праздник. Накрывается большой стол, и с наступлением темноты, в память о событиях двухсотлетней давности, сжигается модель легендарного парусника.
4 апреля 2002 года, "Апостол Андрей" покинул Питкэрн
Утром 4 апреля на маленьком причале бухты Баунти царило необычайное оживление. Все трудоспособное население Питкэрна съехалось сюда на своих квадроциклах (четырехколесных полноприводных мотоциклах) - основном транспортном средстве островитян. Владельцы спускали на воду свои "longboats" - двенадцатиметровые металлические мореходные катера.
Суета была связана отнюдь не с первым приходом на остров российской яхты, а визитом грузового теплохода "Мельбурнская звезда". Выгружались продукты, стройматериалы, топливо и т.д. Про нас тоже не забыли, и когда мы съехали на берег, то внушительных размеров молодая женщина пообещала довезти нас до поселка. Комично, наверное, мы смотрелись со стороны: дама посередине, мы с доктором, как пажи, за ее спиной, и двое полуторагодовалых мальчишек впереди, в пластмассовой корзине над рулем.
Дорога поднимается довольно круто вверх и после утреннего ливня покрыта слоем раскисшей глины. Комья грязи летят из-под всех четырех колес, и мне приходит мысль, что белоснежные шорты, пошитые "БАСКом" специально для тропиков, не совсем уместны на этом острове. В этом я окончательно убедился после того, как пару раз навернулся, осматривая достопримечательности. Шорты мои приобрели цвет местной почвы. Очень, кстати, плодородной. На острове буйство тропической растительности. Банановые деревья (язык не поворачивается назвать это травой) достигают десятиметровой высоты. Папайя, манго, кокосы все это в изобилии, стоит только протянуть руку. Кокосы время от времени падают с оглушительным звуком, заставляя думать о том, что доктору вместо того, чтобы пичкать экипаж таблетками от малярии, надо было выдать каждому по строительной каске.
Между тем нас довезли до какого-то дома, и наша возница, сказав, что ее мать ждет нас, отправилась вниз за старпомом. Не совсем понимая, зачем нам ее мать, мы с доктором прошли внутрь дома.
Женщина средних лет пригласила нас в гостиную. Сказала, что зовут ее Кэрол, и что она правнучка в шестом поколении самого Флетчера Кристчена. Кроме того, она супруга председателя коммуны Джея Уорена, осуществляющего власть в отсутствие мэра Стивена Кристчена. Мэр отъехал в Новую Зеландию. В итоге, все вопросы: от отметок в паспортах и оплаты сборов (9 долларов с человека), до почтовых отправлений и гашения марок, мы решили с Кэрол. Причем при возникновении следующего вопроса Кэрол шла в соседнюю комнату за очередным обшарпанным кейсом, из которого извлекались штампы, квитанции, конверты и марки. У Кэрол же мы купили хлеб ее собственной выпечки, кое-какие продукты, овощи и сувенирные поделки из дерева миру. Последнее дерево этой породы было срублено на острове более полувека назад, теперь за ним ездят на соседний необитаемый остров Хендерсон.
Покончив с делами, отправились осматривать достопримечательности. Начали с прогулки по главной улице и центральной площади. На площади расположены церковь, "дом культуры", почта и комната секретаря коммуны. Здесь же корабельный якорь с "Баунти", а в церкви историческая Библия - подарок молодому Кристчену от его матери. Народу не было никого - все на разгрузке, - но двери открыты, и мы имели возможность всюду заглянуть.
Далее осмотрели госпиталь и школу, в которой два ученика азартно играли на компьютере. Увидев нас, подошла учительница. Она - новозеландка, направлена правительством на этот остров и работает на нем уже десять лет. В школе всего шесть учеников, а всего остров населяет около сорока человек. Учительница открыла нам музей, в котором выставлены экспонаты рассказывающие об истории острова, найденные орудия каменного века. Ведь мятежники были отнюдь не первыми жителями Питкэрна. Осмотрев музей, прошли к могиле Джона Адамса, а от нее к пещере в которой скрывался Кристчен во время усобиц. На этом все достопримечательности закончились, и мы отправились на яхту. По пути заглянули к Джею и Кэрол - поблагодарить за гостеприимство и купить в дорогу меда местного производства. Мед, сушеные фрукты и сувенирные поделки - основа островного экспорта. Кроме того, всемирно известна местная филателистическая продукция.
Джей любезно подвез нас к бухте, за что мы ему были очень признательны, ибо дорога вновь раскисла после очередного тропического ливня.
В 20 часов "Апостол Андрей" поднял якорь, и мы покинули удивительный остров. Но при полном отсутствии ветра далеко уйти не удалось. Спустя 12 часов мы были в 20 милях от острова и могли продолжать любоваться им издали. А вскоре услышали в эфире переговоры между берегом и латвийской яхтой "Милда". Они сменили нас на рейде бухты Баунти. Я пообщался с капитаном Марисом Гайлисом, и договорился о встрече на островах Туамоту, куда теперь лежит наш курс.
10 апреля 2002 года, По островам Французской Полинезии...
10 апреля "Апостол Андрей" покинул остров Мангарева и взял курс на Маркизские острова.
На Мангареве, в чудесной лагуне окаймленной горами, мы провели немногим более двух суток. В отличие от Пасхи и Питкэрна эти острова более посещаемы яхтсменами. На рейде Рикитеа стояло семь яхт. Кроме наших попутчиков - латвийской яхты "Милда", - было еще два семейных экипажа: один с Аляски, второй - французско-вьетнамский. Вьетнамка Туэн в свое время закончила МГУ и хорошо говорит по-русски. На остальных яхтах признаков жизни либо не было, либо они были незначительны.
Первый день стоянки мы посвятили знакомству с поселком и островом. Оформление прихода заняло несколько минут. В жандармерии предложили заполнить декларацию, содержащую сведения о яхте и экипаже. Первый экземпляр бланка сложили втрое и, объяснив, где находится почта, попросили отослать его на Таити. Еще попросили не забыть отметить паспорта перед отходом. Мне вспомнилось, что также легко и непринужденно проходила процедура оформления в самой Франции.
Чистый и уютный поселок Рикитеа утопает в цветах и тропической зелени. В южной его части, как памятник миссионерской деятельности в Полинезии, высится огромный собор. В начале его строительство, население острова составляло более 5-ти тысяч человек. К концу этой великой стройки осталось 500. И сегодня все население Мангаревы и близлежащих островов можно разместить в этом соборе, который мы, кстати, открытым не видели.
Прогулка через перевал на другую сторону острова доставила настоящее наслаждение. Лес сухой, светлый и прохладный, много хвойных деревьев, напоминающих сосну, но с длинными и неколючими иглами. По берегу, вокруг острова, идет хорошая дорога. Вдоль дороги растут кокосовые пальмы, грейпфруты, хлебное дерево и бананы. Грейпфруты не уступают в размерах кокосовым орехам и удивительно сочные. Райское наслаждение утолить жажду свежим кокосовым соком. Нужно только иметь хороший тесак, чтобы срубить макушку ореху.
На коралловых рифах по всей лагуне стоят домики на сваях. Живут в них полинезийцы, которые занимаются выращиванием и добычей знаменитого таитянского черного жемчуга.
9 апреля ожидался приход военного корабля. Население поселка готовило специально к этому визиту представление. К 15-ти часам на пристань въехала машина с музыкантами, играющими на народных инструментах. Отовсюду стал стекаться народ: местный и яхтенный. Всеобщее внимание привлекали девушки в полинезийских нарядах. На танцовщицах были юбки из каких-то древесных волокон напоминающих солому, грудь закрывали изделия из ракушек. Украшениями служили гирлянды из цветов. После часового ожидания, выяснилось, что корабля не будет. Огорченные зрители начали расходиться. Но участники праздника решили: раз уж все готово, то почему бы и не развлечься.
Все переместились во двор мэрии. На ступенях расположился ансамбль, во дворе танцовщицы. После музыкальной увертюры было исполнено три танца, а затем в круг вовлекли зрителей, основу которых составляли российские и латвийские яхтсмены. Особый успех имели пляски механика с "Милды" и нашего доктора, исполнившего что-то вроде гопака. Танцы бравых моряков вызвали бурное веселье у местного населения, а детворе дали повод для передразнивания. Яхтсмены были вознаграждены гирляндами из благоухающих цветов и приглашены к накрытому столу. Стол был сервирован всевозможными тропическими плодами, тем, кто испытывал жажду, предлагались молодые кокосовые орехи.
С наступлением ранней тропической ночи праздник закончился, и яхтсмены направились к своим лодкам, обмениваясь впечатлениями на пяти языках. Только на родном языке Туэн никто не мог говорить.
Сегодня поутру экипажи латвийской и российской яхт решили совершить совместное погружение с аквалангами лидеров двух экспедиций: Мариса Гайлиса и автора этих строк. Латвийская сторона любезно предоставила снаряжение. Марис, как опытный аквалангист, взял на себя роль инструктора. Главный итог: обе экспедиции не остались без руководителей. В полдень яхты вместе покинули бухту Рикитеа. За барьерным рифом наши пути разошлись, "Милда" ушла в сторону Таити.
Подняв паруса, мы стояли с прохладными благоухающими венками на шее. Традиция требовала бросить их в океан и пожелать себе еще раз вернуться на эти очаровательные острова. Пять белых и красных венков закачались на волнах в кильватере "Апостола Андрея"…
11 апреля 2002 года, Атолл Мария.
Вчера "Апостол Андрей" посетил атолл Мария, расположенный в девяноста милях к северо-западу от островов Мангарева. Удалось осуществить свою давнюю мечту - побывать на классическом коралловом атолле. Мария имеет классическую кольцевую форму с лагуной внутри. Прохода в лагуну нет. Атолл невелик: овал размером три на четыре мили, наиболее высокие южная и юго-восточная части возвышаются над морем на 4 метра.
"Апостол Андрей" с трудом зацепился якорем на крутом склоне у северного берега острова. Это место оказалось наиболее удобным для высадки на берег. Слабый ветер дул от острова и способствовал нашей затее.
Атолл почти сплошь порос кокосовыми пальмами и различными кустарниками. Густая переплетенная трава местами поднимается выше колена. Чтобы пройти внутрь, к лагуне, приходится буквально продираться сквозь нее. В траве, по полусгнившим кокосам, снуют ярко-красные пальмовые крабы. Свое название они получили за способность залезть на верхушку пальмы и перекусить своими клешнями ножку, на которой подвешен орех. За это их еще зовут пальмовыми ворами. Чтобы защитить культивируемые посадки, на стволы растений надевают металлические трубы. Скользкая поверхность не дает крабам подняться на пальму.
Пальмы в основном высоки и орехи недоступны. Удалось, однако, найти парочку деревьев высотой метра три-четыре и набрать три десятка кокосовых орехов разной степени зрелости. Когда возвращались на яхту, наш тузик был доверху загружен орехами.
На мелководье по краю лагуны расселились тридакны. Когда раковины приоткрыты, то их зигзагообразные края красиво окаймлены синим, фиолетовым или зеленым. У тридакны мощная мускулатура, крупные экземпляры в состоянии удержать под водой аквалангиста, сунувшего по неосторожности руку внутрь створок. Здесь тридакны небольшие: всего сантиметров пятнадцать-двадцать в поперечнике, но гладкое лезвие ножа зажимают с такой силой, что можно поднять раковину из воды, и она не соскользнет. Увидев на берегу людей, к кромке воды подплыли четыре акулы размером около метра. Хищницы сопровождали нас пока мы шли вдоль уреза воды. Есть ли в глубине лагуны экземпляры крупнее, узнать не довелось.
В конце прогулки капитан задел рукой висевшее под пальмовым листом гнездо диких пчел, был тут же атакован ими, и, получив с десяток укусов, с воплем промчался по джунглям, ломая по пути кустарники и мелкие пальмы. Это происшествие, однако, не испортило хорошего впечатления и удовольствия полученного от прогулки по острову. По крайней мере, экипажу. В 18:00 яхта подняла якорь и, еле движимая слабым ветром, взяла курс на группу атоллов под общим названием Актеон.
12 апреля 2002 года, Группа атоллов Актеон.
Рассвет 12 апреля "Апостол Андрей" встретил в группе атоллов Актеон. Входят в группу атоллы Тенараро, Ваханга, Тенарунга и Матуреи-Вавао. Первые три расположены близко друг к другу на одной линии, четвертый немного поодаль.
Ветра практически не было, прогноз обещал штиль и на ближайшее время. Решили: чем хлопать парусами в безветрие посреди океана и смотреть на острова со стороны, лучше высадиться на какой-либо из них. Ближе всех к нам был Тенарунга, и, убрав паруса, под мотором мы пошли к нему.
Встали на якорь, как рекомендуется в лоции, у северо-восточного берега острова. Боцман спустил на воду тузик и отправился на разведку прохода через прибрежный риф. Тем временем на берегу показались три полинезийца. Они подавали знаки, которые мы расшифровали, как предложение перейти на яхте за мыс к северному берегу. Не дождавшись от нас ответной реакции, один из них прыгнул в полосу прибоя и поплыл в нашу сторону. Боцман подобрал его в тузик и подвез к яхте. Поднявшись на борт, абориген, как смог, объяснил нам, что надо перейти в другое место. Мы подняли якорь, и пошли в указанном направлении. За мысом нашим взорам открылась деревушка из нескольких домиков. На видном месте стоял флагшток с двумя флагами: французским и полинезийским. Мы тоже подняли под краспицу французский триколор, и, сопровождаемые нашим новым знакомым, вдвоем с боцманом съехали на берег.
На берегу нас встретило десятка два полинезийцев. Я поздоровался по-французски (почти весь мой словарный запас), мне дружно ответили, и каждый подошел пожать руку. Затем вперед вышел средних лет полинезиец и представился отцом Джоэлом. Священник хорошо говорил по-английски и сказал, что те, кого мы видим - это сборщики копры, съехались на сезон с соседних атоллов, сам же он с Таити, и является старшим на этих островах. Затем он пригласил нас пройти в строение, которое служит, по-видимому, столовой, и усадил за стол. Подали кокосовые орехи. Утолив жажду, я представился и написал свое имя и название яхты. Отец Джоэл, услышав название яхты, поинтересовался, христиане ли мы и почему так названа яхта. Я рассказал ему историю наречения яхты и о благословении Патриарха. Падре заговорил об иконах и сказал, что в память о первом визите русской яхты, хотел бы иметь православную икону, которую поместит в церкви.
Завершив церемонию знакомства, пошли осматривать поселок. Среди кокосовых пальм расположился с десяток строений из жести и шифера. Три дома выделялись: здание церкви Святого Габриэля, небольшой магазин, а также здание, где копра хранится перед отправкой. Построены они капитально, из бетона. На берегу океана находятся стеллажи, для просушки копра на солнце.
Пройдя деревушку насквозь, мы вышли на берег внутренней лагуны. Там был небольшой бетонный пирс и алюминиевая лодка с подвесным мотором. Падре рассказал, что сейчас они живут уже лучше, чем несколько лет назад, и продолжают развиваться. Кроме кокосов сажают цитрусовые, пытаются разводить помидоры. Поставили два улья для диких пчел, тех самых, что меня покусали накануне. В планах Джоэла построить на берегу лагуны кафе для посещающих остров яхтсменов. На будущий год установят спутниковый телефон, а пока связь с окружающим миром осуществляется при помощи радио. Обращает внимание чистота и порядок в поселке, а также дисциплина. Перерыв, в который мы прибыли, закончился по свистку, и все вновь приступили к работе.
Заготовка копры длится с марта по сентябрь. В работах заняты от 25 до 40 человек, которые собирают 120-140 тонн кокосовой мякоти за сезон. Урожай отправляют на Таити на мануфактуру, где копру перерабатывают в кокосовое масло и мыло. Отходы идут на корм свиньям.
Нагруженные кокосовыми орехами, грейпфрутами, лобстерами и травой Ти, которую здесь используют вместо чая, и которая имеет приятный и необычный вкус, мы с боцманом вернулись на яхту, чтобы отпустить остальной экипаж на берег.
Старпом с доктором отсутствовали два часа, и вернулись довольные. Рассказали, что им довелось отведать сырых тридакн и как они вкусны под лимонным соком. Эх, не знали мы накануне, на атолле Мария - там этих тридакн изобилие, - о том, что этих моллюсков можно есть. Щедрый падре одарил ребята несколькими рыбинами ядовитого синего цвета. Как оказалось, это рыба-попугай, съедобная и вкусная.
Александр Киреев достал из "запасников" икону Иоанна Кронштадтского, и мы поехали еще раз на берег - поблагодарить островитян за гостеприимство и попрощаться. Икону и яхтенные сувениры я передал падре, мы тепло попрощались.
Штиль закончился, и подгоняемый попутным ветерком "Апостол Андрей" пошел дальше на север. Тонкая полоска атолла растаяла в сумерках, и только маяк еще долго мигал нам вслед.
14 апреля 2002 года, Полгода в плавании!
Ровно шесть месяцев, как "Апостол Андрей" покинул Санкт-Петербург и Россию. За кормой осталось более 15 тысяч миль. Впереди - почти столько же. Мы посетили девять стран, и пять частей света. Достигли рекордной для яхт широты в Антарктиде. Плавание протекает в соответствие с намеченным планом и практически по графику. Серьезных происшествий не было, яхта в хорошем состоянии. Экипаж бодр, здоров и с оптимизмом смотрит в будущее.
По случаю полугодового юбилея доктор Александр Левин приготовил праздничный обед, в меню которого входило:
" салат "Оригинальный" из авокадо, с печенью трески и яйцами (собственный рецепт доктора);
" суп "Царицынский" фасолевый (рецепт народный, тушенка из мясокомбината "Царицыно");
" рыба-попугай запеченная в банановых листьях (рецепт полинезийский, их же рыба и листья). На гарнир - жареный таро;
" десерт: кокосы, грейпфруты, гранаты, маракуйя;
" прохладительные напитки: сок кокосовый, охлажденный настой травы Ти.
18 апреля 2002 года, Маркизские острова.
К острову Нуку-Хива мы прибыли в ночь на 18 апреля. С рассветом "Апостол Андрей" вошел в бухту Таиохаэ и встал на якорь напротив одноименного селения - административного центра Маркизских островов.
Приход был приурочен ко дню рождения нашего уважаемого доктора Левина Александра Борисовича. Экипаж тепло поздравил своего товарища и занялся судовыми работами, а капитан и юбиляр съехали на берег - оформить приход и подготовить местную общественность к празднику.
Визит к жандармам начался с конфуза. Столь любезные на Мангареве, на Нуку-Хива служители закона вознамерились заставить нас получить визы. Это совершено не входило в наши планы. По полинезийским правилам, кроме оплаты виз, нужно внести депозит в размере стоимости билета до Парижа, США или Австралии. Ни в одном из этих мест ни у кого из экипажа никаких дел не было. Поэтому, сославшись на Паспорт моряка и прецеденты этого года в Бресте и на Мангареве, а так же 1997 года на Кергелене, мы платить отказались.
После консультаций с Таити и Мангаревой, нам предложили к вечеру уйти. Я объяснил, что вряд ли это будет возможно и показал на именинника. Жандарм согласился, что это серьезный аргумент и разрешил стоять два дня, но на берег не сходить. Запрет распространялся на весь экипаж, кроме капитана. Ему объяснили, что после праздничного стола у русских принято народ посмотреть и себя показать, а одного капитана отпускать будет опасно. В результате, нам отдали поселок на разграбление на два дня. На остальную часть острова наложили табу (полинезийское слово, означающее запрет). Больше из этого солдафона ничего выжать не удалось. Сказав, что раз так, то мы кладем на их остров свое табу, мы расстались с жандармом, довольные друг другом. Вслед он крикнул, чтобы я не забыл придти к нему завтра до 17:00 и оформить выход. Самое смешное, что когда на следующий день я явился пред его светлые очи, то минут десять вновь объяснял ему, зачем пришел. Хорошие ребята, эти французы!
За препирательствами с жандармами незаметно подошло время обеда. Чтобы не раздражать недоброжелателей, не буду оглашать всего меню, скажу только, что гвоздем стола были окрошка "Тихоокеанская", где вместо кваса используется сок кокосового ореха (идея старпома, работа доктора), и куриный копчик, который, как считают в Полинезии, обладает магическим свойствами.
Гористый, изрезанный бухтами и каньонами остров Нуку-Хива очень живописен. Бухта Таиохаэ - одна из самых удобных в Полинезии. Заходить в нее, в отличие от сложных извилистых фарватеров на атоллах, очень просто. В день приходит и уходит три-четыре лодки. После нас в гавань вошел 80-ти футовый гоночный шлюп под английским флагом. Двадцатиметровый грот "Апостола Андрея", до этого самый высокий на рейде, едва достигал середины его мачты.
Количество одновременно стоящих на якоре яхт переваливает за два десятка. Много американцев, есть два швейцарца. Забавно видеть яхты из этой "морской" державы на другом конце земли. Только российский флаг реет в гордом одиночестве.
Из поселковых достопримечательностей нам удалось увидеть только церковь и парк с древними изваяниями. Церковь - просторная и светлая, непривычной архитектуры. Врата, алтарь, распятие, сцены из жизни Христа - все из дерева, резное, выполнено местными мастерами. Сегодня резчики живут тем, что изготавливают для туристов деревянные и каменные копии древних статуй. Цены неприятно удивляют.
Изваяния Нуку-Хивы совершенно не похожи, ни на "моаи" острова Пасхи, ни на что другое виденное нами ранее. Кому-то своими огромными глазищами они напоминают инопланетян, кому-то, видимо, тем, кто служил в армии - противогаз.
Впервые исследовала и определила возраст изваяния - около 13-го века - экспедиция Тура Хейердала. На Нуку-Хиве нас застала скорбная весть о кончине это великого человека. Перед заходом на остров, я как раз перечитывал страницы его книги, посвященные Маркизам и находкам здесь. Наш экипаж очень благодарен этому великому путешественнику и ученому. Его книги служили нам путеводителями по Полинезии. Лично для меня описание плавания на "Кон-Тики" стало той "заразой", которой я заболел еще в детские годы, и которая теперь привела меня в эти места. Так получилось, что нынешний путь "Апостола Андрея" почти совпал с маршрутом экспедиции Хейердала 1956 года: Пасхи - Питкэрн - Мангарева - Нуку-Хива. Не зашли мы только на Таити…
Отпущенное нам время закончилось. Надо спешить на север. До Камчатки еще долгих 5 тысяч миль, а экваториальные широты не балуют ветрами. 19 апреля в 20 часов 10 минут "Апостол Андрей" поднял якорь и отправился дальше по просторам Тихого океана. Следующая остановка - Гаваи.
25 апреля 2002 года, "Апостол Андрей" пересек экватор.
25 апреля в 05:10 "Апостол Андрей" пересек экватор и вернулся в родное северное полушарие. Для нас наступила весна. Каждые пять лет "Апостол Андрей" пересекает экватор в Тихом океане и всегда это происходит ночью. Из этого мы сделали вывод, что в Тихом океане экватор расположен на ночной стороне Земли.
Координаты "Апостола Андрея" на 27.04.2002 (8:00 МСК) - 3°25' N, 147°21' W. До Гавайских островов - 1240 миль.
4 мая 2002 года, "Апостол Андрей" прибыл на Гаваи.
4 мая, в полдень по времени штата Гаваи, "Апостол Андрей" ошвартовался в гавани Ала-Ваи, расположенной в центральной части Гонолулу. Оставив яхту у гостевого причала, капитан со старпомом направили свои стопы в офис гавани - решать вопросы стоянки и паспортного контроля. Оба вопроса оказались непростыми. Первый из-за переполненной гавани, второй - из-за Паспорта моряка и отсутствия американской визы.
В итоге, место нашлось, но немного не по размеру. Втискивались в него трудом, теперь стоим, выставив корму из общего ряда метра на три.
Еще одна проблема: электрическое напряжение. В США оно 125 вольт, и мы лишены возможности зарядить свои аккумуляторы, на что, в общем-то, рассчитывали. Приходится гонять дизель-генератор, шум которого уже порядком поднадоел экипажу. Теперь его слушают и американцы. Раз они не имеют напряжений как в цивилизованных странах, то пусть терпят наш грохот.
С нашей натурализацией дело оказалось сложней. Иммиграционный инспектор объяснил, что по американским законам нам, невзирая на Паспорт моряка, все равно нужны визы, а до получения таковых, мы не можем сходить с борта яхты, и все вопросы (снабжение, ремонт и т.п.) за нас должен решать местный агент. Агента у нас нет, а сидение взаперти на яхте - нас не устраивает. После консультаций со своим руководством инспектор сказал, что нам могут выдать разрешение на сход на берег, но стоить это будет 195 долларов с человека. Как вы понимаете, такой вариант нас не устраивал еще больше. В конце концов, было найдено решение, которое мне не до конца понятно. Нам выписали что-то вроде гуманитарного гранта от штата Гаваи, который, в итоге, равнялся стоимости визы на месячное пребывание. За это мы, в первую очередь, должны благодарить симпатичного иммиграционного инспектора Ала Тронсена.
Экипаж яхты "Апостол Андрей" поздравляет всех православных христиан со светлым Христовым Воскресением. Христос Воскресе!
10 мая 2002 года, Гавайские курьезы.
10 мая "Апостол Андрей" завершил свое пребывание на Гавайских островах и в 16:00 покинул Гонолулу. Прощание с гостеприимным штатом, как его называют американцы, и каковым он на самом деле оказался, прошло не без курьеза.
Утро последнего дня началось для экипажа рано: в 6 часов на борт прибыли операторы телевидения и через полчаса мы уже красовались в прямом эфире. К 10 часам прибыла вторая бригада журналистов - готовить передачу для вечернего эфира. А вслед за ними Бад Томсон (Bud Thomson) - командор яхт-клуба "Гавайи", который увидел нас по телевизору и пришел познакомиться, сделать репортаж для яхтенного журнала и пригласить экипаж в бар яхт-клуба пропустить пару рюмок на дорогу. Интервью было дано, а приглашение с готовностью принято. Бад представил нас членам яхт-клуба, проводившим время за ленчем. Экипаж "Апостола Андрея" был встречен аплодисментами. Задали массу вопросов о жизни в России, о нашем плавании, о навигации в арктических широтах. Два часа пролетели быстро, наступило время отхода. Мы попрощались с новыми знакомыми и покинули здание яхт-клуба.
У подъезда стоял автомобиль в котором сидело два крепких парня из Сoast Guard. На наше несчастье они тоже смотрели утреннюю передачу. Новость о том, что в центре Гонолулу стоит яхта из России, о которой они узнали по телевизору, вместо того чтобы встретить ее на дальних подступах к острову, была для них малоприятна. После выяснения обстоятельств нашего прихода, ознакомления с документом, разрешающим наше пребывание на Гавайях, звонков начальству и консультаций с Вашингтоном, нам сказали, что у Береговой охраны претензий нет, и после того, как нас посетят таможенники, "Апостол Андрей" может уходить.
Следующий чиновник, которого я ошибочно принял за таможенника, оказался из сельскохозяйственного департамента. Он пришел запоздало интересоваться: не завезли ли мы какой живности или заразы? Оформив документ, он сказал, что это для меня пока тренировка, а таможенники нагрянут следом. Те прибыли втроем и поинтересовались, почему я не оформил приход. Я в свою очередь поинтересовался: с кем же я общался в день прихода? Старший наряда пришел к выводу, что я общался с дежурным из аэропорта, потому как в субботу - день нашего прихода - был, вообще-то, выходной. После этого сурово сказал мне, что я напрасно улыбаюсь, так как мое нарушение карается штрафом в 5 тысяч долларов. Разговор закончился вопросом "есть ли у меня 38 долларов наличными" и предложением проехать к ним в офис для оформления прихода и отхода. Это, в конце концов, и было сделано.
До вечерней телепередачи оставалось два часа, и мы поторопились уйти, пока кто-нибудь еще не спохватился, увидев нас на экране. Командор яхт-клуба извинился за родную бюрократию, а я его успокоил, сказав, что когда он придет в Россию, не известно сколько раз придется извиняться мне. Мы прошли вдоль причалов яхт-клуба, провожаемые добрыми напутствиями, гудками сирен и ударами судовых колоколов.
Невзирая на неурядицы, в которых есть доля и нашей вины, впечатление о пятидесятом штате Америки осталось самым хорошим. Мы с удовольствием и благодарностью вспоминаем гостеприимство и тепло этих островов и людей живущих на них.
Об общении с русской общиной на Гаваях и Почетным Консулом России Натальей Оуэн мы напишем отдельно.
12 мая 2002 года, Северный тропик.
В полночь с 11 на 12 мая "Апостол Андрей" пересек Северный тропик. Вокруг яхты бушевала гроза, лил дождь. В 12:30 ветер сделал неожиданный поворот, и налетевший шквал разорвал пополам грот. Порванный парус убрали и остались под стакселем №1 и бизанью. В кромешной тьме молнии освещали волны и пляшущую среди них яхту. После каждой вспышки ночь казалась еще непроглядней. К утру грозовой фронт прошел, но ветер усилился до штормового. Первый стаксель заменили стакселем №2 и зарифили бизань. Лишь к концу дня ветер стих до 10-12 метров в секунду.
13 мая 2002 года, Экипаж латает паруса...
Координаты яхты "Апостола Андрей" на 14.05.2002 (8:00 МСК) - 26°10' N, 163° 38' W. Ход 6,5 узлов. До Петропавловска-Камчатского осталось 2340 миль.
Несмотря на 13 число и понедельник, день оказался вполне приличным. Ветер дул ровно и умеренно, выглянуло солнце. Вместо порванного грота, поставили самый большой стаксель и бизань. Но заполнить образовавшуюся брешь в 55 кв. метров пока нечем. Основной грот мы разорвали еще до острова Пасхи, а теперь, порвав и запасной, вспомнили о существовании триселя - паруса для тяжелой штормовой погоды. Мы его ни разу за две кругосветки не ставили. Появилась возможность потренироваться. И хотя 12 метров нового паруса полностью грота не заменили, яхта ход прибавила. А экипаж с воодушевлением сел латать грот.
14 мая 2002 года, Семь месяцев и 50 тысяч миль!
Сегодня, 14 мая 2002 года, исполнилось семь месяцев как "Апостол Андрей" ушел во второе кругосветное плавание. Эта небольшая дата совпала с другим событием в жизни нашей яхты: за ее кормой осталось 50 тысяч морских миль. Мили эти пройдены во всех четырех океанах Земли, на широтах от 78° северной до 69° южной. В двух кругосветных плаваниях яхта посетила около пятидесяти портов в шести частях Света.
15 мая 2002 года. Воспоминания о гавайских встречах...
Контакты с русскими на Гавайях для нас начались со звонка Натальи Оуэн - Почетного консула России в Гонолулу. Она позвонила вечером после нашего прихода, и на следующий день навестила яхту со своим мужем - известным американским астрономом Тобиасом Оуэном. Наталья оповестила русскую общину о нашем приходе, и в тот же вечер на яхту приехали Марина и Олег Солодарь, которые занимаются здесь туристическим бизнесом. Они прокатили нас по вечернему городу и дали много дельных советов: как организовать досуг, что посмотреть в Гонолулу и окрестностях.
Следующим гостем был Фархад Сафи, который организовал одному из нас визит к окулисту. В дальнейшем мы подружимся с Фархадом и его женой Лилей. Фархад будет опекать нас все дни стоянки и много сделает для экипажа: обеспечит мобильной связью, организует поездку вокруг острова, приведет на яхту телевидение, поможет закупить продукты и сам же большую их часть оплатит.
В один из вечеров на яхту заехал Тобиас Оуэн, и мы были приглашены в гости в дом Почетного консула России. По пути домой Тобиас показал нам одну из достопримечательностей острова Оаху - кратер вулкана Даймонт-хэд. По соседству с этим вулканом и живут Наталья с Тобиасом. Узнать их дом можно по российскому флагу, развевающемуся над воротами, и табличке у входа с надписью: "Honorary Consul General of the Russian Federation in Hawaii". Тобиас Оуэн - профессор Института астрономии Гавайского университета. Он сделал несколько интересных открытий, в частности, в 1979 году открыл кольца планеты Юпитер. Следом были открыты кольца и у других планет-гигантов: Нептуна и Урана, но до 1979-го считалось, что только Сатурн обладает этим украшением. Увлекаясь в молодости астрономией, я читал об этом открытии, и не думал, что мне доведется познакомиться с его автором.
В доме Натальи Оуэн посчастливилось познакомиться с другим интересным человеком: Беном Финни, профессором антропологии университета Гавайев. Он принадлежит к сторонникам теории заселения Полинезии с запада, из Меланезии. В доказательство этой идеи в 60-е годы были начаты экспериментальные плавания, в ходе которых изучались и оценивались традиционные приемы навигации и мореходные качества полинезийских каноэ. Одним из главных организаторов и участников этих экспериментов и был Бен Финни. Он и его соратники, в большинстве своем гавайцы и другие полинезийцы, внесли крупный вклад в возрождение традиционного полинезийского мореплавания. Данные его экспериментов дополняют и уточняют выводы археологов и лингвистов о путях заселения Полинезии.
Уезжали мы с вечеринки очарованные Натальей, ее мужем и гостями, увозя подаренные нам книги Тобиаса о планетах Солнечной системы и Бена о его приключениях в Полинезии.
Последний гавайский вечер экипаж "Апостола Андрея" провел в доме Максима и Надежды. Максим заехал на яхту, привез несколько коробок с пивом и пригласил к себе домой на ужин, соблазнив нас пельменями. Работает он в университете и живет в университетском городке. К столу собрались также его русские коллеги. За разговорами, пельменями и чаркой мы не заметили, как пролетел вечер. Только сознание того, что ребятам завтра на работу, а нам в 6 утра встречать телевизионщиков во главе с Фархадом, заставило нас покинуть гостеприимную и приятную компанию земляков.
С удовольствием вспоминаем дни, проведенные в Гонолулу и очень благодарны за это нашим новым американским и русским друзьям.
23 мая 2002 года. Между Гаваями и Камчаткой...
Полпути между Гонолулу и Петропавловском-Камчатским осталось позади. На этом наше спокойное и относительно безмятежное плавание закончилось. Активные метеорологические процессы не позволяют расслабляться и вносят в нашу жизнь разнообразие. Причем норовят это сделать ночью.
20 мая был абсолютный штиль. Такой зеркально гладкой воды не доводилось видеть за все плавание. Целые сутки шли под дизелем. Остановили его только утром 21-го, с первыми дуновениями ветра, а к ночи "Апостол Андрей" уже прыгал по волнам вглухую зарифленный, оставив только маленький стаксель №3. К полуночи сила ветра достигла штормового, и сутки 22-го начались с аврала: не выдержав, лопнул стаксель-шкот. Пока убирали порядком истерзанный парус, исчез наветренный шкот вместе с карабином - очередное жертвоприношение Нептуну Тихого океана.
Днем ветер умерил свою силу, и мы приступили к ликвидации последствий штормовой ночи: вырубили новые шкоты, поставили второй стаксель, отдали рифы. После ужина получили прогноз погоды - ночь обещали спокойную: несильный ветер до 10-12 м/c. Пожелав Аркадию спокойной вахты, я пошел спать. Сон мой длился менее часа, в конце которого я опять находился на палубе и по пояс в воде спешно убирал паруса. Скорость ветра превышала обещанную в два раза. Так закончилось 22 мая - день Святого Николы Мирликийского, покровителя всех путешествующих и плавающих.
Сегодня денек выдался солнечным и довольно спокойным. Есть приличный ход и можно просушится. А завтра вновь обещают штиль.
23 мая в 23:18 по судовому времени (в Москве был полдень 24-го), "Апостол Андрей" пересек 180-й меридиан и вернулся в родное Восточное полушарие Земли.
27 мая 2002 года.
Координаты "Апостола Андрея" на 27.05.2002 (8:00 МСК) - 42°09' N, 175°16' E. До Петропавловска-Камчатского - 937 миль.
1(2) июня 2002 г."Апостол Андрей" пересек линию перемены дат.
Многие помнят лозунг: пятилетку в четыре года! Нам же удалось субботу и воскресенье втиснуть в 24 часа. В полдень 1 июня, "Апостол Андрей" пересек линию перемены дат, и на борту наступил следующий день. 2 июня будет длиться для нас всего 12 часов, ибо началось оно не в полночь, как водится, а днем. Смена дат в светлое время суток имеет свои преимущества: отобедав 1-го, тут же садишься обедать 2-го. Если бы "Апостол Андрей" пересек эту линию в полночь, то из жизни экипажа были бы вычеркнуты целые сутки, и сразу за 1 числом следовало бы 3-е.
Казус со сменой дат впервые был обнаружен, когда моряки Магеллана возвращались из кругосветного плавания. К Испании они приближались с востока и, остановившись в бухте Сантьяго, обнаружили расхождение в одни сутки между своим счетом дней (они тщательно вели его в судовых журналах) и тем, который был у местных жителей. Путешественников обязали принести церковное покаяние за нарушение дат религиозных праздников.
Другой пример: русские землепроходцы, открывавшие и осваивавшие западное побережье Северной Америки, отмечали воскресение в день, когда у местных жителей, заселявших страну с востока, еще была суббота.
Чтобы избежать путаницы в числах, и была установлена линия перемены дат. По международному соглашению, она проходит по 180-му меридиану, за исключением нескольких мест: у нашей Чукотки и у Новой Зеландии линия "оттянута" к востоку, у Алеутских островов - к западу, причудливым образом она идет в Полинезии, повторяя границы государства Кирибати.
На судне, пересекающем линию перемены дат с запада на восток, один тот же день считается дважды, и, наоборот, при пересечении линии с востока на запад (как на "Апостоле") необходимо один день пропускать.
Эту ситуацию, на наш взгляд, можно с выгодой использовать предпринимателям: вывозя работников в пятницу вечером в западное полушарие и возвращая в субботу обратно, таким образом, получая шесть рабочих и один выходной день в неделю.
Координаты "Апостола Андрея" на 03.06.2002 (8:00 МСК) - 49°30' N, 162°54' E. До Петропавловска-Камчатского - 260 миль.
5 июня 2002 г."Апостол Андрей" прибыл на Камчатку!
5 июня в 21:30 "Апостол Андрей" встал на якорь на рейде порта Петропавловск-Камчатский. Остались позади 3 тысячи миль перехода Гавайские острова - полуостров Камчатка. Мили эти были на редкость разнообразны. От ровных пассатов в тропиках до крайне изменчивой погоды в северной части Тихого океана, от полных штилей до шторма (единственного, кстати, настоящего шторма за все плавание). Температура, как-то быстро опустилась с 30 градусов до 4. Туманы тоже не были редкостью, порой видимость падала до нескольких метров.
В последнюю ночь перед Камчаткой океан порадовал нас необычайно интенсивным свечением воды. Светились не только кильватерный след и буруны, расходящиеся от яхты, но и гребни волн. Яхта плыла в жидком огне. Светящиеся волны простирались до самого горизонта, на сколько хватало глаз.
Берег Камчатки открылся взорам за 30 миль. Заснеженные склоны, укутанные облаками вершины. С жадностью мы всматривались в величественную панораму камчатского берега, узнавая вулканы, знакомые по прошлому плаванию: Вилючинский, Корякский, Авача.
Доложив по радио о прибытии и получив "добро", "Апостол Андрей" проходит мимо Трех братьев - вертикальных скал охраняющих вход в Авачинскую губу, одну из самых удобных в мире естественных гаваней, на восточном берегу которой и расположился Петропавловск-Камчатский.
Из-за полуострова Завойко выходит яхта "Арктур" - друзья пришли нас встретить. Принимаем поздравления. Вначале по радио, а потом, сойдясь на расстояние в полкабельтова, лично. Перекликаемся, машем руками, фотографируем друг друга. Получаем приглашение в баню - мечту каждого яхтсмена после месячного перехода. Но, к сожалению, сразу принять приглашение не можем: предстоят пограничная и таможенные процедуры. И состоятся они, увы, только завтра утром, а пока - стоянка на якоре и последний вечер в своей тесной компании. Боцман Роман Смирных с биноклем поднимается на палубу в надежде увидеть свою жену, которая ждет его на берегу и с которой, кстати, он познакомился здесь четыре года назад, в прошлый наш приход. Но дом закрыт сопкой - окон любимой не видно и остается единственная возможность пообщаться: это по телефону "Глобалстар".
16 июля 2002 г. "Апостол Андрей" покинул Петропавловск-Камчатский.
16 июля 2002 года в 16:00 "Апостол Андрей" закончил пограничную и таможенную процедуры и покинул рыбный порт гостеприимного города Петропавловск-Камчатский. Провожать нас пришли заместитель губернатора области Владислав Скворцов, советник губернатора Валентина Стус, друзья из Петропавловска и Вилючинска, родители Виктора Гомзы нашего нового члена экипажа.
"Апостол Андрей" провел на Камчатке 40 дней. Время это было затрачено на ремонт парусов, профилактику всех систем и агрегатов, пополнение запасов топлива и продовольствия, получение канадских виз и паспортов новым членам экипажа.
Экипаж обновлен на две трети. По разным причинам списались на берег: Александр Киреев, Александр Левин и Роман Смирных. Вместо них пришли: Анатолий Семенов (Санкт-Петербург), Дмитрий Зюзьков (Тверь), Юрий Завражный (Вилючинск), Виктор Гомза (Петропавловск-Камчатский).
Как и раньше, в прошлый наш визит на Камчатку, помощь в ремонте, стоянке и проживании нам оказали военные моряки. Командующий группировкой контр-адмирал Виктор Феодосьевич Гавриков пригласил меня к себе на второй день после прихода, провел короткое совещание с интересующими нас службами, и дальше мы не имели никаких проблем. Тем более что поставили нас в гавань уже родной 114 бригады, где "Апостол Андрей" провел зиму в 1997-98 годов. Экипаж разместился на ОС "Камчатка", там же где мы жили и пять лет назад.
Администрация Камчатской области оказала помощь в организации снабжения. На ее призыв откликнулось полтора десятка организаций и предприятий, они обеспечили нас всем необходимым: топливом, газом, продовольствием, пресной водой, застраховали наши жизни. Не остались в стороне друзья и знакомые - несли банки с вареньем и соленьями, компотами и прочими домашними заготовками. Перед самым стартом приехал наш вилючинский приятель Александр Надибаидзе, в бане которого мы провели много приятных часов, и вывалил на палубу восемь здоровенных рыбин. Теперь два наших кока: доктор Зюзьков и студент Гомза изощряются в приготовлении блюд из красной рыбы (последний будет специалистом по технологии рыбы и рыбных продуктов, ему и хвосты в руки). Пока за сутки нам удалось съесть только один хвост.
Закончив мирские дела, вспомнили и о душе. За три часа до старта меня принял епископ Петропавловский и Камчатский Игнатий. Владыка не понаслышке знаком с морем - на Камчатку он прибыл на атомной подводной лодке, пройдя подо льдом Арктики. Полчаса беседы пролетели незаметно. Выразив сожаление, что удалось встретиться так поздно, владыка Игнатий благословил экипаж "Апостола Андрея".
Координаты "Апостола Андрея" на 19.07.2002 (11:00 МСК) - 54°43' N, 162°47' E. Удаление от Петропавловска-Камчатского - 100 миль.
21 июля 2002 г.Первые пять суток в море.
Прошли первые пять суток очередного этапа. Сорок дней спустя мы вернулись в Тихий океан, и в нем почти ничего не изменилось. Все такие же переменные, неустойчивые ветры в основном встречных направлений. Хотя, конечно, не всё так, как было в начале июня - ветры стали значительно слабее, и вода потеплела на четыре градуса (теперь +8). За эти пять суток только на третий день был свежий ветер силой до десяти метров в секунду. Да вот сегодня ветерок метров пять-шесть, а остальные дни либо штиль, либо штиль абсолютный. Первые два дня, к тому же, шел, не прекращаясь, мелкий нудный дождь и все укутывал плотный туман. Потом выглянуло солнце, и плавание стало легкой приятной прогулкой. Удручает лишь медленное продвижение к Берингову проливу, где мы планировали быть в конце июля. Приходится часами гонять дизель, чтобы поддержать хоть какое-то движение вперед и жечь солярку, которая может оказаться так необходимой в Арктике. В итоге сожгли четверть запасов топлива, а продвинулись с гулькин нос.
С другой стороны, такой спокойный режим позволяет ввести в курс дел, ознакомить с лодкой и прикачать новичков, которых у нас большинство. В штормовую погоду это было бы сложней. Новые непромоканцы от компании "БАСК", позволяют приходить с вахты сухими, а печка, подаренная к арктическому переходу нашими питерскими друзьями фирмой КМТ, делает проживание внутри яхты гораздо более комфортным, чем это было во льдах Антарктиды.
Воскресенье внесло некоторое разнообразие в нашу жизнь. Рассвет мы встретили в тридцати милях к северу от Командорских островов, а в восемь утра по УКВ нас вызвало российское патрульное судно, потребовало лечь в дрейф и приготовиться к досмотру. Чертыхаясь, мы убрали паруса и приготовились принять инспекторов. Вскоре надувнушка ткнулась в борт "Апостола" и четверо инспекторов представились мне, а я им. Выяснилось, что мы идем по границе 30-мильной заповедной зоны, омывающей Командоры. В ней запрещена всякая хозяйственная деятельность, рыболовство и пр. Думаю, что помимо служебной надобности (какой деятельностью мы можем заниматься?), а, скорее всего в первую очередь, ими двигало любопытство и желание посмотреть яхту, нечастую гостью в этих водах. Это их и подвело. Сразу же после знакомства, инспекторам было объявлено, что мы хотели бы получить с них бочку солярки. Они слегка опешили, так как, по-видимому, обычно бывало наоборот. В поддержку своих слов я предъявил поручение Правительства министерствам и ведомствам об оказании содействия нашей экспедиции. Федеральная пограничная служба занимала в перечне достойное место. Пообщавшись еще некоторое время и выслушав наши рассказы о прошлых и будущих приключениях, инспекторы отбыли на патрульное судно, решать наш вопрос с командиром. Через час мы стали обладателями вожделенной солярки. Подарив пограничникам фильм о нашей первой кругосветке, и пожелав друг другу семи футов, мы разошлись в тумане.
У меня нет и тени сомнения, что пограничники помогли бы обратись мы к ним за помощью. Они и оказывали ее неоднократно когда мы шли Северным морским путем, но поди найди их в море. Налицо очевидная польза от заповедных районов не только животным, но и яхтсменам.
Перевозя дизтопливо, испытали наш новый тузик (надувную лодку). Который - уже третью! - нам дарит наш друг и спонсор Валерий Устинов (фирма "Корсар"). Почему третью? Потому что первую, специально для нас изготовленную, уперли в Петербурге за два дня до старта. Ничего святого нет у воров! Валерий привез к выходу в плавание другую лодку. Чудесная надувнушка, она была предназначена для рыбаков и охотников. На реке или озере она вызвала бы зависть у любого знатока, но на морской волне была не очень удобна, хотя и прошла с нами вокруг Света, верой и правдой отслужив как в Антарктиде, так и в Полинезии. На Камчатку "Корсар" прислал очередной тузик. Из-за этого пришлось отложить выход на два дня. Я наконец-то осознал, как велика наша страна, если авиация везет лодку из Питера до Камчатки двенадцать дней. После прогулок к пограничникам и обратно по свежему Берингову морю, стало ясно, что мы получили отличную мореходную лодку.
Наши координаты на сегодня - 56°48' N, 165°43' E.
27 июля 2002 г. "Апостол Андрей" перешел в Западное полушарие.
В этот день произошло два небольших события.

Во-первых, в 11:10 "Апостол Андрей" пересек 60-ю параллель. Событие это произошло при полном штиле. Боцман Семенов перешел в шестидесятые широты, находясь на высоте 20 метров над уровнем моря, сидя на топе грот-мачты, где он починял оборванную антенну КВ-радиостанции. Пятидесятые "Апостол Андрей" покидал с почетным эскортом стаи китов-горбачей. Они шли параллельно нам несколько часов, постепенно приближаясь, а за 60 параллелью отвернули на восток. На смену им пришел долгожданный попутный ветер. Мы подняли все паруса, остановили надоевший дизель и устремились к Берингову проливу.
Второе событие произошло в 16:40 по судовому времени меридиан 180° остался за кормой "Апостола Андрея". Мы покинули родное Восточное полушарие, и перешли в Западное.
28 июля 2002 г. День Военно-морского флота.
День Военно-Морского флота России один из любимых праздников на "Апостоле Андрее". Тому есть несколько причин.
Мы дружны с флотом с первых дней нашей программы. В далеком сентябре 1996 г. мы уходили из Москвы в первое кругосветное плавание, посвящалось оно 300-летию Российского флота. По поручению Главкома нас провожали контр-адмиралы Владимир Валуев и Валерий Алексин. Первый сегодня командующий Балтийским флотом, второго, к сожалению, с нами уже нет.
В Санкт-Петербурге нас напутствовал начальник Ленвоенморбазы вице-адмирал Александр Корнилов. На Камчатке встретили, организовали зимовку и проводили на в дальнейший поход моряки Камчатской военной флотилии во главе с вице-адмиралом Валерием Дорогиным.
"Апостол Андрей" прошел Севморпуть, стал первой яхтой одолевшей этот сложнейший маршрут, и первыми нас поздравили моряки Северного флота. Командующий флотом Вячеслав Попов принимал экипаж на атомном крейсере "Петр Великий".
Если успеху первого плавания "Апостола Андрея" мы во многом обязаны военным морякам, то не будет преувеличением сказать, что вторая кругосветка без их помощи не состоялась бы вообще. Яхте требовался ремонт, и эту заботу взвалил на себя Кронштадтский морской завод. Работы были выполнены качественно и в срок, яхта была модернизирована, стала надежней, удобней в управлении и комфортней для проживания. В сочетании с опытом экипажа это позволило сократить время второго витка от Петербурга до Петропавловска на три месяца.
Особые слова благодарности хочется сказать в адрес Главнокомандующего ВМФ России адмирала флота Владимира Ивановича Куроедова за его внимание к нам и постоянную помощь.
Нам близки и дороги традиции Российского флота, его история. Мы дорожим дружбой с моряками, помним тепло встреч и грусть расставаний.
Дорогие друзья, мы от всей души поздравляем Вас с праздником, желаем здоровья, счастья и успехов в Вашем нелегком ратном труде! Семь футов под килем!
Традицией "Апостола Андрея" стало наличие в экипаже военных моряков. Северный морской путь с нами прошел бывший начальник гидрометеоцентра Камчатской военной флотилии Юрий Гаврилов, сегодня в экипаже яхтсмен из Вилючинска Юрий Завражный, капитан 3-го ранга в запасе. С поздравлений адресованных ему и начался праздник на яхте. Затем был праздничный обед, гитара и рассказы бывалых. Кают-компанию украшал Андреевский флаг, подаренный нам Главкомом ВМФ перед началом плавания. День закончился праздничным салютом из ракетницы.
Все эти мероприятия не помешали нам показать приличную скорость и продвинуться вперед на 140 миль. Кстати, это лучший переход после Петропавловска - штили закончились, задул попутный ветер.
1 августа 2002 г. "Апостол Андрей" в Северном Ледовитом океане.
Август "Апостол Андрей" встретил в проливе Беринга, на границе между Тихим океаном и Северным Ледовитым.
Тихий океан мы пересекли по самому длинному пути: от моря Беллинсгаузена, омывающего берега Антарктиды, до Берингова моря, северней которого начинается Арктика. Мне кажется глубоко символичным, что самое южное и самое северное моря Великого океана названы именами российских мореплавателей. Достойная оценка вклада россиян в открытие и исследование земель лежащих в высоких широтах, у обоих полюсов Земли.
Для нас эти два моря оказались совершено разными. Если в море Беллинсгаузена свирепствовали ветры штормовой силы, которые вытягивали жилы из экипажа, то в Беринговом, изматывая нервы, господствовали штили. Продвижение было медленным и нудным, чтобы иметь хоть какой-то прогресс, приходилось регулярно включать дизель. В итоге, когда мы подошли к Чукотке, наши танки оказались полупустыми (или наполовину полными, в зависимости от того пессимист или оптимист в них заглядывал). Я принял решение заглянуть на пару дней в Провидения. Надо было пополнить запасы топлива и решить ряд вопросов, возникших за двухнедельный переход: от неработающего дизель-генератора до бани и стирки.

"Порт Провидения - ворота Арктики" - такая надпись встречает каждое судно, входящее в бухту Комсомольская, на берегу которой расположен поселок и порт. В советское время так и было, собственно порт и был основан в 1938 году для нужд Севморпути. Старожилы еще помнят не такое далекое время, когда на рейде, ожидая каравана в Арктику, стояло до пятидесяти судов.
30 июля в 4 часа утра "Апостол Андрей" бросил якорь на рейде в гордом одиночестве. У причалов стояли портовый буксир "Капитан Беломестнов", лоцманский катер, пограничный корабль и гость с Камчатки теплоходик "Тайфун". Без четверти восемь поступила команда перейти к третьему причалу для оформления пограничной и таможенной процедур. Закончив их, мы попали в объятия старых друзей: Михаила Маркелова и Сергея Зорькина.
Четыре года назад, во время первого нашего визита в Провидения, один был капитаном, другой стармехом буксира. Сегодня Михаил генеральный директор порта, а Сергей занял место на капитанском мостике "Капитана Беломестнова". Как и в прошлый раз, они дружно помогли решить все наши проблемы. Вечером организовали баню. Старпом повел экипаж на помывку, а мы втроем вместе с Михаилом и Сергеем допоздна засиделись в кают-компании "Апостола", вспоминая дела минувших дней и делясь впечатлениями от прожитого.
На следующий день, завершив поутру дела и убедившись, что генератор не оживить, я повел ребят в местный музей. Музей в Провидения хорош: несколько интересных экспозиции, рассказывающие о быте чукчей и эскимосов, об истории поселка, выставка картин и фотографий. Есть вещи уникальные: череп моржа с четырьмя клыками - единственный в мире. Служат в музее интересные и самоотверженные люди.
Заскочил на пару минут в библиотеку. В прошлый раз у нас здесь была встреча в клубе "Современник", объединяющем любителей книги. Подарил библиотеке дневник нашего первого кругосветного плавания.
Вообще поселок произвел на нас с Аркадием грустное впечатление. Стало больше пустых домов. Зияют пустые окна и распахнутые двери брошенных магазинов. Но в тоже время не слышно разговоров об отъезде с Чукотки. В 98-м было такое ощущение, что все сидят со своими контейнерами и только ждут оказии. Сегодня иное, то ли все кто хотел уже уехал, а здесь остались те, для кого эта земля стала родной, то ли сказывается политика нового губернатора. За полтора дня очень трудно что-либо понять и в чем-то разобраться, но то, что за эти дни мы не слышали ругани в адрес губернатора - факт. А это не мало для нашей действительности и менталитета.
В 16 часов прибыл пограничный наряд, граница за нами закрылась и мы, как и четыре года назад покинули Провидения 31-го июля.
2 августа 2002 г. Две пятницы на одной неделе...
В полдень 2 августа прошли мыс Дежнева - самую восточную точку Евразии, а в 17:40 по судовому времени, которое на тот момент совпадало с Камчатским, "Апостол Андрей" пересек Северный полярный круг. Почти три года спустя мы вернулись в заполярные широты. И вновь наш арктический поход начинается в Чукотском море. Только новый путь расходится с маршрутом 98-го года. На этот раз мы отклоняемся к востоку: в сторону Аляски и далее в Канадский Арктический архипелаг, на Северо-западный морской путь. Российская яхта впервые идет в эти воды.
Любопытно: маршрут пролег таким образом, что пересек полярный круг в той самой точке, где он пересекается с линией перемены дат. А если учесть, что в этом месте линия дат проходит по границе между Россией и США, то у нас получилось тройное событие.
В момент пересечения Полярного круга, новичков, не плававших за ним, а таковых у нас трое (Виктор Гомза, Юрий Завражный и Дмитрий Зюзьков), приветствовал северный Нептун в лице старпома. Морской царь поднес им по стакану воды из Ледовитого океана и предложил на закуску мантак (шкура кита, с прослойкой сала). Потом последовали напитки более приятные и закуски более привычные. Ветераны поздравили новичков с крещением, вручили дипломы. Не забыли и про пересечение границы и про линию дат.
Так как линию перемены дат "Апостол Андрей" пересек с запада на восток, то 2-е число мы должны прожить дважды, или считать, что оно длится 48 часов. Кому как больше нравится. Поэтому у нас было две пятницы на этой неделе.
6 августа 2002 г. У мыса Франклин, Аляска...
4 августа в 08:40 пересекли 70-ю параллель. Сразу за ней погода испортилась, солнце скрылось за тучами, температура воздуха опустилась до 4 градусов. Весь день шли в бакштаг с хорошим северо-западным ветром. К ночи стали попадаться отдельные льдины, утро 5-го августа встретили уже в разреженных полях льда. Рулевые с увлечением лавируют среди льдин - для них все это внове.
На подходе к мысу Франклин льды уплотнились до 3-4 баллов, опустился густой туман, видимость упала до одного кабельтова. Пришлось встать на якорь, укрывшись за косой. До мыса Барроу - самой северной точки Аляски осталось 50 миль.
К полудню туман рассеялся. Мы снялись с якоря и решили пройти дальше на восток - разведать обстановку. Пройти удалось около шести миль, затем дорогу вновь преградили льды. Вернулись на свою якорную стоянку, где, судя по всему, придется стоять не один день. Северо-западный ветер поджал льды к берегу, закрывая нам проход к Барроу.
Прогноз не обещает ничего хорошего - южные ветры, которые должны открыть нам путь, ожидаются только после 10-го августа, а пока ветер ослаб и отошел к северу. Спокойная стоянка сразу перестала быть таковой: льдины выносит прямо на нас, и они время от времени трутся о борт яхты, иногда наваливаясь на якорную цепь, норовя сорвать нас с места. Тогда на яхте объявляется аврал, все выходят на палубу и отталкивают нежеланных гостей футштоками. Координаты нашей стоянки: 70°53' N, 158°39' W.
9 августа 2002 г. День рождения яхты и ее капитана
9 августа экипаж "Апостола Андрея" отмечает 6-ю годовщину спуска яхты на воду. Третий раз встречаем мы наш главный праздник за Северным полярным кругом. Ледовая обстановка не позволяет двигаться дальше, поэтому можно спокойно, без суеты отпраздновать День корабля, который приятно совпадает с днем рождения капитана.
Торжества начались в 6 часов утра радиосвязью с Родиной и получением поздравлений от друзей, родных и близких. Помогли нам в этом радиолюбители: Николай Андреевич Кисель (UA3AIC) из Москвы и Владимир Георгиевич Пахтусов (UA3DKT) из Балашихи. Новые поздравления шли по электронной почте, вперемежку с метеопрогнозами и картами ледовой обстановки.
После завтрака подняли Российский и Андреевский флаги, украсили яхту флагами расцвечивания и спонсорскими. Сразу же появились зрители - два тюленя. Проплывавший мимо серый кит, приветствовал нас высоким фонтаном. Пока готовился праздничный обед, совершили прогулку на тузике (надувной лодке "Корсар") к дрейфующей неподалеку льдине. Затем высадились на близлежащие острова Сихорс (Seahorse). Земля эта необитаема и на нее впервые ступила нога русского моряка. На песке обнаружили следы двух белых медведей и чей-то огромный череп. Сошлись на мнении, что современные животные таких черепов не носят.
Вернувшись на борт и отобедав, экипаж исполнил под гитару "Марш "Апостола Андрея". Музыка и слова гимна написаны Юрием Завражным на борту яхты. Закончился день тихим вечером на рейде под песни бардов и шуршание льдин, трущихся о борт яхты.
11 августа 2002 г. У мыса Барроу, Аляска
11 августа в 18:30 "Апостол Андрей" бросил якорь на рейде у поселка Барроу. Пятидесятимильный переход от мыса Франклин занял 10 часов. Прошли мы этот отрезок под мотором, при встречном ветре силой 5-6 м/с, среди льдов плотностью 1-3 балла.
Общение с иммиграционными властями состоится в понедельник утром.
14 августа 2002 г. Море Бофорта
12 августа в 12:00 "Апостол Андрей" покинул поселок Барроу и взял курс на север. В 14:15 обогнули одноименный мыс, по меридиану которого проходит граница между Чукотским морем и морем Бофорта, которое встретило нас туманом и пятибалльными льдами. Два белых медведя приветствовали нас. Сидя на льдине, они с любопытством разглядывали яхту, затем сиганули в воду и поплыли в нашу сторону, но вскоре отстали.
Мы оказались здесь не одиноки. Увидев парус во льдах, нас вызвал по радио экипаж американской моторной яхты "Turmoil". Они тоже следуют в Туктояктук, мы некоторое время наблюдали их надстройку, пока она не потерялась среди торосов.
Непрерывно меняя галс и протискиваясь в узостях между льдинами, "Апостол Андрей" продвигается вперед. Часто встречаются нерпы, видели ещё одного медведя. 13 августа всю ночь шли среди льдов сплоченностью до 5-ти баллов.
К утру льда стало поменьше, а после обеда вышли на чистую воду бухты Гаррисон и, огибая редкие льдины, заскользили по ней с легким попутным ветерком. К вечеру лед уплотнился до 3-х баллов, ветер скис совсем, и мы запустили дизель.
16 августа 2002 г. Бухта Демаркейшн, Аляска
К утру 14 августа за кормой осталась бухта Гаррисон и с вместе ней чистая вода. Вновь появились льдинки, пока единичные, не препятствующие движению. По имеющимся данным, так будет до бухты Прадхо, расположенной в 40 милях к востоку отсюда.
Севернее бухты Прадхо открыто большое месторождение нефти. Проходим мимо нефтяной платформы - небольшого искусственного острова - и догоняем плавучую буровую вышку с ярко-оранжевым буксиром. Капитан буксира выходит с нами на связь: интересуется, куда мы следуем и предупреждает, что впереди нас ждут льды и туманы, и что судов в этом районе мало. Информация не нова, но мы благодарим за заботу. Через некоторое время подлетают два алюминиевых быстроходных катера, и нефтяники просят разрешения поснимать нас вблизи. Яхта - диковинка в этих широтах, а русских они вообще видят впервые. Мы не возражаем. Общаемся с гостями по радио, приходится называть себя: прочитать название по-русски им не по силам. Выслушав пожелания доброго пути, остаемся одни.
Вскоре выходим в точку, где льды подходят к берегу вплотную. Сплоченность 5-7 баллов. Это на первых 70 милях, дальше хуже: 9-10 баллов. Для нас, в общем-то, разница небольшая: непроходимы ни эти, ни те. Одна надежда - на обещанный метеорологами южный ветер, который должен отжать льды от берега. Прогнозы от Transas Marine, всегда довольно точные, не подвели и на этот раз. Южный ветер заработал ровно в назначенный час, вначале робко, постепенно разгоняясь до 10-12 м/с. "Апостол" полетел среди льдин, делая по 10 узлов.
Берег Аляски в этом месте преимущественно низкий, лагунного типа, на всем протяжении окаймлен отмелью с глубинами меньше 20-ти метров. Вблизи берега лежат низкие песчаные островки, составляющие своеобразный барьер, отделенный от материка мелководными лагунами. Лагуны манят чистой водой, но для нас недоступны: глубины в них 1-2 метра. Мы же со своей осадкой вынуждены пользоваться прибрежной полыньей: узкой полоской воды между островами, косами и льдами, нависающими с севера. Ко всем проблемам в придачу, два дня назад (13-го!) льдиной был поврежден датчик эхолота, и теперь мы идем вслепую, не зная в точности глубины под собой, полагаясь на карты, навигацию и внутренний голос. Забегая вперед, надо сказать, что все это не подвело. За двести миль слалома среди льдов по мелям и банкам, мы ни на одну из них не уселись. В таком режиме - цепляя левым бортом льды, правым острова, а килем банки - несемся сутки. Уменьшить парусность не дает прогноз погоды. Южный ветер обещан не более чем на сутки, потом вновь придет северный, который прижмет льды к берегу. Укрыться здесь негде и нужно успеть выскользнуть на чистую воду.
К ночи 15-го сплоченность льдов возросла до 9-10 баллов. Полоска относительно чистой воды сузилась до минимально возможного предела. Еще немного, и нас выжмет на берег. Яхту порой приходится протискивать в проходы уже чем она сама. Лед скрежещет о борта, лодка содрогается от ударов, уснуть внутри невозможно и отдыхающая вахта сидит наверху. Эти неудобства компенсируются великолепной панорамой гор, расположенных километрах в сорока от берега. Темная вода с белоснежными льдинами, черно-белые горы, подсвеченные неверным светом белой ночи, свинцовое небо лежащее прямо на вершинах - есть что-то потустороннее в этом пейзаже. Наш художник Анатолий Семенов часами сидит на палубе, делая наброски и сокрушаясь тому, что он бессилен все это передать на бумаге. Сменяя Семенова, в дело вступает Юрий Завражный с видеокамерой.
Под парусами маневрировать уже невозможно, убираем их и дальше идем под дизелем. Утром сила ветра возрастает, возрастает и напряжение. Яхта идет с креном под одним рангоутом. Начался дождь с мокрым снегом.
К полудню ветер отходит на запад-северо-запад, и начинает подгонять "Апостол Андрей" в корму. Льдины несет попутно с нами, параллельно материку, но впереди береговая линия поворачивает к северу, и лед начнет поджимать к земле. До острова Хершел, за которым чистая вода, 50 миль, но дойти туда мы уже не успеваем. Да и сам остров стоит поперек движущихся льдов, наверняка там уже образовался затор.
Теперь наша задача где-нибудь укрыться, чтобы не пополнить список судов выжатых льдами на берег. До бухты Демаркейшн - единственного безопасного и доступного нам по осадке места - осталось около десяти миль. Проходим их без проблем. Ветер ослабевает, рождая в сердце, в пику сопротивляющемуся разуму, крамольную мысль: "А если попробовать дальше?". Но вскоре азарт пропадает: яхта застревает в ледовой перемычке в полумиле от входа в бухту. Ни вперед, ни назад!
Ветер отходит на север и нас вместе со льдами прижимает к береговой косе. Теперь одна задача: выбраться из западни. Команду с футштоками отправляю на бак, а сам становлюсь за штурвал. После часа работы мы вырываемся на свободу. Мужики в мыле, но глаза горят! Мы с Аркадием Гершуни вспоминаем Мыс Шмидта 98-го года, в тех перемычках "Апостол Андрей" провел много дней и опыт этот оказался не бесполезным.
20 августа 2002 г., Бухта Маккензи, Канада
19 августа, вдохновленные ледовыми картами, мы решили совершить попытку покинуть бухту Демаркейшн. На картах была обозначена плотная - 9 баллов - но узкая полоса льдов, идущая вдоль берега, за ней простирались разреженные льды. Появилась надежда каким-то образом форсировать перемычку и продолжить движение.
Вышли сразу после завтрака. Перемычки у берега не оказалось совсем. Мы довольно резво побежали на северо-восток и через два часа пересекли канадскую границу. Но радость оказалась преждевременной: полоса плотных льдов ждала нас на 6 миль севернее. Пришлось отвернуть к югу и идти параллельно берегу. Таким образом, прошли около 40 миль и уткнулись в сплоченные льды на подходе к острову Хершел. Остров этот стоит поперек, и при ветрах с веста льды скапливаются у его западного берега. Нам не оставалось ничего иного, как ошвартоваться у подходящей льдины и отдаться на волю ветров и течений. Ветер работал исправно, и нас пронесло на восток со скоростью более узла в полутора милях севернее Хершела. Таким образом, миновали злополучный остров. На льдине, к которой мы были пришвартованы, оказалась снежница (талое озерцо), используя удобный случай, пополнили запасы пресной воды. Занимались этим до полуночи, перетаскав ведрами 400 литров.
Ночь 20-го выдалась беспокойной. Около часа пополуночи сорвало ледовые якоря. Подобрали их, побродили час в разводьях, но не найдя выхода вновь встали к льдине. В четыре часа утра льды стали пореже. Снялись с якорей, и пошли искать проход. Через час попали в редкие льды и довольно легко пошли на восток, углубляясь в бухту Маккензи. После завтрака, сдав вахту старпому, прилег отдохнуть после бессонных суток, а когда вновь поднялся на палубу, за кормой лодки закрывались последние полыньи.
К 14 часам исчезли все разводья и нас, затертых льдами, потащило на юго-восток. Льдины постоянно перемещаются вокруг яхты, вращаются, скрежещут о борта, наваливаются на перо руля. Понадобился еще час активной работы двигателем и футштоками, чтобы пробраться к большой, надежной льдине и укрыться у нее в углублении от более мелких товарок. Вскоре дрейф прекратился. Льды медленно двинулись на восток, слегка отклоняясь к северу, и мы с ними.
На яхте все нормально, настроение удовлетворительное. Ждем южных ветров, обещанных на 22 августа.
Координаты "Апостола Андрея" на 20.08.2002 (21:00 МСК) - 69°36' N, 137°36' W.
22 августа 2002 г., Бухта Маккензи, Канада (продолжение)
К концу дня 20 августа дрейф к востоку замедлился, а затем и прекратился. По-видимому, массив, в котором мы находимся, уперся в мелководье восточного берега бухты Маккензи. В 21:45 раздался скрежет и грохот, яхту встряхнуло несколько раз и накренило на левый борт. Мы выскочили наверх. Перед форштевнем сошлись две льдины, началось торошение, и носовую часть яхты выдавило на лед. Еще какое-то время льды двигались, обжимая корпус, потом наступило равновесие. "Апостол" замер с креном в 10 градусов, задрав нос и опустившись левым кормовым релингом почти на уровень воды.
Ночь на 21-е прошла беспокойно, под звуки трущихся друг о друга льдов. Чтобы релинг не своротило нажимом, вырубили часть льдины за кормой. Днем осваивались с новым положением яхты. Коки достали противоскользящие салфетки, которые обычно используются в море в свежую погоду, чтобы тарелки не разъезжались по столу во время крена.
После обеда занялись антенным хозяйством, подняли на бизань-мачту Анатолия Семенова. В это время кто-то заметил в полусотне метров от яхты белого медведя. Экипаж приготовил всю фото- и видеотехнику. Семенов сидел в четырех метрах над палубой, и когда я поинтересовался, не спустить ли его, он попросил наоборот поднять повыше.
Медведь был небольших размеров, по-видимому, молодой, находился от нас под ветром и водил носом, принюхиваясь к незнакомым запахам. Будучи натурами гостеприимными, мы сразу же достали сгущенку. Пробили в банке пару дырок, и Витя Гомза мощным броском отправил ее к медведю. Обнюхав банку, мишка взял ее в пасть, отнес на несколько метров в сторону, улегся на живот и начал облизывать. Полизав какое-то время и не сообразив как открыть, косолапый двинулся в сторону яхты. Перебрался через торос на нашу льдину и подошел к ледовому якорю. Ознакомившись с его устройством и обнюхав веревку, побрел вдоль борта.
Решив, что пора отпугнуть гостя, Аркадий выпустил ракету в направлении медведя. Ракета пролетела метров десять по прямой, совершила разворот и врезалась в бизань-мачту ниже Семенова, отлетела в сторону, вновь вернулась и ударилась в грот-мачту, затем, попрыгав какое-то время по льдинам вокруг яхты, она успокоилась. Выстрел произвел больший эффект на экипаж, чем на зверя. Решив не связываться с чокнутыми яхтсменами, которые поубивают себя сами, а свалят все на него, медведь не спеша обогнул нос "Апостола Андрея" и ушел во льды.
В 18 часов раздались громкие, похожие на выстрелы, звуки. Яхта качнулась и встала на ровный киль. Сжатие льдов прекратилось, вокруг нас образовалась небольшая полынья.
22 августа выдалось ясным. Третий хороший день за все наше плавание в Арктике. Льды сверкают на солнце, звуки капели и журчащие ручейки напоминают весну в Подмосковье. Потянул легкий ветерок с востока, температура воздуха поднялась до +10° С.
Координаты "Апостола Андрея" на 21.08.2002 (21:00 МСК) - 69°27' N, 136°58' W.
23 августа. Долгожданный восточный ветер запаковал, появившиеся накануне, разводья. Вновь льдины трутся о борт яхты, и мы вместе с ними потихоньку дрейфуем к западу. Забрался на мачту, показалось, что вижу чистую воду на горизонте, но до нее сплошной лед.
Для зарядки аккумуляторов запустил дизель. Чтобы отогнать струей льдинки от кормы дал передний ход. Виктор заглянул за транец и спрашивает: "Капитан, а где наш руль?" Хороший вопрос. Я его уже однажды слышал на другом краю Земли от Николая Мотина. Тогда руля не обнаружилось, он был глубоко на дне Индийского океана. На этот раз руль подавал признаки присутствия: при повороте штурвала направление струи от винта изменялось, но как-то не так как обычно, а главное - перо руля не видно из-под днища, а оно должно выступать за корму сантиметров на 15. Согнули или свернули балер во время сжатия, когда льдина уперлась в перо и заклинила руль? Открыв крышку румпельного отделения, обнаружил, что сектор свернут на 90 градусов, а болты, его стягивающие, просто оборвало. Перо руля завернуло под лодку, и оно стоит теперь поперек.
Отсоединили штуртросы, сняли сектор и, провозившись пару часов, при помощи молотка, кувалды и какой-то матери придали ему форму напоминающую первоначальную. Полностью выпрямить сектор можно будет только в мастерской. К ужину рулевое управление было восстановлено, хотя и появился изрядный люфт.
Пока возились с рулем, льды пришли в движение и потекли мимо яхты. Наша массивная льдина двигалась значительно медленней остальных. В очередной раз взобрался на мачту. Теперь явно видна чистая вода в пару милях к юго-востоку. Нас от нее отделяла полоса 8-балльных льдов, которые, однако, были порядком разрушены и находились в непрерывном движении: одни полыньи закрывались, другие тут же возникали. Решил: самое время попытаться вырваться на свободу. За полчаса пробили сплоченную перемычку и вышли в разреженные льды. Еще пара часов лавировки среди 4-балльных льдов, и к полуночи ощутили качку - явный признак того, что вышли на чистую воду. Ледовый плен закончился.
24 августа. Всю ночь с хорошим ветром продвигались на северо-восток, изредка заходя в разреженные льды. К 8 утра подошли к бухте Кугмаллит, в глубине которой расположен поселок Туктояктук. До него оставалось около 15 миль и, при встречном ветре, было проще дойти туда под двигателем. Но нас ждал новый неприятный сюрприз: двигатель ревел, а яхта почти не двигалась. Осмотрев внимательно вал, муфту, редуктор и прочее пришли к выводу: винт на месте, но, то ли мы лишились одной лопасти, то ли срезало шпонку. Как и когда это могло случиться? Изо льдов мы вышли с нормальным винтом и дальше шли только под парусами.
Вновь подняли паруса, и пошли в лавировку. Прямо по курсу на якоре стояло судно "Geco Snapper", его шкипер вызвал нас на связь. После обмена любезностями, к микрофону подошел стармех, который оказался русским. Общение упростилось. От Валентина, так звали механика, мы узнали, что их судно занимается геофизическими изысканиями для нефтяников, а также, что в этом году работы сорваны из-за аномально сложной ледовой обстановки в море Бофорта и они уходят на юг. Стоит "Апостолу" придти в Арктику как обстановка ненормально сложная! Так же было в 1998 году в Чукотском море, зато сегодня в восточной части российской Арктики льдов нет совсем, и Арвед Фукс с Эриком Брасьером (шкиперы немецкой и французской яхт, идущих сейчас по российскому северу) чешут по чистой воде и имеют все шансы пройти Севморпуть за одну навигацию.
Простившись с геофизиками, пошли дальше и к полуночи были у входа бухты Туктояктук. У одноименного острова встали на якорь.
Утром 25-го августа с легким ветерком под гротом и стакселем вошли в бухту Туктояктук. Подходы к бухте хорошо обставлены навигационными знаками, створы ведут к входу и внутрь бухты, фарватер огражден буями, на берегах стоят перевальные знаки.
К сожалению, в нашей лоции сведения по причалам довольно скудные, глубины у большинства пирсов неизвестны. На мои призывы по радио никто не отзывается. Проходим мимо поселка к причалам компании NTCL. Нас вызывает капитан буксира "Kelly Ovayuak" и рекомендует встать к барже № 1003. Швартуемся. На барже концы принимают два джентльмена, один из них прилично говорит по-русски, представляется Михаилом.
Michael Banach поляк, работает на буксире старшим механиком (у них все стармехи славяне что ли?). Вместе с ним иду на буксир где знакомлюсь с капитаном Девидом Гибсоном (David Gibson) и вторым помощником Реем Филиповым (Ray Philipow). Дейв звонит главе представительства компании NTCL капитану Томасу Эдмундсу (Thomas Edmunds), сообщает о нас и последний вскоре прибывает. Рассказываю о наших проблемах и вопросах, что хотелось бы решить: винт, эхолот, топливо и продукты. Том обещает всяческое содействие и, несмотря на то, что воскресенье, проводим первые консультации с главным инженером Романом Мойзисом (Roman Moizis). Роман говорит, что подъем кормы яхты из воды для осмотра винта в принципе возможен. Называется стоимость работ. Том говорит, что завтра, т.е. в понедельник, будет дешевле раза в два, намекает на предстоящий разговор со своим боссом, тот может решить вопрос о помощи без оплаты. После этого звоним в Инувик на таможню, докладываем о нашем приходе и на сегодня все. Осталось, воспользовавшись любезностью экипажа буксира, посетить душ.
После душа, как и заведено у славян после бани, приняли с Михаилом по чарке. Постепенно к нам присоединились оба экипажа. Потери личного состава были с обеих сторон, и выход буксира пришлось отложить. Вот так срывают канадский северный завоз.
30 августа 2002 г.
Координаты "Апостола Андрея" на 30.08.2002 (21:00 МСК) - 70°14' N, 126°43' W.
31 августа 2002 г. Переход Туктояктук - залив Амундсена.
Закончив с делами и простившись со всеми, 27 августа в 21 час покинули Туктояктук. До полуночи шли под мотором. Отойдя миль на пятнадцать, поймали ветерок, подняли паруса и пошли в бейдевинд на северо-восток к мысу Батерст. Во второй раз пересекли 70-ю параллель и к трем часам ночи 29-го достигли мыса Обсервейшн - северной точки нашего маршрута на этом участке. За мысом - поворот на 50 градусов вправо и плавный спуск югу.
Утром подошли к ледовому массиву сплоченностью 9 баллов. Пришлось отойти к берегу и спуститься на несколько миль вглубь бухты Франклин, чтобы обогнуть массив с юга и выйти на чистую воду. Подойдя ближе к берегу, мы имели возможность наблюдать клубы дыма и пара, стелющиеся длинными шлейфами по всему побережью. Ночью были видны многочисленные огни. Но это не индейцы жарят бледнолицых. Дело в том, что участок берега к югу от мыса Батерст и примыкающие к нему невысокие, высотой 250-300 метров, горы Смокинг-Хилс сложены из битумных пород, в которых постоянно происходит возгорание сланцев. Они и дымят.
Посреди бухты Франклин встретились с буксиром "Edgar Kotokak", принадлежащем все той же компании NTCL. Обменялись информацией по ледовой обстановке. Обнадеживающего мало. Впереди, за бухтой Дарнли, следующей к востоку после Франклина, льды вплотную поджаты к берегу. Через двенадцать часов мы убедились в этом сами.
30 августа в 3 часа ночи подошли к сплоченным льдам и легли в дрейф. С рассветом, убедившись, что дальше прохода нет, решили укрыться в небольшой бухточке Пирс-Пойнт-Харбор, находившейся в трех милях от места нашего дрейфа. Бухта отлично защищена ото всех ветров и льдов. Начали движение в ее сторону при хорошей видимости, но через милю с запада наполз густейший туман. Видимость упала ниже кабельтова. Входили, ориентируясь исключительно по радару. Не было видно ни входных мысов, ни островка Хаб, лежащего в центре бухты, хотя был он от нас на расстоянии менее ста метров.
Простоять в этой уютной бухте нам пришлось сутки, пока не рассеялся туман, и видимость не стала нормальной. К тому же отказал брашпиль, и мы целый день занимались его ремонтом. Морская вода попала в разъемы, и Аркадий их все перепаял.
К вечеру вдвоем с Анатолием Семеновым мы съехали на берег: размяться и посмотреть, что за строения стоят на берегу. Часть из них оказалось оставленной полярной станцией, похожей на те, которые что нам доводилось видеть на нашем севере: такие же выбитые стекла, сорванные двери, но гораздо меньше мусора и совсем нет брошенных бочек. На косе у самой воды стоит домик, он оказался чем-то вроде охотничьей заимки. Людей не было, кусок проволоки заменял сорванный дверной замок. Внутри же было все, что необходимо для жизни в этих условиях. Мебель и кухонная утварь, телевизор и отопители, на полках стояли продукты, у видеомагнитофона - видеофильмы. В прихожей находился генератор фирмы "Ямаха", бензопила, строительные инструменты. Интересно на сколько минут можно оставить такой дом в России, чтобы, возвратившись, обнаружить его девственно пустым?
Пользуясь тем, что туман поредел, поднялись на вершину окружающих бухту холмов. Нашим взорам открылась великолепная картина: маленькая уютная бухта, окруженная скалистыми холмами, посредине остров высотой метров 10 с совершенно отвесными берегами, "Апостол Андрей" на якоре и разбросанные по всей бухте голубые и зеленые льдины самых причудливых форм. Более красивой бухты мне видеть не доводилось. Анатолий тут же ухватился за карандаш и начал рисовать. Насилу уволок его на ужин.
Утром 31-го мы покинули бухту Пирс-Пойнт-Харбор. Последний день лета был на редкость хорош - легкий попутный ветер и солнце. Термометр показывает +18 градусов! Прошли по маршруту еще 50 миль и вновь уткнулись в сплоченные льды. Выбрали льдину покрупней, привязали к ней яхту веревкой и отдались на волю течения. Наступила первая осенняя ночь. Высыпали неяркие звезды, поднялся серп убывающей луны, проявились пятна слабого полярного сияния - первого в эту навигацию. Абсолютный штиль. Тишину ночи нарушают только звуки падающих в воду капель - это продолжает таять наша льдина. "Апостол Андрей" движется вместе с ней на юго-запад со скоростью около одного узла. Наши координаты на вечер 31 августа: 69°39' N, 120°38' W.
1 сентября 2002 г., Канадский Арктический архипелаг.
С первыми лучами 1 сентября отвязались от льдины и ринулись на поиски прохода. Встал на руль, и через пару часов маневрирования среди льдов сплоченностью 4-6 баллов, передал штурвал следующей вахте уже на чистой воде. Дальше плавание продолжалось без особых проблем. Чистая вода перемежалась полосами 3-балльного льда, которые мы легко миновали на полном ходу. Временами нас подхватывало течение и прибавляло до 2 узлов скорости. Затем течение меняло направление на противоположное и отнимало у нас эти же два узла.
Штиль окончился, на смену ему очень кстати пришел легкий встречный ветер, который выгонял льды из пролива Долфин-энд-Юнион, устраняя последнее препятствие на выходе из залива Амундсена. Последнюю перемычку преодолели в 19:15. Была она плотней предыдущих, и удовольствие от слалома среди льдин досталось мне. Ужинали уже в Канадском Арктическом архипелаге. Настроение было приподнятое: море Бофорта с его аномально тяжелой ледовой обстановкой осталось позади. Было ощущение от хорошо проделанной работы. С удовольствием вспоминались интересные и острые моменты, а нервотрепка и проблемы, которых было достаточно, как обычно забылись. Даже ледовый плен и сжатие теперь воспринимались, как необходимый атрибут, как эпизод, без которого жизнь была бы более пресной.
Доктор Зюзьков приготовил на ужин великолепные оладьи. О камбузе надо сказать пару слов отдельно. У нас два кока: доктор и Виктор Гомза. Это вызывает здоровую конкуренцию. Готовят они через день. Каждый старается, если не перещеголять, то хотя бы не отстать от другого. Поэтому меню у нас разнообразное настолько, насколько хватает ассортимента продуктов, а фантазии кокам не занимать. На завтрак обычно каша или мюсли. Обед состоит из первого блюда (супы особенно удаются доктору), второго и традиционного "апостольского" киселя. На ужин: оладьи, блины, пироги - здесь фаворит Виктор. Благодаря Камчатке газа у нас достаточно и экономить не приходится.
4 сентября 2002 г. Бухта Кембридж-Бей, Канада.
4 сентября в час ночи "Апостол Андрей" вошел в бухту Кембридж. Поселок Кембридж-Бей расположен примерно на середине пути из Тихого океана в Атлантический и практически является последней базой перед Гренландией, где можно пополнить запасы топлива и продовольствия, произвести какой-либо ремонт. Ремонт нам в этот раз не нужен, а вот топлива сожгли изрядно. Пришлось много времени идти под дизелем, как во льдах залива Амундсена, так и в дальнейших штилях.
Переход по проливу Долфин-энд-Юнион и по заливу Коронейшн был абсолютно безветренным. В зеркальной глади отражались низкие берега и редкие, такие же низменные острова. Разнообразили унылый пейзаж многочисленные антенны станций слежения, достаточно часто стоящие по берегам проливов Канадской Арктики.
В проливе Дис, на подходе к Кембридж-Бей, задул попутный ветерок, который к вечеру засвежел до 12 метров в секунду. Из-за него мы пришли на несколько часов раньше, и вынуждены были в кромешной тьме и под моросящим дождем отыскивать место стоянки. Помогли огни старого знакомого: буксира "Kelly Ovayuak", к борту которого мы и ошвартовались.
5 сентября 2002 г."Апостол Андрей" покидает Кембридж-Бей.
Рабочий день на "Kelly Ovayuak" начинается рано: в шесть утра уже завтрак. Перед завтраком поднялся на мостик буксира, поприветствовать капитана Девида Гибсона (David Gibson) и поинтересоваться, как скоро они собираются уходить, и можно ли будет стоять у них под бортом. Единственный причал Кембридж-Бея занят баржами, и мы можем стоять либо на якоре, либо под бортом. Дейв сказал, что через полчаса они перешвартовывают баржи, и нам надо отойти, а потом можем опять привязаться, поинтересовался как у нас дела с винтом и каким был переход из Туктояктука. Рассказал капитану о замене винта и посетовал на штили, которые заставили нас сжечь изрядное количество топлива. После этого мы отошли на середину бухты, ожидать пока "Kelly" перетасует свои баржи. Закончив маневры, буксир снова пригласил нас под борт. Некоторое время спустя подошел Раймонд, второй помощник капитана, посоветовал завести еще пару концов, чтобы яхту не водило при движении буксира. Все дальнейшие маневры "Kelly" совершал с привязанным к нему "Апостолом". Предложили нам так плавать и дальше. Было бы неплохо, жаль не по пути.
После швартовок на яхту заглянул стармех, с которым установились особые дружеские отношения. Михаил предложил взять топливо у них, а также посетить душ. Мы с радостью приняли оба предложения, через полчаса шланг был раскатан, и солярка полилась в пустой танк яхты. Заправляться нам помогал пожилой матрос Гарри Вайт (Garry White), через месяц он выходит на пенсию. В прошлый раз Гарри подарил всем кожаные кепки, в этот раз потащил меня на рыбный склад-магазин и купил нам три копченые рыбины, по пути нахваливая их и говоря, что больше нигде такой рыбы мы не попробуем. Вкус действительно оказался отменным, с этим согласились и избалованные рыбой камчатцы. Взамен мы надели на Гарри нашу майку, по нраву ему пришлись и брелки с символикой нашего плавания.
Весь день до позднего вечера экипаж буксира был занят работой. Одни баржи разгружались, другие сразу же грузились - партия геологов, занимающихся разведкой нефти, грузила бытовки, загоняла технику - они переезжают на новое место работ. Во второй половине дня пришел автомобиль с пресной водой для буксира. Вновь на яхту был подан шланг - теперь по нему потекла вода. Насколько же нам сложней пришлось бы в Кембридж-Бее не будь друзей с "Kelly Ovayuak" и компании NTCL!
К ночи все работы были завершены и начались взаимные визиты, которые закончились далеко заполночь. Все это живо напомнило мне порт Провидения и буксир "Капитан Беломестнов". Такая же бескорыстная помощь, такой же гостеприимный экипаж, не лишенный человеческих слабостей и не имеющий ничего против приятного время провождения.
Моряки всех широт и континентов похожи друг на друга, всегда готовы оказать помощь и поддержку и вместе весело провести время. Когда мы собирались в Канадскую Арктику, то возникали естественные опасения, как там будет? Все-таки в нашей Арктике мы были у себя дома. Эти опасения оказались совершенно напрасными - все оказалось почти одинаковым: такие же доброжелательные жители, такая же аномально тяжелая ледовая обстановка… Так же нужно оформлять визы: и в Канаду, и на посещение Чукотки и Якутии. Только здесь разрешения нужны иностранцам, а у нас - своим же гражданам.
Вечером нас посетил Питер Семонтюк (Peter Semontuik), с которым я связался накануне по электронной почте. Он радиолюбитель (позывной - VY0PS), работает радиоинженером в аэропорту, плавал по Арктике с американскими яхтсменами, от них в Нью-Йорке я и получил его координаты. Питер выразил готовность помочь нам. Я попросил у него помощи в получении информации из Интернета.
5 сентября началось в шесть утра запуском дизелей на буксире - наши друзья уходили. Последние объятия, обмен адресами и сувенирами. Мы отвязываемся и отходим на середину бухты. "Kelly Ovayak" выстраивает баржи, зацепляет переднюю и, описав дугу по бухте, вытягивает свой караван в кильватерную линию. Буксир и баржи строем проходят мимо "Апостола Андрея", все машем руками, прощальные гудки, увидимся ли когда еще?
Занимаем освободившийся причал. Теперь наши мачты видны поселку и на пирс регулярно подъезжают автомобили и квадроциклы. Один член экипажа постоянно занят раздачей буклетов и рассказами кто мы, откуда идем и куда. Дел у нас осталось немного: отправить корреспонденцию, докупить продуктов.
Кебридж-Бей выгодно отличается от Туктояктука чистотой на улицах и порядком возле домов. И вообще выглядит он более цивильно. Есть банк и почта, телефоны-автоматы, с которых можно дозвониться до России, два крупных магазина, оздоровительный центр, бассейн, великолепное здание школы. В школе небольшой краеведческий музей и выставка картин местных художников, отличная библиотека, в которой рядом с книжными стеллажами, стоит длинный ряд компьютеров. Детишки приходят после занятий читают, рисуют, играют.
Продукты из магазина на своем автомобиле доставил Питер, он же привез последние ледовые карты. Впереди 200 миль чистой воды, а дальше льды различной сплоченности.
В 19 часов покидаем Кембридж-Бей. На выходе из бухты, от берега к нам устремляется моторка с двумя рыбаками. Подойдя к борту, они перекидывает на нашу палубу две здоровые рыбины и, пожелав счастливого пути, отваливают.
9 сентября 2002 г. Пролив Белло, Канада.
Переход от Кембридж-Бея до пролива Белло - протяженность 300 миль - прошел при хороших ветрах, в основном, по чистой воде и ничем кроме дня рождения Виктора Гомзы не запомнился. Случилось оно 6 сентября, и исполнилось Виктору 20 лет. Это самый молодой член экипажа всех созывов, но уже достаточно опытный яхтсмен: рулевой первого класса, перворазрядник, имевший за "кормой" до прихода к нам около 5 тысяч морских миль.

Ко входу в пролив Белло мы подошли на рассвете 8 сентября. Пролив отделяет остров Сомерсет от полуострова Бутия, а популярней: материк Северная Америка от Канадского Арктического архипелага. В проливе находится мыс Зенит - северная точка Америки, своеобразный анти-Горн. Широта его ровно 72 градуса и в этом он значительно уступает нашему мысу Челюскин, который расположен почти на 78 параллели. Белло представляет собой узкую щель, местами меньше мили, берега высоки (до 300 метров) и утесисты, глубины до 380 метров. Приливные течения в проливе следуют то на запад, то на восток, меняясь каждые 6 часов, и скорость их достигает 8 узлов. Чист ото льда он бывает редко, и лоция говорит: "Безопасное плавание по проливу возможно только в условиях хорошей видимости под проводкой ледокола; проходить по проливу без ледокола, не имея надежной информации о ледовой обстановке, не рекомендуется".
Ледокола у нас при себе не было, информация была вполне приличной, а видимость отличной. Выдался хороший солнечный денек, это обеспечило видимость не только для судовождения, но и дало возможность полюбоваться чудесными видами, открывающимися по обоим берегам пролива. Пролив оказался практически чистым ото льда и ровно в 10:00 мы миновали мыс Зенит. "Апостол Андрей" стал уникальной яхтой, которая миновала все крайние мысы всех континентов.
Отметив это, мы подошли к самому опасному месту пролива Белло - скале Магпай. Лежит она в уровень с поверхностью малой воды, ее положение можно приблизительно определить по образующимся над ней водоворотам и сулоям. В 4 кабельтовых к северу от нее расположена банка. Фарватер - в этом узком проходе. И именно здесь течения достигают максимальной силы. Подтверждение служили показания нашего лага, которые стремительно росли, и достигли 11 узлов при собственной скорости в 5. Вода кипела как в котле. Льдины проносились мимо яхты то обгоняя ее, то идя навстречу, то пересекая наш курс. Если льдины попадали в водоворот, они начинали вращаться на месте. Пара льдин исполняла своеобразный танец, кружась как в вальсе.
Яхта управлялась с трудом, ее поворачивало против воли рулевого. Дрожащей рукой он утер пот, когда мы миновали это место. Зато остальные члены экипажа испытали восторг и извели много метров пленки, чтобы запечатлеть буйство стихии.
Пролив Белло остался позади, и нам открылся чистый ото льда простор залива Бутия. К сожалению, это только в радиусе 10-20 миль. Ледовые карты показывают, что дальше на север и на юг распространяются льды различной сплоченности, большей частью непроходимые. Мы завернули за остров Лонг-Айленд и встали на якорь в бухте Депо у покинутого селения Форт-Росс. Надо принять новые ледовые карты, оценить ситуацию и дождаться ее улучшения. Перед нами лежат три дороги, но ни одна пока не доступна.
Координаты "Апостола Андрея" на 08.09.2002 (21:00 МСК) - 71°57' N, 94°16' W.
12 сентября 2002 г., Форт-Росс, Канада.
Форт-Росс - селение, покинутое согласно лоции в 1977 году, сегодня состоит из двух домиков на берегу и мачты для подъема флага рядом с ними. Домик побольше похож на все покинутые дома: выбитые окна, ветер, гуляющий по комнатам, шевелящий оборванными обоями и хлопающий дверцами стенных шкафов.
Совсем по-другому выглядит домик поменьше. Над входом красуется надпись: "Hudson's bay company" (Компания Гудзонова залива), ниже день и год основания компании - 2 мая 1670. Окна домика закрыты снаружи фанерными щитами, двери заложены пронумерованными досками, всюду надписи фломастером, объясняющие, как лучше их открыть. Когда все доски сняты, взору открывается белая дверь. Рядом с ручкой надпись, гласящая, что ключ находится у юго-восточного угла домика. Сориентировавшись по сторонам света и подойдя к нужному углу, обнаруживаешь гвоздь, вбитый на высоте глаз, и ключ, висящий на нем. Рядом с домиком находится запас дизельного топлива для отопления и кухни.

Внутри домик состоит из одной большой комнаты и хозяйственного помещения. В комнате идеальный порядок и чистота. Вдоль правой стены в два яруса стоят шесть нар, у левой - столы, стулья, кухня и со всякой утварью, чай, кофе, приправы и бутылка виски. В хозяйственном отсеке сложены всевозможные инструменты и лестница, ведущая на второй этаж. Наверху еще одна большая полупустая комната с печкой стоящей по центру, биотуалетом по одну сторону и полками с книгами по другую.
В домике обнаружили книгу посетителей. Среди предшественников нашел запись 1993 года, сделанную моим знакомым немецким шкипером Арведом Фуксом, который сегодня идет по Севморпути. Последний раз книгу открывали за неделю до нас, автограф оставил экипаж трехмачтового парусника "Седна IV", идущего с востока на запад. Мы тоже оставили в книге запись и информацию о нашем плавании, закрыли домик, повесили ключ на гвоздь.
Неподалеку от домиков, на мысу выдающемся в сторону пролива Белло, наткнулись на кладбище. Пять холмиков сложенных из камней, сквозь которые просвечивают доски грубо сколоченных ящиков, исполняющих роль гробов. Только на одной могиле сохранилась часть креста. Надписей, говорящих о том, кто и когда упокоился на этих продуваемых всеми ветрах скалах, не сохранилось совсем.
По другую сторону домиков обнаружилось еще одно захоронение. Есть надпись, сделанная на инуитском языке при помощи алфавита Inuktitut - специально созданной азбуки, общей для всех эскимосов Канады. Внешне алфавит похож на клинопись Вавилона, имеет логичную и стройную внутреннюю структуру.
На вершинах окрестных холмов сложены гурии из камней. Иногда можно встретить каменного человечка-инуксука. Инуиты ставили их в местах миграций оленей карибу, а также в качестве "дорожных" знаков для путешественников. Сегодняшние инуксуки, подозреваю, поставлены туристами. Мы и сами соорудили двух.
Сверху открываются красивые виды: вход в пролив Белло, бухта Депо с плавающими голубыми льдинами. На камнях буйство лишайников, некоторые растут концентрическими кругами, напоминая мишени. Трогательно выглядят среди скал скромные заполярные цветы. Анатолий засел за мольберт. Чтобы передать суровую красоту арктической пустыни, стоически пытался выдавить краску из тюбика на ледяном ветру стоически.
На третий день вынужденной стоянки произошло событие, внесшее разнообразие в нашу жизнь. Утром, оставив дежурных на яхте, мы отправились в очередную вылазку с видеокамерой, собираясь произвести съемки в домике и возле него. Вдруг доктор заметил выходящую из пролива яхту. Мы знали, что в этом районе находится французская яхта с женским экипажем, которая опережает нас почти на десять дней. Возникал вопрос: "Куда они могли деться, если прохода дальше на восток нет?" Я вызвал яхту на связь. Спустя время женский голос неуверенно поинтересовался: не их ли вызывают. Я подтвердил свой вызов и представился. В ответ раздался возглас удивления, и посыпались вопросы.
Через час яхта "Nuage" ("Облако"), бросила якорь в кабельтове от "Апостола Андрея". Мы предложили яхтсменкам помощь, если таковая нужна и пригласили в гости, как только они смогут это сделать. К ужину Виктор перевез дам на наш борт.
Экипаж "Облака" возглавляет Мишель Демай (Michele Demai), опытная яхтсменка и журналистка по профессии. Второй член - экипажа ее дочка Сабрина. Третий - черная кошка Пунго. Это первый случай в яхтинге, когда женщины идут по Арктике. Начали они свое плавание в прошлом году с западного побережья Канады. На трассу Северо-Западного прохода попали из Берингова пролива, за навигацию пройти не успели - зимовали в Кембридж-Бее. Вспоминают последствия зимовки с ужасом. Два месяца понадобилось им, чтобы оживить яхту этим летом.
Вечер прошел интересно, обоим экипажам было что рассказать и о чем поговорить. Дамы отдали должное кулинарному искусству Виктора. Мишель пришлась по вкусу русская водка. Она посетовала на сухой закон в Канадской Арктике и нашла понимание у нашего экипажа. Выяснилось, что капитан "Облака" хорошо знает Эрика Брасьера, которому удалось в этом году пройти Севморпуть за одну навигацию. Мишель - крестная мать его яхты "Вагабонд". Лишнее подтверждение тому, на сколько тесен мир.
13 сентября 2002 г. Зимовка?..
Сегодня пятница 13-е. Еще трое суток простояли у Форт-Росса. Дни заняты всякими незначительными делами на яхте и поездками на берег. Один Анатолий при деле: рисует с утра до темноты, иногда не появляясь на обед. Осмотрели дизель у француженок, их беспокоит вибрация на средних оборотах. Устранить ее в полевых условиях не представляется возможным, лишь выбрали режимы работы, на которых двигатель не входит в резонанс. Помогли закрепить генератор. Забавно смотреть как Сабрина, испачкавшись по локти в мазуте, ковыряется в моторе.
Основное наше занятие - ожидание. Вся жизнь крутится вокруг 14-15 часов, когда приходит время получать новую ледовую карту. А она с каждым днем все хуже. 11 сентября балльность льда вдруг резко возросла по всему району. Непонятный вначале скачок объяснился просто - началось замерзание. На карте появились симпатичные голубые звездочки: это районы где образуются новые льды. Новость неутешительная. Теперь ситуацию может изменить только сильный ветер, который все переломает, но стоят тихие солнечные дни. Днем впору раздеваться, зато ночью все покрывается толстым пушистым слоем инея. Вокруг яхты образуется молодой ледок. Все это было бы красиво, но в другой ситуации.
12-го становится ясно, что выход на север через проливы Принц-Ридженс и Ланкастер закрылся. Сергей Соколов из Москвы рекомендует, не мешкая, уходить на юг в залив Бутия и проливом Фьюри-энд-Гекла в бассейн Фокс. Там замерзание начнется позже и есть шансы. Но они достаточно призрачны. В проливе Фьюри-энд-Гекла существует постоянное течение силой в 2 узла направленное на восток, на выходе пролив перегорожен островами, судоходная часть сужается до одной мили и в этом узком месте постоянно образуется пробка изо льдов. Во всех лоциях и пособиях этот путь рассматривается как самый безнадежный, проход открывается в исключительно редкие годы. Нынешний таковым не является. Плюс ко всему ни у нас, ни у француженок нет карт на это место, именно по причине бесперспективности похода на юг. Штудирую лоцию, имеющиеся пособия, генеральную карту. Нашел в домике авиационную карту, изучаю и ее.
Мишель в ужасе от необходимости идти без карт. Мы смотрим на это спокойней, имея опыт подобного рода плаваний, хотя это и не соответствует правилам хорошей морской практики.
13-го утром предлагаю соседкам уходить на юг, приняв очередную карту. Мишель отказывается наотрез: в пятницу, да еще 13! она не выйдет никогда. Ох уж эти суеверия. А тут еще как предостережение, на берегу появился кролик - самая дурная примета для французских моряков. Они на кораблях даже не произносят этого слова, говоря взамен "пушистый зверек с длинными ушами". Мои доводы, что испанцы именно пятницу считают счастливым днем (в этот день Колумб открыл Америку) и что песец, появившийся вслед за кроликом, наверное, уже съел эту примету, не помогают. Мишель говорит: ""Nuage" поднимет якорь в одну минуту после полуночи".
Наши полусерьезные споры прекращаются с появлением новой карты. Залив Бутия в основном замерз, на входе в пролив Фьюри-энд-Гекла пробка 8-балльного льда. Идти собственно некуда. Перелистываем прошлогодние карты: здесь в это время было почти чисто, а к 1 октября вообще открылся проход насквозь с запада на восток. Может быть, и в этом году такое случится?
По телефону француженок (они эксплуатируют "Иридиум", и это, по-видимому, лучший вариант в высоких широтах, хотя тоже не безупречный) связываемся с Coast Guard (Береговая охрана). Нам сообщают, что на юг не пройти. Лед, закупоривший проливы, состоит из больших полей и его не вынесет течением, что период таяния закончился две недели назад, а сейчас все смерзается. Говорят, что пролив Пил (позади нас) закроется дня через четыре, а вслед за ним и залив Ларсен. Это означает, что путь назад, в Кембридж-Бей, будет тоже отрезан.
После разговора получаем от Береговой охраны письмо по электронной почте, где все это повторяется, и которое нужно расценивать, как указание поворачивать назад. Значит зимовка. Радости это весть не приносит. С тоской думаю о проблемах, связанных с организацией зимовки: яхта тяжелая, кранов нет, кильблока нет. Сабрина произносит "катастрофа, кошмар". Оказывается, эти слова в наших языках означают одно и тоже.
У нее возникает мысль прогуляться поутру к границе льдов, до нее десять миль, посмотреть на них своими глазами, может, есть щелка вдоль берега. Мне же интересно: что собой представляют молодые льды, если снежура, сало или тонкий нилас, то они проходимы для "Апостола". Решаем, что с рассветом выйдем на нашей яхте на разведку. Надежда призрачна, но вдруг. Приглашаю дам на прощальный ужин и отбываю "обрадовать" своих.
С экипажем обсуждаем разные места зимовки. Йоа-Хейвен ближе всего, там зимовал Амудсен и небезызвестный "Вагабонд" Эрика Брасьера. В Кембридж-Бей - зимовали француженки. Может, успеем до Туктояктука. Там находится наш друг Том Эдмундс и часто зимуют крупные суда. Аркадий приносит бутылку водки "Юрий Долгорукий", Борис Балдин завещал выпить ее в самой северной точке маршрута. Что-то удерживает меня от команды открыть бутылку.
Скрежет о борт очередной льдины выгоняет всех наверх. Спустя время слышу: "Капитан, поднимись, посмотри, что за лед". Поднимаюсь на палубу. Вижу: сразу на обе яхты, срывая якоря, наваливается большая льдина. Футштоками с такой не справится. Пускаю дизель, кормой отталкиваю льдину к берегу, прикрывая собой "Nuage". Ситуация привычная. Непривычная только льдина: все, кроме меня и Аркадия, видят такую впервые. Она представляет собой две старых льдины вмерзших в поле молодого льда. Молодое поле - это светлый нилас (лед толщиной 10 см). Если такой же молодой лед стоит в проливах, то это действительно финиш. Как говорит Виктор Гомза: реальный и конкретный. Может, зря мы не открыли бутылку?
14 сентября 2002 г. Зимовка отменяется!
Не зря все-таки существуют кролики, пятницы и прочие морские приметы. Мишель была права, отказываясь выходить в пятницу. Когда вечером они с Сабриной приехали к нам в гости, Мишель протянула мне дискету со словами: "Капитан, тебе сюрприз". Не ожидая хороших сюрпризов, я вставил дискету в компьютер и увидел письмо от Джона Оулета (Jean Oullet) из отдела операций и планирования арктического региона Береговой охраны Канады (Operations & Planning C&A Region Canadian Coast Guard). В письме вновь повторялась информация о сложившейся сложной ледовой обстановке вокруг нас и о начавшейся зиме. Далее говорилось, что завтра, в субботу, в нашем районе будет ледокол Береговой охраны "LOUIS S. ST-LOURENT", его капитан свяжется с нами и решит, насколько безопасно будет нас эскортировать через льды.
Сюрприз оказался приятным. По этому случаю для гостей была открыта бутылка уругвайского вина, ну а мы отмечали как обычно. Мишель засыпала меня вопросами, как это будет выглядеть, если мы пойдем за ледоколом, не опасно ли, угонимся ли? Рассказал ей о своем опыте следования за ледоколом "Арктика" в архипелаге Норденшельда в 1999 году. Потом Мишель высказала сомнение по поводу, так сказать чистоты эксперимента, спортивности плавания при помощи ледокола. Такие же мысли одолевали меня в прошлом. Я ответил, что плавание на яхте за ледоколом среди льдов требует гораздо большего мастерства, чем одиночное плавание по чистой воде. В конечном итоге все равно они первый женский экипаж, прошедший Арктику, а последующие пусть улучшают их достижение.
Вообще оценить плавания в Арктике может только специалист и то с определенными допущениями. Что является большим достижением: прорываться буквально по кабельтовым, днями и неделями ждать улучшения ледовой обстановки, стоять зажатым во льдах и в итоге проходить маршрут за две навигации, или свободное плавание за одну навигацию по чистой воде, когда льды наблюдаются только на горизонте? Второй случай относится, например, к плаванию Эрика Брасьера в этом году по Российской Арктике. Он прошел весь Севморпуть за один месяц и рапортовал, что стал первым кто прошел наш север за одну навигацию.
Главный диспетчер Российского штаба морских операций Сергей Дейнека писал мне ровно месяц назад, когда я интересовался делами своих приятелей Брасьера и Фукса: "Льда в восточной Арктике в прибрежной части практически не осталось. От наводнений, смерчей и катаклизмов в этом году лучше всего укрываться в Арктике!" Я искренне поздравил Эрика с успехом. Ну, повезло мужикам с ледовой обстановкой!

Сегодня около 10-ти утра нас вызвал на связь ледокол. Через полчаса он показался из пролива Белло. Вскоре над яхтами пролетел вертолет и приземлился на берегу. Нас вновь вызвали на связь и пригласили съехать на берег. Нас ожидала группа людей, среди которых был и капитан ледокола. Он представился и поинтересовался: по-прежнему ли мы хотим идти на юг в пролив Фьюри-энд-Гекла? Я и Мишель дружно отреклись от своего замысла, объяснив, что о юге мы думали, не имея возможности идти на север. Капитан задал несколько вопросов о наших яхтах: материал корпуса, мощность машины, скорость. Выяснив подробности, сказал, что проведет нас через льды, если мы готовы идти за ним. Осталось обсудить порядок следования, скорость, дистанцию, связь. Мишель передала полномочия мне, как шкиперу видавшему ледоколы раньше.
В 11:50 мы снялись с якорей и вышли из бухты Депо на внешний рейд. В 13:00 выстроились в кильватерную колонну: "Апостол Андрей" за ледоколом, замыкает строй "Nuage"…
Время от времени с ледокола на ледовую разведку уходит вертолет. Один раз, огибая ледовый массив, мы отклонились к югу. Сейчас следуем на северо-восток к восточному берегу пролива Принц-Ридженс, под которым льды реже. На данный момент прошли в ордере около 30 миль и льдов сплоченней 3 баллов не встретили. Пару раз ледокол пробивал не преодолимые для яхт перемычки, но можно было, наверное, обогнуть их дальше к югу. Возникают вопросы о точности карт и прогнозах, которыми нас стращали. Однако до выхода в пролив Ланкастер еще 150 миль, посмотрим, что будет там. А пока закатное солнце окрасило паруса в розовый цвет. В Канадской Арктике наступил вечер, и караван зажег навигационные огни.
Координаты "Апостола Андрея" на 15.09.2002 (21:00 МСК) - 72°45' N, 90°28' W.
16 сентября 2002 г. Пролив Принц-Ридженс, Канада!
Третьи сутки идет лавировка, которой, наверняка, не видывал парусный мир. На совещании у Форт-Росса капитан ледокола выразил пожелание (надежду?), чтобы мы шли под двигателями. Но вскоре после начала движения "Nuage" подняла паруса: пока шли на восток, ветер был благоприятный, грех его не использовать.
У восточного берега пролива Принц-Ридженс повернули на север. Льдов оказалось совсем немного, гораздо больше чистой воды. Свежий встречный ветер развел мелкую, крутую волну. Слабый двигатель француженок не вытягивал против ветра и волны, а идти под парусами можно было только в лавировку. Мишель вызвала ледокол и, извинившись за то, что они не в состоянии идти вместе со всеми, попросила разрешения уйти к берегу в какую-нибудь бухту. В ответ ледокол изменил курс так, чтобы "Nuage" могла идти в бейдевинд. И началось!
Дойдя до берега, с ледокола оповестили, что они делают поворот. Вслед за ним повернули яхты. Спустя какое-то время Мишель сообщила ледоколу, что он идет крутовато. Капитан ледокола поправил курс, его поблагодарили. Дойдя до сплоченных льдов, ледокол лег на левый галс, и все повторилось. После нескольких галсов, на ледоколе поняли, каков лавировочный угол "Nuage" и дело наладилось. Мы тоже поняли, что, к сожалению, лавировочный угол "Nuage" градусов на 10-15 круче нашего, поэтому маневрировать в такт француженкам и ледоколу мы не можем. Поэтому, от постановки парусов воздержались. Завершая вторую кругосветку, мы так и не встретили яхты с лавировочными качествами хуже, чем у "Апостола". Спасибо "гению" конструктора Конюхова!
Лавировка шла вторые сутки и девчата, конечно, вымотались изрядно. Капитан ледокола вызвал яхты на связь, сказал, что не рассчитывал, что процесс так затянется. Он предложил лечь на ночь в дрейф у него под бортом, чтобы женский экипаж смог отдохнуть. Предложение было принято, мы получили команду швартоваться первыми, "Nuage" у нас по корме. С борта ледокола полетели швартовые концы и веревочные штормтрапы на каждую яхту. Понимая трап, как предложение подняться на борт, мы им воспользовались. Вначале мы со старпомом нанесли визит вежливости капитану ледокола Стюарту Клеберту (Stewart C. Klebert). Я поблагодарил капитана за помощь, рассказал о своем проекте, вручил буклеты и сувениры. Капитан сообщил, что нам всем приготовлены каюты, мы можем воспользоваться услугами прачечной, поинтересовался, чем еще может быть полезен, не нужны ли продукты. Я заверил его, что у нас всего достаточно, но мы бы не возражали против свежего хлеба. Во время общения выяснилось, что капитан сам яхтсмен и владелец стального кэча размером поменьше, чем "Nuage". Стало понятно, почему на судне так грамотно раскладывали галсы. На мой вопрос, ходит ли он в Арктике на яхте, Стюарт ответил, что предпочитает ледокол.
Ледокол "Louis S. St-Lourent" - самый крупный в ледокольном флоте Канады. Длина его 120 метров, водоизмещение 15 тысяч тонн, суммарная мощность пяти дизелей 27 тысяч лошадиных сил. В августе 1994 года "Louis" в группе из трех ледоколов - однотипного с ним американского и российского атомного "Ямал" - достиг северного полюса. Этот факт является предметом гордости экипажа ледокола, как первого канадского судна побывавшего на полюсе. Канадцы с восхищением вспоминают атомоход "Ямал", его небывалую мощь, а также совместно проведенное на полюсе время.
Капитан показал выделенные нам каюты и поручил заботам своего старшего помощника. Каюты без всякой натяжки можно назвать отличными. Мне доводилось плавать и на шведских паромах и на флагмане советского пассажирского флота "Максиме Горьком", и вряд ли они могут похвастаться более комфортными каютами (конечно, не считая кают класса "люкс"). Но наш экипаж, кроме капитана, предпочел провести ночь на собственном борту. К сожалению, понежиться на белоснежных простынях довелось не более трех часов, так как после общения с вахтенными офицерами ледокола, я попал в каюту скорей уж рано, чем поздно, а выходили мы рано утром.
Дамы отказались от приглашения подняться на борт, а точнее не смогли его принять. Для того чтобы лезть на 10-ти метровую высоту по раскачивающемуся штормтрапу, надо иметь отдельное мужество. Всякий раз, когда я перебрасывал ногу через фальшборт ледокола и видел палубу яхты далеко внизу, в мозгу свербела мыслишка: "Попаду ли?". К тому же яхтсменки были сильно измотаны 30-ти часовым переходом.
В 6 утра 16 сентября яхты отвалили от борта "St-Lourent", и лавировка продолжилась. Отдав швартовы, увидели на борту ледокола матроса с ящиком, который он собирался опустить на нашу палубу. Вновь подошли к борту. Ящик опускался трижды, это были дары канадских пограничников: хлеб, фрукты и пр.
Днем стали попадаться большие поля состоящие из старых льдов, вмороженных в светлый нилас (молодой лед). Под восточным берегом пролива по-прежнему редкие льды. Ветер оставался встречным и усиливался. Это позволило и нам поставить паруса. Подобной картины Арктика не видела со дня своего сотворения: впереди, ломая перемычки и разбрасывая льдины по сторонам, идет огромный красный ледокол, а в полукабельтове за ним, накренившись к воде, восьмиузловым ходом параллельно скользят две яхты: белое "Облако" и синий "Апостол".
Денек выдался ясный, легкий морозец украсил носовой релинг и леера сосульками. Видимость была хорошая, и нашим взорам открывался то восточный, то западный берег пролива Принц-Ридженс. Высокие и обрывистые, они радовали глаз красивыми видами.
Координаты "Апостола Андрея" на 17.09.2002 (21:00 МСК) - 73°52' N, 87°11' W.
17 сентября 2002 г. В районе Северного магнитного полюса...
Количество событий 17 сентября превысило число строк на странице судового журнала.
Сутки начались, как обычно в 00 часов. Анатолий Семенов встал за штурвал, но пришлось оторвать его от дела, так как именно в этот момент ему исполнилось 55 лет. Экипаж поздравил товарища с этим событием, отложив вручение подарков на праздничный обед, на который мы все были приглашены.
Тем временем, наша маленькая эскадра повернула на правый галс, а через мгновение суда укутал плотный туман. В 00:20 ледокол застопорил ход, потеряв яхты из виду. На запрос где мы находимся, я ответил: "Под его кормой". Мишель сообщила, что окружена льдами и дрейфует вместе с ними, никого из нас не наблюдает. На локаторе ледокола тоже не видели яхту среди десятков отражений от льдин. Запросили координаты француженок. "Nuage" оказалось в двух милях к юго-востоку от нашего места. Ледокол развернулся на 180 градусов, я подтвердил, что следую за ним, и мы отправились на поиски дам. Через час они сообщили по радио, что видят свет прожекторов ледокола, и вскоре из тумана вынырнули навигационные огни яхты.
Туман начал конденсироваться на палубе, надстройках, рангоуте, такелаже и сразу же стал замерзать. Палуба превратилась в каток, покрытые коркой льда паруса заблестели, и стали держать форму как жесткое крыло. К утру все веревки были в мохнатом инее, а тросы в прозрачных ледяных оболочках. Антенны провисли под тяжестью льда, мощность радиопередачи упала вдвое.
С рассветом пересекли 74-ю параллель. До Северного магнитного полюса, расположенного в районе острова Батерст, подать рукой. Компас, бывший и до этого "вялым" и реагировавший на повороты яхты с большим опозданием, стал показывать совершенную чушь. Зачастую стрелка поворачивалась вместе с яхтой, будто полюс находится где-то на нашем борту, иногда же компас показывал поворот в сторону противоположную от действительного. Объясняется это тем, что горизонтальная составляющая напряженности магнитного поля в районе полюса в несколько раз слабее, чем в умеренных широтах, следовательно, воздействие поля на стрелку гораздо слабее. Стрелка вообще стремится занять вертикальное положение, поэтому показание компаса зависят еще и от галса, и от того, на какой борт кренится лодка. Магнитное склонение (разница между направлениями на географический и магнитный полюсы) достигает 70 градусов и изменяется в течение дня. К тому же во время сильных магнитных бурь амплитуда колебаний магнитной стрелки может достигать 15 градусов и более. Глядя на все это, невольно задаешь себе вопрос: "Как плавали здесь до изобретения, радио, гирокомпасов, GPS и прочего, без чего сегодня в море не выходит ни одно судно?"
Вскоре после завтрака ледокол врезался в ледовое поле сплоченностью 10 баллов. Канал за ним заполняется крошевом из льдин внушительных размеров. В таком месиве приходится расталкивать льдины штевнем. Следуя за нами, "Nuage" увязла. Ледокол совершил циркуляцию и вышел обратно на чистую воду, поступила команда выходить вслед за ним. Легко сказать - проход закрывается почти сразу. Воспользовавшись небольшой полыньей, разворачиваю яхту на месте и пробиваюсь обратно по своему следу - этот путь короче. Теперь "Апостол" выполняет функцию вспомогательного ледокола и выводит за собой "Nuage".
Ледокол стоит у кромки поля носом к нам и выглядит забавно: от его штевня усами расходятся потоки воды, предназначенные для отбрасывания льда по сторонам, в результате чего канал какое-то время остается чистым. Но на этот раз не получилось, и у ледокола виноватый вид.
К обеду туман слегка рассеялся. Пришло время распрощаться с ледоколом. Дальше наши пути расходятся: ему на юг в Арктик-бей, нам на восток по проливу Ланкастер. Капитан рекомендовал держаться ближе к северному берегу пролива, так как у южного берега есть льды. Мы с Мишель поблагодарили его за помощь и поддержку, и через несколько минут корма ледокола розовым пятном растаяла в тумане.
Ветер ослабел. Мы разрифили паруса, поставили генуэзский стаксель и устремились к северному берегу Ланкастера.
18 сентября 2002 г., Северный предел плавания!
18 сентября в 01:40 достигли широты 74 градуса 20 минут - наивысшей северной точки в этом походе. Отсюда повернули на юго-восток. Ветер вновь встречный. Он как будто отслеживает наш курс, и все время норовит довернуть навстречу. К утру заехали во льды плотностью 2-4 балла. Это если считать только по старым льдинам, а вокруг них наблюдались все формы молодого льда: и ледяные иглы, и сало, и склянка, и темный нилас. Яхты шли словно в расплавленном металле: тягучем, медленно и тяжело колышущемся. "Nuage" следовала за "Апостолом", по хриплому голосу Мишель было понятно, что женщины порядком измотаны.
Двое суток непрерывного движения во льдах, когда нельзя не остановиться, не ослабить внимание... Авторулевой в таких условиях не помощник, значит, на каждую из француженок пришлось по 24 часа рулежки, а на яхте еще ведь масса других дел и забот: от парусов до дизеля, от связи до приготовления пищи. Но жаловались дамы не столько на усталость, сколько на собачий холод. Из-за неправильно установленной трубы, их отопитель не работает во время движения под парусами, и температура в яхте приближается к температуре за бортом.
В туманной предрассветной дымке, слева по курсу появилось красноватое пятно, которое вскоре материализовалось в красный корабль. Первая мысль: "Неужели "Louis"!" Но это оказался другой ледокол Канадской береговой охраны. Он вызвал нас по радио, я ответил. Узнав, что они идут с востока, попросил капитана ледокола просветить меня в отношении льдов в районе. К радио был приглашен специалист по льдам, и через десять минут я имел подробную информацию о ледовой обстановке впереди "Апостола" и рекомендации каким курсом следовать дальше. Получалось, что льдов осталось миль на восемь, а далее, если держаться курса на восток и не опускаться южнее 74 параллели, до самого моря Баффина чисто. Это была очень приятная новость.
По мерной зыби, медленно качающей льдины, можно было предположить, что граница ледового поля рядом. Но у кромки льдины выстроились сплошной цепью, не оставляя щелки для выхода. Пришлось сходу таранить перемычку в наиболее узком месте. Лед медленно расступился и выпустил яхты на чистую воду.
Ветер выключили совсем. Перед нами простиралась зеркально-гладкая, слегка колеблющаяся поверхность. Я предложил француженкам лечь в дрейф и выспаться, пока нет ветра и льдов, к тому же попутное течение несло яхты на восток со скоростью около узла. Пообещал понаблюдать за "Nuage" пока они будут отдыхать. Мишель согласилась, но отказалась от любой другой помощи: они должны пройти все сами, чисто женским экипажем.
Сон их был недолог, часа через четыре на палубе появилась Сабрина, помахала нам рукой и начала переливать топливо из канистр в танк. Ветра все не было, мы запустили дизеля и продолжили плавание на восток, договорившись, что проведем прощальный ужин на нашем борту. "Транзас", поставляющий нам прогнозы погоды, обещал к ночи дать ветер.
В 20:00 экипажи пришвартовали свои яхты друг к другу. Сабрина принесла увесистый пластиковый пакет, в котором оказался набор разнообразных сыров от компании "MEULE D'OR", генерального спонсора француженок. Мы подарили дамам менее полезные вещи: календари, книгу, фильм о нашем первом плавании. Обменялись адресами и приглашениями в гости. Выпили на прощание русской водки. Задул попутный ветер, и пришла пора расставаться. Подняв все паруса и отойдя на полмили, дали салют из ракетниц в честь отважных яхтсменок - первых женщин, прошедших Северо-западный проход.
Постепенно огонек на мачте "Nuage" растаял в темноте. Много было встреч и расставаний на нашем длинном пути вокруг Света. В океане очень быстро обретаешь новых друзей, и прощаться всегда грустно. Но это было особенным: мы оставляли двух женщин в студеном океане и от этого чувствовали себя неловко. Мы понимали, что как яхтсмены они могут дать фору многим мужикам. И все же…
20 сентября 2002 г. Канадский арктический архипелаг позади!
19 сентября в 6:20 "Апостол Андрей" пересек условную границу моря Баффина. Канадский Арктический архипелаг позади! Ледовое плавание, длившееся почти два месяца, закончилось.
По имеющейся информации, в море Баффина льдов практически нет. Встречаются лишь айсберги, порой наблюдаем до восьми штук одновременно. Они хорошо различимы: днем - визуально, ночью и в тумане - на экране локатора, и поэтому опасности не представляют.
Опасность представляет лед, намерзший на нашем такелаже. Потеплело, сосульки начали подтаивать и падать на головы. Ледопад длился весь день, пугая сидящих внутри ударами по палубе и травмируя находящихся наверху. Куски льда небольшие, но, падая с высоты 10-15 метров, бьют чувствительно. Рулевые требуют выдать каски. Увы, такой напасти мы не учли, поэтому, ни касок, ни шлемов, ни тазиков для бритья, чтобы уподобиться Дон Кихоту, не прихватили.
Восточную часть пролива Ланкастер прошли по широте 74°20', обходя ледовый пятно выступающее к северу от острова Байлот, за которым наш курс повернет на юго-восток.
В 9 утра общались по УКВ с француженками, они были в 18 милях позади нас. После разговора с Мишель, повернули к югу и к концу дня уперлись во льды. Вновь связался с "Nuage", они подтянулись к нам до 12 миль, но шли южней на 7 минут широты. Предупредил об опасности, а через час они и сами увидели кромку льдов. Мы отвернули к северу и через милю подошли к верхней границе пятна. Всю ночь шли, пересекая полосы редкого, разрушенного льда. К 3 часам ночи ветер скис, и мы запустили дизель. К утру оставили за кормой последние обломки льда. Одновременно с облегчением ощутил и легкую грусть.
20 сентября "Апостол Андрей" встретил на чистой воде. Был абсолютный штиль, в зеркально-гладкой воде отражались айсберги. Справа по курсу виднелись ледниковые горы Баффиновой земли. Море Баффина приветствовало нас рассветом изумительной красоты.
Координаты "Апостола Андрея" на 22.09.2002 (21:00 МСК) - 71°25' N, 68°58' W.
23 сентября 2002 г., Море Баффина
Четырехсуточный переход по морю Баффина запомнился тупой изнуряющей лавировкой против крепкого ветра. До нас доходили отголоски шторма, бушевавшего где-то на юге, одного из первых осенних штормов, с которыми нам еще предстоит пообщаться. Встречный, с точностью до градуса, ветер разводил короткую и крутую волну. "Апостол" шел широким зигзагом, то уходя в море, то приближаясь к берегам Баффиновой земли. Днем, если позволяла погода, мы любовались ее суровой красотой. Подступы к земле охраняют голубые красавцы айсберги, вытянувшись четкой цепочкой по стометровой изобате - подойти ближе к берегу им не позволяет осадка. Формы айсбергов самые причудливые и разные: и простые столообразные с совершенно плоской поверхностью, и пирамидальные, ступенчатые, похожие на древневавилонские зикураты. Все они, как сказочные замки, могли бы послужить иллюстрациями к книгам о колдунах и снежных королевах. Один айсберг был удивительно похож на постамент "Медного всадника", что вызвало ностальгическую слезу у питерца Анатолия Семенова.

Удручала же нас вовсе не волна и качка, и не крепкий ветер и необходимость постоянно работать с парусами. Досаду вызывало крайне медленное продвижение по курсу. На 120 миль, пройденных по лагу, получалось 45 миль по генеральному курсу. Все из-за лавировочных качеств яхты. Простая арифметика показывала: если таким зигзагом идти до Питера нужно почти сто дней. Одна надежда: не все ветры будут встречными. На очередном галсе вплотную подошли к Баффиновой земле в том месте, где в нее глубоким фьордом вдается бухта Клайд. Возникла мысль зайти в селение Клайд-Ривер, пополнить запасы продовольствия, попрощаться с гостеприимной Канадой, а заодно переждать очередное усиление встречного ветра.
23 сентября в 13 часов "Апостол Андрей" встал на якорь напротив дома, над которым развевался канадский флаг. Домик оказался зданием Канадской конной полиции. Кавалерийская сущность полиции - это дань традициям, на самом деле два ее симпатичных представителя власти встречали нас на мощном джипе. Обменялись приветствиями. В моем представлении нужды не было. Полицейские показали мне странички с информацией, распечатанной с нашего сайта. Нам предложили пройти внутрь участка, сделали копии наших паспортов, а затем любезно подвезли до почты и магазина.

Поселок Клайд меньше всех виденных нами раньше. Живет в нем 860 человек, в основном инуиты. Заняты жители охотой и рыбной ловлей. Местное население приветливо, вступает в разговор, с интересом расспрашивает о плавании. Яхты здесь не частые гости, а известие, что мы русские ввергает всех в легкий шок. Толпа детворы ходит по пятам, поминутно выясняя, как нас зовут.
Выход намечен на ранее утро 24-го. "Транзас", наконец-то, обещает благоприятный ветер на два-три дня. Прогнозы эти, как правило, сбываются, как хорошие, так, к сожалению, и плохие.
27 сентября 2002 г. Полярный круг позади!
26 сентября в 20:25 пересекли Северный полярный круг. Третья арктическая навигация "Апостола Андрея" закончилась, Северо-западный морской путь пройден. Теперь мы возвращаемся на Родину, домой.
Навигация 2002 года богата событиями в заполярном яхтинге. Сразу четыре лодки совершили сквозные плавания - такого парусного ажиотажа не знала Арктика со времен "белого безумия" начала XX века. Установлены новые рекорды. Главным достижением, безусловно, является плавание по Северо-западному проходу первого женского экипажа - французской яхты "Нуаж" ("Nuage", шкипер Мишель Демай).
На российском севере улучшить достижение "Апостола Андрея" - пройти Севморпуть за одну навигацию - удалось сразу двум яхтам: французской "Вагабонд" (шкипер Эрик Брасьер) и германской "Дагмар Ааен" (шкипер Арвед Фукс). Эти две яхты вместе с "Апостолом Андреем" стали той троицей, которая прошла оба северных морских прохода, замкнув своеобразную "кругосветку" по периметру Ледовитого океана.
"Вагабонд" прошел Канаду еще в 1982-88 годах с шестью зимовками. Командовал тогда яхтой другой шкипер, который и не помышлял в те годы о Советском севере.
Арвед Фукс изначально задумал свой проект, как полярную кругосветку (Erste cirkumpolare Umrundung des Nordpols). Он привел свой "Дагмар" на российский север в 91-м, но пройти с запада на восток ему в тот год не удалось. Яхта зимовала на Енисее. Следующая навигация тоже успеха не принесла. "Дагмар" ушла с нашего севера и в 1993 году прошла с востока на запад по канадской Арктике. Не имела успеха и попытка пройти Севморпуть с востока. Фукс вновь отступил, ушел в Антарктиду, чтобы вернуться к нам в этом году и добиться своего. К нашему огорчению "Дагмар" опередила "Апостол" - на три недели раньше вышла из арктических вод. Но уж больно неравными оказались ледовые условия этого года в России и Канаде.
Начальник Штаба морских операций Николай Бабич писал мне: "Брасьер прошел Берингов пролив 30 августа, Фукс - 6 сентября. Льда ни тот, ни другой не видели, а редкий лед, что встречался на их пути, по нашим с Вами меркам всерьез принимать, конечно, нельзя. Что делать, Арктика дама своенравная и капризная, а временами ее вообще трудно понять".
Последняя фраза перекликается со словами Бориса Вилькицкого произнесенными сто лет назад: "Все во льдах счастье и случайность". Случайность в наше время сводится к минимуму, а удачу никто не отменял. А может быть "дама" Арктика, выразила свое недовольство тем, что в ее царство вторглись женщины, и из ревности уступила мужикам на другой стороне земного шара? Как бы то ни было, экипаж "Апостола Андрея" поздравляет Эрика Брасьера и Арведа Фукса. Некоторым утешением может служить осознание того, что для того, чтобы обогнать нас на три недели Фукс пришел в Арктику на семь лет раньше. Что же дальше? Любимый вопрос журналистов. А дальше: полный круг по Ледовитому океану за одну навигацию. Тот, кто возьмется за это, должен быть исключительным везунчиком.
Интересно, что впервые эту идею я услышал из уст человека, обвинить которого в незнании Арктики никто не посмеет. Было это зимой 1998 г. "Апостол" зимовал в Тикси. Я пришел в Гидрометцентр к Сергею Соколову, чтобы поделится с ним и Юрием Синюриным пережитым в минувшую навигацию, обсудить тактику и стратегию на будущий год. Синюрин - ветеран Арктики, начавший заниматься льдами и ледовыми прогнозами, когда я еще учился выговаривать первые слова - и предложил пройти через оба севера в одну навигацию. Мы, конечно, перед этим выпили, ну и мне, еще не отошедшему от пятинедельного ледового плена у мыса Шмидта, предложение показалось абсолютной утопией. О чем я, уважая патриарха, мягко намекнул Синюрину.
Время показало, что он был прав. Просто нужно, чтобы хотя бы в одной Арктике сложились исключительно благоприятные условия, как в этом году на российском севере. Юрий Никифорович знал, что такое редко, но бывает. С большой долей уверенности можно утверждать, что Брасьер, да и Фукс, имели шансы на абсолютный успех. Брасьер прошел пролив Лонга и подходил к Берингову проливу, когда мы только вырвались из плена в бухте Маккензи. Нас разделяло менее тысячи миль, по большей части чистой воды. Там, где мы перед этим ломились через льды, потеряв эхолот, сломав руль и винт, теперь сохранялась сносная ледовая обстановка. Устремись Брасьер в погоню за нами, то у Форт-Росса рядом с "Апостолом Андреем" стояли бы сразу две французские яхты - "Нуаж" Мишель Демай и его "Вагабонд".
Пока писались эти строки, наверху наступил рассвет, и нашим взорам открылся вид на вершины Гренландии. Вот как только добраться до нее в безветрие? А Сергей Соколов в унисон с "Транзасом" предупреждает об очередном надвигающемся шторме. Ну что за края, то штиль, то шторм.
29 сентября 2002 г., Готхоб, Гренландия.
На рассвете 29 сентября "Апостол Андрей" вошел в Готхобс-фьорд. Все с облегчением вздохнули - Девисов пролив, который принес мало приятных впечатлений, остался за кормой.

После Клайда попутный ветер сохранялся только первые сутки. Достиг он почти штормовой силы, и мы хорошо продвинулись вперед. В остальные дни ветры были или встречных румбов, или слабые, при этом очень непостоянные. Непрерывно меняя силу и направление, каждый оставлял после себя волнение. Создалась сумасшедшая толчея. Яхта, не успев набрать ход, утыкалась носом в очередной гребень и беспомощно останавливалась.
Использование дизеля, при ослаблении ветра, тоже мало способствовало продвижению - все из-за той же волны. На походе к Готхобу вошли во встречное Гренландское течение, которое сделало лавировку совсем бессмысленной. К проблемам с ветром добавились проблемы с дизелем. По причине, которую мы так и не выяснили, двигатель упорно отказывался использовать один топливный танк больше двух часов подряд. Особо нелюбимым оказался центральный танк. Так и шли, постоянно переключаясь с цистерны на цистерну, что в конечном итоге запутало всех. Сколько и в каком из трех баков осталось топлива, теперь не знает никто.
Но рано или поздно все заканчивается. Закончился и Девисов пролив. Экипаж с лихвой был вознагражден за пережитые мучения, видом разворачивающейся перед нашими взорами панорамы Готхобс-фьорда, одного из самых красивых фьордов Гренландии. Из Готхоба каждые две минуты вылетали катера и на большой скорости проносились мимо нас. Казалось, начался массовый исход из городка. На мои призывы по радио никто не отозвался.
Мы прошли вглубь бухты к причалам для прогулочных судов и катеров. Теснота там ужасная, лодки стоят по семь корпусов в ряд, и "Апостол" чувствовал себя среди этой мелкоты как слон в посудной лавке. Пришлось осторожно выйти кормой вперед на внутренний рейд и ошвартоваться к причалу для траулеров.
Попытки найти какие-нибудь власти: портовые или эмиграционные успеха не имели по причине воскресенья. Оставив все вопросы на завтра, занялись ремонтом бакштага и третьего стакселя. Оставшееся время потратили на празднование Всемирного дня туриста и осмотр достопримечательностей. Готхоб очаровал всех. Наш корабельный художник Семенов, взвалив на спину мешок с красками, а на плечо мольберт, ушел в горы, ворча, что у Рокуэлла Кента было больше времени. Кстати, настольной книгой экипажа в последние дни была его "N by E" о плавании на яхте в Гренландию.
3 октября 2002 г. "Апостол Андрей" покинул Гренландию.
В Готхобе мы провели три дня. Первый был занят делами на яхте и знакомством с городом, в воскресенье большего сделать не удалось. В понедельник утром у капитана порта получил подробную информацию, где можно взять пресную воду, топливо и оформить заход.
Воду приняли в самом порту, для этого пришлось перешвартоваться под борт полицейского спасательного судна "Sisak". Как-то быстро установилось взаимопонимание между нашими экипажами, и следующие сутки мы простояли рядом с ними. Это удобней, чем стоять у причала: из-за большой величины прилива (до 5 метров в полнолуние и новолуние) нужно постоянно следить за швартовыми концами, чтобы не повиснуть на них при отливе или не оказаться посреди гавани в полную воду. При стоянке вторым корпусом - за этим должно следить судно стоящее непосредственно у причала.
Стармех с "Сисака" - молодой симпатичный инуит - предупредил нас, чтобы мы все разом не покидали яхту, так как их могут в любой момент поднять по тревоге и тогда "Апостол Андрей" не должен помешать им в несколько минут покинуть порт. Интересно, что в 16 часов рабочий день закончился, судно заперли, и команда пошла по домам. Я поинтересовался: "А как же спасание?". На этот счет меня успокоили, что в случае тревоги - на сборы и выход в море отводятся те же несколько минут. К счастью никаких бед в эту ночь на море не случилось, и мы провели ее без тревог и учений.
За топливом сходили к заправочной станции для маломерных судов, расположенной в полумиле от порта, на отдельном острове. Стоимость солярки оказалась к приятному удивлению невысокой - треть доллара за литр. На все остальное порядок цен в столице Гренландии существенно выше.
Забавно прошло оформление нашего прихода. В порту мне как-то неуверенно порекомендовали сходить в город, в офис полиции. Пока мы заправлялись водой, к нашим спасателям приехал полицейский чин с тремя вышитыми звездами на погонах. Я, улучив момент, представился и поинтересовался: нужно ли нам оформляться и где это сделать. Он ответил, что в 13 часов на яхту приедут и все оформят. Но ни в 13, ни в 14 никого не было. Пошел к стармеху "Сисака" и с его помощью связался по телефону с полицейским околотком. Там извинились за занятость и сказали, что уже выезжают. Вскоре подъехал полицейский, был он рангом пониже предыдущего. Посмотрел наши паспорта, и сказал, что обычно сведения проверяют по компьютеру, но он думает, что мы чисты перед законом. Я заверил его, что так оно и есть. После чего офицер достал подозрительно чистый штамп, настроил его на нужную дату и поставил нам вожделенную отметку. Все это привело меня к мысли, что на оформление мы напросились сами. Не прояви мы инициативы, так никому бы до нас дела и не было бы.

Третий день целиком посвятили осмотру города. Обошли его пешком, благо он невелик: в Готхобе проживает около 14 тысяч жителей. Посетили музей и осмотрели интереснейшую экспозицию. Хорошо представлены предметы быта, орудия промысла. Великолепна коллекция национальной одежды. Ярки и нарядны женские костюмы. Рокуэлл Кент еще застал эти наряды не в музее: "Обе (девушки) были одеты в очень идущий женщинам гренландский костюм: короткие, ярко расшитые штаны из тюленьей кожи, высокие сапоги из того же материала и пестрые ситцевые рубашки". И далее: "...Яркие вязаные шапочки, широкие вышитые бусами воротники, кофточки пестрой расцветки, шелковые пояса..."
Музей занимает несколько зданий исторического центра города, расположенного у Колониальной гавани. В главном корпусе размещается основная экспозиция, сувенирная лавка, выставка работ художника Яна Могенсена. "Полотном" ему служат старые, выловленные в море доски. Хорошие, интересные работы. Открытием для нашего экипажа стали гренландские мумии. В экспозиции представлены три женщины и грудной ребенок. Сухой климат сохранил тела и одежду без специальных химических ухищрений. В соседнем здании - внушительных размеров женская лодка-умиак, которой уж полтысячи лет. В других домах распложен архив, бондарная мастерская, мастерская по выделке кожи. Последняя действует и сегодня. У входа стоят рамы со шкурами, натянутыми для просушки. Внутри дома, в специальном помещении, кожи вымачиваются, мездра отделяется женским ножом-улу. В соседней комнате мастерицы занимаются рукоделием: шьют изделия из кожи, вышивают яркими бусами. Рядом с музейными зданиями расположен дом Ганса Эгеде, это старейшая постройка Готхоба (1728 г). Сегодня в нем резиденция Премьера Гренландии.
Ганс Эгеде (Hans Egede) прибыл в Гренландию в 1721 году. Он был первым христианским миссионером, после того как остров покинули викинги - первые христиане Гренландии. Свою миссию Эгеде основал близ нынешнего Годхавна. В 1728 году он перебрался на место, которое назвал Готхоб и основал поселение. Ганса Эгеде называют Апостолом Гренландии, которой он посвятил 15 лет жизни. Место для памятника ему выбрано очень удачно. С высокого холма Эгеде смотрит на старую гавань, на свой дом, на город основанный им. Возвращаясь из музея, мы набрели на рынок, где продается свежее мясо северного оленя и рыба. Последняя была представлена тремя головами, оленина же была в изобилии и ассортименте (свежая, вяленая). Как нам не нахваливали вяленое мясо, вкусным оно не показалось, может потому что совершенно несоленое. Свежая оленина стоит 40-60 крон за килограмм (6-8 долларов). Получив пищу духовную, не грех подумать и о хлебе насущном.
Наше короткое пребывание в Готхобе закончилось 1 октября. В 17 часов мы отдали швартовы и покинули порт. Три часа по проходу Норлеб - и "Апостол Андрей" вновь в водах Девисова пролива. На этот раз нас встретил попутный ветер. Небывалый случай: прогноз обещает такое же направление на ближайшие пять дней. Вполне достаточно, чтобы выйти из пролива и обогнуть Гренландию. Если, конечно, прогноз сбудется. Следующим пунктом захода намечен Рейкьявик. За час до выхода в море пришло сообщение от посла России в Исландии Александра Ранних о том, что получено разрешение МИД Исландии на заход "Апостола Андрея" в самую северную столицу мира.
5 октября 2002 г. "Апостол Андрей" в море Лабрадор.
Рано или поздно все заканчивается - закончился и Девисов пролив с его бесконечно меняющейся погодой, крутой волной и встречным течением. Прогноз, которым нас выманили из Готхоба, и который обещал хороший попутный ветер на ближайшие пять дней, сбылся только на ближайшую ночь и следующие полдня. Уже к обеду 2 октября ветра почти не стало и пришлось запускать дизель.
За первую половину следующих суток трижды убирали и ставили паруса и, соответственно, пускали и останавливали дизель. Когда ветер появлялся, то он перебирал все направления кроме попутного. К обеду давление резко пошло вниз и за шесть часов упало на 7 делений. Пошел мокрый снег крупными красивыми хлопьями. Он налипал на парусах, рангоуте и такелаже. Время от времени снег с шумом падал на палубу, образуя небольшие сугробы. Скоро снегопад перешел в нудный осенний дождь, ветер усилился до 15 метров, мы взяли рифы и сменили стаксель.
Девисов пролив, решив на прощанье учинить гадость, подослал пару приличных волн. Яхту привело к ветру и положило на правый борт. Компьютер сорвался со штурманского стола, описал красивую кривую и приземлился на палубу (пол). Когда я спустился вниз, то увидел печальное зрелище: ноутбук имел слегка взъерошенный вид, от него отлетели все крышки, экран был могильно темен. Ругаясь про себя и вслух, пришлось собрать все в кучу и спрятать до лучших времен.
Ветер неистовствовал до ночи, а к утру 4 октября ослаб настолько, что вновь пришлось запустить дизель, чтобы Западно-Гренландским течением нас не унесло обратно в Девисов пролив. Пользуясь затишьем, достал несчастный компьютер, поставил на место все, что от него отлетело, нажал на кнопку "Пуск" и... он заработал! Покупайте компьютеры Mitac в компании "Триал"! И тогда Вам не страшен и вал девятый.
В 16:30 по судовому времени пересекли 60-ю параллель. "Апостол Андрей" вошел в море Лабрадор. Ветер, начавший робко задувать с запада, окреп, и мы, поставив грот и бизань, полетели в фордевинд, делая до 10 узлов и наверстывая упущенное время. Характер волны тоже изменился - она стала более длиной и пологой. Это уже волна Атлантики.
К ночи ветер еще усилился - бизань стала лишней. Утром 5 октября до траверса мыса Фарвел - южной оконечности Гренландии - оставалось 25 миль.
Координаты "Апостола Андрея" на 7.10.2002 (21:00 МСК) - 60°45' N, 39°03' W.
12 октября 2002 г. На подходе к Рейкьявику...
В полночь 12 октября до Рейкьявика оставалось 20 миль. Огни города уже были видны прямо по курсу, на траверзе справа - светились огни Кеблавика. Исландия открылась для нас вчера после обеда видом ледниковой вершины Снайфедльсйекюдль. Половина северной Атлантики позади…
Мыс Фарвел, славящийся своим дурным характером, решил и на этот раз подтвердить свою репутацию - угостил на прощание крепким ветром. До нормального 9-балльного шторма он не дотягивал, и дул менее суток, но часть экипажа неожиданно укачалась. Сказывается "расслабляющее" плавание во льдах на ровном киле и по гладкой воде.
Новобранцы загрустили. Завражный с тоской глядя вокруг, поинтересовался, часто ли здесь так дует. Кто-то спросил у меня, много ли таких штормов пришлось пережить за две кругосветки? Сославшись на лоцию, я объяснил, что для этого времени года такая погода считается нормальной, и вообще это еще не шторм.
Мрачные предсказания не сбылись, и в дальнейшем ветер, хотя и был все время свежим, но 6-7 баллов не превышал. А главное - дул в основном с юго-востока, что позволяло резво бежать в бейдевинд по курсу и с оптимизмом думать о приближающемся уик-энде, рассчитывая провести его на суше.
Но неожиданно наш переход затянулся. Самыми нервными оказались последние полторы сотни миль, которые мы преодолели за двое суток. Началось все 9 октября в 16 часов. Меня вызвали на палубу - порвался грот. Виной этому был не ветер, хотя он и усиливался, а изношенность паруса. Бакштагами (каждый раз поминаю недобрым словом того, кому пришла мысль выбрать такое парусное вооружение для "Апостола") вытерло нитки, шов разошелся, ну а ветер довершил начатое. Парус убрали. Решил не возиться на ночь глядя с запасным гротом - первого стакселя и бизани вполне хватало для нормального хода, к тому же прогноз обещал усиление ветра.
К ночи ветер усилился до 13 м/с и зашел точно навстречу. Началась лавировка, но длилась она не долго. В 3 часа наверху раздался знакомый до боли звук: лопнула какая-то снасть. Выскочил на палубу и не увидел стакселя. Доктор прокричал, что оборвало фал. Это понятно, но делся парус? Включив освещение палубы, обнаружили потерю в воде за бортом. Стало ясно, что обрыв фала это уже следствие, главная неприятность: отдался правый штаг. Отлавировались!
Обрыв правого штага привел к тому, что левый штаг и ахтерштаг провисли, мачта стала раскачиваться, грозя размолотить блоком ахтерштага антенну радара. Выловив из-за борта стаксель, за ненадобностью убрали его вниз. Убрали оборванный фал, второй фал завели на место штага, набили ахтерштаг. Мачту стало раскачивать меньше, можно было продолжать движение.
Запустили дизель, но при встречном ветре и 5-метровой волне продвижение было крайне медленным. Из-за волнения нагрузка на дизель неравномерна. Когда яхта взбирается на волну, винт тянет вперед и мотор натужно воет, когда же лодка скатывается с гребня, винт догоняет ее, и обороты дизеля резко и с неприятным визгом возрастают. То ли от такого издевательства, то ли еще от чего еще, но наш безотказный дизель, верой и правдой служивший в обеих Арктиках, начал капризничать - останавливаться каждый час-полтора, требуя прокачки топливных фильтров. В таком режиме мы шли почти двое суток. Что только не было испробовано: и переключали по очереди все три топливных танка, и фильтры сменили не по одному разу. Мы с Виктором Гомза, помогая топливному насосу, выпили солярки больше, чем экипаж "Апостола Андрея" водки за всю кругосветку. Мучения закончились так же, как и начались - без видимых причин. Виктор отхлебнул перед ужином очередную порцию солярки, и вот уж семь часов мотор работает без перебоев.
Видя наше упорство, смирилась и погода. Ветер умерился, волна успокоилась. Последняя туча высыпала дождь со снегом на Семенова. На очистившемся небе, затмевая звезды и береговые огни, засверкало полярное сияние.
21 октября 2002 г. Пять дней в Исландии.
В Рейкьявик вошли утром 12 октября. Связавшись по радио с портом, получил добро на вход, и указание становится к плавучему лоцманскому причалу. В связи с большой величиной приливов, это самое удобное место для стоянки. Вскоре подошли офицеры таможни и вслед за ними Оли Олафссон - агент по сервису компании "Фишпродактс Интернешнл" (Fishproducts International ltd). Оли отлично говорит по-русски, как выяснилось, изучал язык в Твери. Он помог в общении с таможенниками и в дальнейшем решал все наши вопросы: продукты, пресная вода, ремонт парусов и компьютера, запасные части к дизелю и прочее. Надо сказать, что делал он это профессионально четко и оперативно. Его компания взяла на себя все расходы, став нашим исландским спонсором. Другим местным спонсором стала нефтянная компания "Esso", заправщик которой в понедельник утром залил нам 500 литров дизельного топлива.
Уладив формальности с властями, обсудили с подошедшими российскими дипломатами Александром Клочко и Андреем Ганзеевым программу на ближайшие дни. От соотечественников узнали, что экипаж может разместиться в квартире посольства, а вечером все приглашены на ужин к послу Александру Ранних.
Оставшаяся часть субботы была посвящена ремонту яхты: сняли форштаги и бакштаг, сменили топливные фильтры, съездили в парусную мастерскую. Попутно выяснилось, что для подгонки наконечника штага понадобятся токарные работы, кроме того, на двигателе нужно заменить сломанный штуцер прокачки топлива. Решение этих проблем оставили до понедельника.
В воскресенье сотрудники посольства организовали поездку по окрестностям Рейкьявика. Экскурсия началась с местечка носящего название Тингветлир (Поля Тинга), где в 930 году собралось первое всеисландское собрание (Альтинг). Альтинг был основным органом власти в стране до 1262 г., когда Исландия подчинилась власти норвежского короля. Однако собрание заседало на Полях Тинга до конца восемнадцатого века, когда Альтинг был перенесён в Рейкьявик.
Затем, мимо ледника Лангёкютль, проехали к водопаду Гютльфосс (Золотой водопад). Река здесь низвергается в пропасть с 33-метровой высоты. Вновь проехав мимо ледника, попали в долину гейзеров, где довелось наблюдать обратную картину, как один из самых активных гейзеров Исландии Строккюр с интервалом в 5-10 минут выбрасывает фонтан кипятка и пара на десятиметровую высоту.
Лед и пламень соседствуют на этой земле. Одиннадцать процентов площади острова занято ледниками. В Исландии расположен и самый крупный в Европе ледниковый массив Ватнаёкютль.
На обратном пути заглянули в жерло потухшего вулкана. Вообще, на острове около тридцати действующих вулканов. Их извержения, в том числе подводные, приводят к изменению рельефа дна и суши. Так, при извержении подводного вулкана длившегося с 1963 по 1966 годы, образовался вулканический островок Сюртсей высотой 173 метра, увеличивший территорию Исландии на 2,8 кв. км. Сегодня этот остров и прилегающие к нему воды являются заповедными. Но не всегда извержения бывают такими "полезными". На острове Хеймаей, расположенном в нескольких милях северней Сюртсея, в ночь на 23-е января 1973 г. на окраине города разверзлась трещина, извергавшая лаву и пепел. 5500 человек пришлось эвакуировать в течение полусуток.
Люди научились жить рядом с беспокойными соседями и даже извлекать из этого пользу. С вулканической деятельностью связано подземное тепло, на больших участках территории страны температура земной поверхности повышена. Сегодня 85% зданий в Исландии обогревается за счет энергии, полученной из недр Земли. После отопления и горячего водоснабжения теплая вода проходит в трубах проложенных под дорогами и тротуарами, подогревая и высушивая их. Гектары теплиц, в которых выращиваются всевозможные овощи и фрукты вплоть до бананов, тоже используют тепло недр.
Так же уникален климат Исландии. Среднегодовая температура примерно на 10 градусов выше, чем в большинстве стран расположенных на такой же широте. А лежит Исландия у самого полярного круга. Средняя температура в Рейкьявике в январе - минус 0,5°С, в тоже время в июле 10 градусов тепла. Причина этого - в теплом океаническом течении Гольфстрим, которое омывает южные берега Исландии, а северные берега охватывают холодные воды Ледовитого океана. Как писал местный поэт Эйнар Бенедиктссон: Исландия - это остров, "который с одной стороны обнимает теплый поток, с другой - тяжелая рука океанского холода".
Много можно говорить об уникальности этого удивительного уголка Земли. О его геологии - остров расположен на стыке двух литосферных плит, в зоне разлома, чем и объясняется высокая сейсмическая активность района. О растительном и животном мире - здесь гнездятся птицы из четырех различных регионов: полярного и умеренного поясов Европы и Америки. Такого своеобразного смешения не наблюдается в других местах земного шара, Исландию зовут раем для орнитологов. Достойна внимания средневековая литература Исландии, ее саги, уникальные в своем роде. Интересную выставку древних манускриптов довелось осмотреть в Доме культуры Исландии (там же есть большая экспозиция, повествующая об истории страны с момента ее заселения викингами в 974 году). Исландцы трепетно оберегают свой язык от засорения иностранными словами. Островитяне скорее изобретут новое слово со своим корнем или воскресят древнеисландское, но не станут использовать иноземное. Они до сих пор могут без труда читать свои средневековые тексты, кто из других народов может этим похвастаться?
Всем этим исландцы по праву гордятся и подчеркивают это в путеводителях по стране. Есть в Рейкьявике еще одна уникальное собрание, информация о котором вызывает улыбку - единственный в мире фалологический музей. Здесь собрана коллекция из полутора сотен пенисов млекопитающих Исландии. Экспозиция открыта для посетителей всего три часа в день, по вторникам и субботам.
Воскресный вечер экипаж яхты провел в Обществе Российско-Исландской дружбы. Мы рассказали о своем плавании, ответили на многочисленные вопросы. Беседа продолжилась за чашкой кофе.
Остальные дни, а всего наш визит длился пять суток, были заняты работами на яхте, прогулками по Рейкьявику, общением с прессой и телевидением, встречами с соотечественниками, которых оказалось немало на этом острове.
"Апостол Андрей" покидал Рейкьявик в 17 часов 16 октября. На яхту пришел попрощаться Посол России в Исландии Александр Ранних, которому мы главным образом должны быть благодарны за четко организованную стоянку, за новых спонсоров, за возможность отдохнуть и привести в порядок яхту, а также лучше узнать страну. Много интересного об Исландии мы узнали не только из путеводителей и музеев, но и из уст Александра Александровича. Заглянул и шеф кампании Fishproducts International Бьярмар Петурсон (Bjarmar Petursson). Пришли пожелать счастливого пути наши дипломаты с семьями, новые исландские друзья и знакомые.
25 октября 2002 г. Переход Исландия - Оркнейские острова.
Покинув Рейкьявик, "Апостол Андрей" обогнули полуостров Рейкьянес (Reykjanes) и за одноименным мысом лег курсом на Осло. К югу от Исландии расположены острова Вестманнэйяр (Vestmannaeyjar) - Острова западных людей, - мы могли пройти между ними, но предпочли не испытывать лишний раз судьбу, лавируясь между рифов и борясь с приливными течениями. Слегка отклонившись к югу, мы обогнули их снизу, и заодно посмотрели, как выглядит один из самых молодых островов (может самый молодой) на Земле - остров Сюртсей (Surtsey), которому нет еще и двадцати лет. Выглядел он, несмотря на юный возраст, внушительно: две вершины, одна из которых вознеслась на две сотни метров, неприступные обрывистые берега, темного, практически черного цвета, отвесно уходящие в воду. Зарисовав и сфотографировав его на память, "Апостол" лег на курс 110, ведущий в пролив Скагеррак.
Первые двое суток дули неустойчивые, шквалистые ветры. Вместе с очередной тучей приходил свежий ветер, и яхта час-полтора имела вполне приличный ход, а рулевой - освежающий дождь и бодрящий град. Затем туча уходила, и ветер выключался совсем, чтобы спустя час вновь начать разгоняться и набрать полную силу к следующему шквалу.
Плавать в таких условиях занятие достаточно нервное, невозможно подобрать нормальную площадь парусов: их то много, то мало. 18 октября в течение дня пять раз убирали паруса за ненадобностью, переходили на дизельную тягу и вновь ставили по возвращению ветра. Эти упражнения привели к тому, что один из стаксель-фалов заклинило. Это застарелая болячка "Апостола Андрея": блоки сконструированы неудачно и время от времени трос попадает между шкивами. Чтобы вернуть фал в рабочее состояние нужно кого-то поднимать на мачту, а в океане сделать это непросто, иногда невозможно. Благо в Рейкьявике смогли восстановить второй, оборванный, фал. Хотя он и стал значительно короче, и чтобы прицепить парус надо вставать на релинг, все-таки это лучше чем ничего.
Через двое суток вышли из полосы борьбы циклона и антициклона. Ветер стал ровнее, начал набирать силу и мы побежали гораздо резвее. За уик-энд, который на "Апостоле", по традиции, проводят, катаясь под парусом, прошли 330 миль, совершив в воскресенье свой лучший переход после Камчатки: 173 мили. Результат субботнего дня был подпорчен тем, что среди ночи мы остались без управления: выскочила ось на одном из роликов штуртроса. Пока перешли на управление аварийным румпелем, пока разобрались в чем причина, отыскали запасной ролик и установили его, два часа было потеряно, но все равно 165 миль пройти удалось.
На пятые сутки ветер ослаб, скорость снизилась, стали приходить тревожные прогнозы о том, что впереди, в Северном море, нас ждет шторм. Штормовать совсем не хотелось, тем более со встречным ветром - продвижение по курсу минимальное, удовольствия никакого, да и наш уставший такелаж и изношенные паруса подвергать лишней нагрузке не имело смысла. Стали подумывать о том, куда бы спрятаться. Маршрут пролегал проливом между Шетландскими и Оркнейскими островами, посреди которого лежит маленький островок Фэр-Айл. На нем имеется приличная гавань, и наши взоры обратились в его сторону. Но ветер зашел навстречу, и курс яхты стал склоняться к югу, в сторону Оркнейских островов. В это же время получили очередной прогноз, подтвердивший, что до шторма остается менее суток. Отбросив всякие сомнения, мы повернули "Апостол" еще круче на юг и устремились на Оркнеи.
К полуночи 22-го подошли к проливу Уэстрей-Ферт, ведущему внутрь архипелага. До порта Керкуолл (Kirkwall), столицы Оркнейских островов, оставалось меньше 15 миль. Это расстояние нужно было растянуть на всю ночь, чтобы прийти поутру, когда будет светло и можно без проблем ошвартоваться. Оставив минимум парусов, мы принялись тянуть время. Скорость яхты упала до двух узлов, что позволяло надеяться на успех. Но через час лодку стало сносить поперек курса, втягивая в узкий пролив между островами, лежащими к северу от Уэстрей-Ферта. Попытка сменить курс, увалиться под ветер градусов на 20, привела к тому, что курс сменился точно на 180°. Нас понесло на юг и обратно в океан - начало сказываться действие встречного приливного течения. Пришлось прибавить парусов, но результат изменился незначительно. Теперь встала другая задача: удержаться в проливе пока не сменится течение. Пришлось поставить все паруса, вдоль бортов забурлила вода, и если бы лаг работал (его свернуло во льдах вслед эхолоту), то он показал бы скорость 5-7 узлов относительно воды. GPS, который показывает абсолютное перемещение относительно Земли, имел свое мнение: мы стояли на месте! Цель достигнута, раньше срока в порт не придем.
Так продолжалось до утра, мы то продвигались вперед, то вбок, то замирали на месте, в зависимости от силы и направления ветра и течения. В 4 часа течение сменилось на попутное, яхта пошла быстро набирая скорость и к порту мы подлетели десятиузловым ходом.
Береговая охрана отозвалась на мой вызов, объяснила, как связаться с портом, пожелала приятной стоянки, и больше мы ее не интересовали. Начальник гавани (harbourmaster) Fred Pirie выяснил наши размерения, осадку, и сказал, с какой стороны пирса мы можем встать. Фред сам встретил нас на причале и после обмена любезностями поинтересовался, чем ещё может быть полезен. Узнав, что никаких проблем кроме шторма у нас нет, пожелал хорошо провести время, и попросил как-нибудь попозже заглянуть к нему в офис, оформить приход. Здесь же на причале нам были вручены ключи от здания Оркнейского яхт-клуба, где можно воспользоваться душем и другими удобствами.
Когда позже я приду оформляться, то не понадобится ни паспортов, ни судовой роли. Достаточно будет одной генеральной декларации, подписанной капитаном яхты. Не первый раз "Апостол Андрей" посещает Великобританию, причем в самых ее различных уголках: мы были в Лондоне и на южном побережье Англии, на Фолклендах и на Питкерне, теперь вот Шотландия. Всегда процедура оформления была простой, никогда не вызывал вопросов паспорт моряка. Иногда нужно было заплатить какие-то, вполне разумные деньги. Чаще платить не надо было вообще. Всегда яхту тепло встречали и старались помочь. Воистину морская нация.
29 октября 2002 г. Оркнейские острова.
В Керкуолле простояли двое суток. Сразу после швартовки занялись яхтой - нужно было восстанавливать порушенное за переход. Подняли на грот-мачту Анатолия Семенова, он под чутким руководством старпома занялся стаксель-фалом и КВ-антенной, которую вновь оборвало, Юрий Завражный принялся, в который уж раз, штопать парус. В этом плавание "Апостол" преследует какой-то рок: не было перехода, чтобы мы не порвали один из парусов, и если для этого не находилось объективной причины, то аварии происходили по своей собственной глупости, как это случилось и в последний раз. Завражный, кстати, сыграл не последнюю роль в том, что грот вновь порван, сочинив гимн "Апостола Андрея" в котором есть такие строки: "И ввысь взлетает грот залатанный стократно". Теперь мы стремительно добираем количество дырок.
Через час Анатолий закончил с антенной, и работы пришлось прервать. Ветер усилился, шквал шел за шквалом, работать наверху стало невозможно, приходилось обеими руками цепляться за мачту, рискуя самому превратиться во флюгер. Из каждой тучи сыпал град, который выявил преимущество людей, носящих очки. Аркадий Гершуни общался с Семеновым, задрав голову, и градины рикошетом отлетали от стекол его очков, остальные же рисковали остаться без глаз.
После обеда завели для надежности еще два швартовых конца и отправились знакомиться с окрестностями.
Керкуолл - столица Оркнейских островов. Городок невелик - семь с половиной тысяч жителей, а на всем архипелаге проживает девятнадцать тысяч оркнейцев. Административно острова входят в Шотландию и поэтому на зданиях можно увидеть три разных флага: британский, оркнейский - красный крест на желтом полотнище - и шотландский. Последний похож на наш Андреевский, только наоборот: белый косой крест на синем фоне. Апостол Андрей покровитель Шотландии и было видно, что гостям приятно ступить на палубу судна носящего это имя.
Оркнейские острова имеют древнюю историю - археологи обнаружили многочисленные стоянки и захоронения каменного и бронзового веков. На острове Мейнланд, главном и крупнейшем, самая большая в Британии концентрация живописных доисторических монументов, святилищ и мегалитов. Возраст их датируется третьим и вторым тысячелетиями до нашей эры. В 715 году острова стали частью королевства Пиктов, занимавшего территорию нынешней Шотландии, в IX веке на них обосновались вездесущие викинги, а в конце XV века перешли под Шотландскую корону.
Обо всем этом можно узнать в местном музее, расположенном в центре Керкуолла. Кроме того, можно посетить кафедральный собор Святого Магнуса, заложенный в 1137 году, развалины епископского дворца середины 12 века, руины дворца, построенного шотландским графом Патриком Стюартом в 1600 году в изящном стиле французского ренессанса. Еще в Керкуолле есть Музей радио, библиотека, старейшая в Шотландии (1683 г.), дом консула, туристический центр.
Так как на следующий день шторм не ослаб, а скорей усилился, то мы продолжили культурную программу и посетили большую часть культурных мест. К вечеру второго дня, решив, что уже достаточно узнали об истории и культуре островов, направили свои стопы на юг, на окраину городка туда, где расположен завод по производству виски "Highland Park". Зелье гонят с 1798 года и это самое северное на Земле производство виски. Для потенциальных потребителей напитка проводят экскурсии по заводику, показывают весь процесс: от проращивания ячменя до готового продукта, который в конце экскурсии предлагают продегустировать.
Покончив с дегустацией, мы прошли еще с километр на юг, и нашим взорам открылась бухта Скапа-Флоу. С этой бухтой связанна история противостояния германского и английского флотов в первую и вторую мировые войны. Самый известный эпизод: торпедирование немецкой подводной лодкой U-47 английского крейсера "Royal Ouk" стоявшего в бухте на якоре. Погибло 833 человека команды. В магазинах множество книг, открыток, карт посвященных военной истории бухты.
В проспектах Оркнеи, кроме всего прочего, представляют раем для рыболовов, имея в виду ловлю озерной и морской форели. Мы и сами убедились в справедливости рекламы, когда в первый вечер Виктор с Юрием прямо у пирса голыми руками наловили ведро саргана. Сарган конечно не форель, но два дня мы ели рыбу в различных вариантах.
Осенние вечера экипаж "Апостола" коротал в Оркнейском яхт-клубе. Ключи от его здания, были вручены нам сразу по приходу, и древний двухэтажный особнячок был в нашем распоряжении. Любители бильярда резались в снукер, остальные играли в дартс или проводили время в соседнем пабе за шотландским пивом в задушевной беседе на чистом шотландском. Анатолий Семенов что-то рисовал, глядя в темное окно.
Утро третьего дня встретило нас вполне приличной погодой со свежим попутным ветром, и мы засобирались в дорогу. Семенов вновь забрался на мачту, разобрался с фалом, остальные совершили прощальную пробежку по городку. Мне выпало удовольствие общаться с корреспондентом местного радио, так как слух о нашем пребывании разошелся по всему архипелагу и народ захотел узнать о проезжих героях побольше. Журналист оказался симпатичным парнем, но говорил с такой скоростью, что я не совсем уверен в том, что мои ответы совпадали с его вопросами.
Когда мы уже отходили, я увидел его долговязую фигуру, маячившую на причале и чем призывно размахивающую. Подошли, это что-то оказалось бутылкой виски "Highland Park" двенадцатилетней выдержки. Наверное, за те страдания, что я претерпел, стараясь понять его вопросы. Theon Macarther, так звали журналиста, пожелал счастливого пути и сказал, что виски должны быть выпиты по приходу в Санкт-Петербург. Теперь ничего другого не остается.
30 октября 2002 г. "Апостол Андрей" прибыл в Осло.
Переход от Оркнейских островов до Осло протяженностью в 500 миль занял четверо суток. Начался он с хорошим попутным ветром, который, однако, скис к границе западного полушария. Меридиан Гринвича "Апостол Андрей" пересек 25 октября в 4 часа ночи. В восточном полушарии ветер повел себя согласно пророчеству Мао Дзе-Дуна: "Ветер с востока пересилит ветер с запада". Совершив поворот на 180 градусов, ветер зашел навстречу.
Тем временем давление продолжало стремительно падать и менее чем за сутки опустилось на 25 миллибар. В Северном море набирал силу новый шторм. На наше счастье он нес попутный ветер, и мы резво убегали от него. Сутки шторм гнался за нами, но мы держались все время впереди и таким образом дошли до границы Северного моря.
Видя тщетность своих попыток, шторм на прощание отвесил мощный пинок. Налетевший шквал резко увалил лодку, доктор, стоявший на руле, не удержал яхту на волне, и она совершила поворот фордевинд. Завал-тали выдержали, яхта вернулась на курс, но вытянувшийся от нагрузки штуртрос соскочил с роликов и попал между ними. Руль заклинило. Убрали грот и легли в дрейф. Чтобы вытащить трос и восстановить управление понадобилось полтора часа. Спустя несколько часов произошел второй непроизвольный поворот фордевинд, который исполнил уже Анатолий Семенов. На этот завал-таль не удержала грот, блок, через который она была заведена, разорвало.
Северное море осталось позади. "Апостол Андрей" вошел в пролив Скагеррак, и, обогнув Скандинавский полуостров с юга, повернул к северу на вход в залив Осло-фьорд. Ветер вновь начал меняться и в итоге зашел навстречу. К противному ветру добавилось встречное течение и какое-то абсолютно ненормальное волнение, в результате последние двадцать миль Скагеррака мы лавировали, преодолевая по курсу едва более мили в час. К утру 28-го вошли в Осло-фьорд, волнение умерилось, ветер начал менять направление и мы побежали резвее. С рассветом, когда мы достигли наиболее узкой части фьорда, ветер прекратился совсем, и оставшиеся тридцать миль "Апостол Андрей" прошел под дизелем.
Как по заказу наладилась погода, и мы имели возможность любоваться великолепными панорамами. Берега залива покрыты хвойным лесом, сильно изрезаны и окаймлены многочисленными островами, скалами и банками. Прямо у воды расположены города и поселки, с удобными и благоустроенными гаванями - рай для яхтсменов и прочих водников.
К 11 утра, 28 октября подошли к Осло. Расположен город на склоне вершины в северо-восточной части Осло-фьорда и окружен высокими холмами, поросшими хвойными деревьями. Ошвартовались у причала Херберн-марины, расположенной в бухте Пипервика в центре города. С места нашей стоянки открывается красивый вид на ратушу и крепость Акерсхус.
2 ноября 2002 г. Пять дней в Осло.
В Осло "Апостол Андрей" простоял пять дней. Первый день прошел, как это часто бывает во время заходов, в решении визовых вопросов, выяснении возникших недоразумений и разрешении всяческих проблем. На лодке работы было немного: пришить пару оторвавшихся ползунов на гроте, решить, что делать с выломанным фальшбортом - последним сюрпризом Северного моря. Заменить фальшборт оказалось нечем, поэтому сломанные доски выпилили, а вместо них натянули леер. Заботы эти отняли полдня и дальше экипаж смог приступить к осмотру ближайших окрестностей.
Начало обнадеживало. Первой кто встретил нас после выхода с территории порта, оказалась обнаженная дама в красных туфельках и кокетливой шляпке. При ближайшем рассмотрении дамочка оказалась бронзовой и пустой внутри но, выполненная в реалистичной манере и в натуральную величину, она могла сбить с толку подслеповатого прохожего. Надо сказать, что в Осло скульптуры можно встретить в самых неожиданных местах. Темы изваяний тоже самые различные: парочка, сидящая за столом, или бегущая с подносом официантка, мужик, идущий по каналу на ходулях, или развалившийся в самой фривольной позе пьяница. Скульптуры королей и королев, Черчилля и Рузвельта, огромного тигра и гребня волны - это далеко не полный перечень того, что разбросано по всем уголкам города. Зачастую вид изваяния озадачивает. Есть в Осло целый парк скульптур, где под открытым небом выставлено 200 изваяний норвежского скульптора Вигеланда. Прогулку по этому парку мы совершим на третий день нашего визита в Осло.
День второй начался с решения вопросов незакрытых накануне. В 14 часов нас принял вице-мэр города Осло. Прием проходил в ратуше. Вице-мэр рассказал о городе, мы о своем плавании. На приеме присутствовали заведующий консульским отделом посольства России Владимир Исупов и вице-консул Филипп Поросков. После общения, чаепития и обмена сувенирами, для экипажа была устроена экскурсия по зданию ратуши. Нас провели через анфиладу залов, гостиных, заглянули в зал заседаний городского совета. В главном зале ратуши проходит вручение Нобелевской премии мира. Впервые здесь ее вручали в 1990 году Михаилу Горбачеву. Стены залов расписаны сюжетами из истории Норвегии и жизни норвежцев. Здание ратуши и площадь перед ней украшена множеством скульптур. Некоторые из них - каменотес, плотник, электрик - напоминают до боли знакомое искусство соцреализма: рабочий и колхозница, шахтер и доярка.
В среду посольство организовало для экипажа обзорную экскурсию по городу. Мы поднялись на смотровую площадку к трамплину Холменколлен, прогулялись по парку скульптур Вигеланда, посетили музеи "Фрама" и "Кон-Тики". Не будет преувеличением сказать, что "Фрам" самое известное судно, ходившее в высоких широтах. На нем совершил свой беспримерный дрейф по Ледовитому океану Фритьоф Нансен, на нем же Руал Амундсен, чтобы первым достичь Южного полюса, пришел к берегам Антарктиды. Впечатляют продуманность конструкции судна, оригинальные решения, позволяющие иметь доступ к винту, возможность ремонта и замены руля прямо с палубы.
Перед зданием музея стоит шхуна "Йоа" на которой неугомонный Амундсен впервые в 1903-1906 годах прошел Северо-западным проходом, трижды зимовав по пути. Понятно, насколько волнующей для нас была встреча с этими легендарными судами, ведь в списке, который возглавляет "Йоа", и который можно получить в канадском "Штабе морских операций", "Апостол Андрей" занимает 14-ю строчку. Стольким парусникам удалось за прошедшее столетие повторить путь Амундсена - пройти канадскую Арктику.
Не менее интересна встреча с другой легендой океанов - плотом "Кон-Тики". Плавание, совершенное Туром Хейердалом полвека назад, явилось стимулом для многих путешествий подобного рода: путешествий-реконструкций. Это и "Святой Брендан", и "Арго", и полинезийские катамараны, и петрозаводские лодьи. Сам Хейердал совершил еще три плавания: на папирусных лодках "Ра-I" и "Ра-II" и камышовом "Тигрисе". "Ра-II" стоит здесь же в музее, рядом выставлено обгоревшее рулевое весло с "Тигриса" - единственное, что осталось от лодки после того, как ее сожгли в Персидском заливе. Книги Хейердала будоражили наше воображение в юности, заставляя мечтать о далеких землях и дальних странствиях. Сегодня мы идем вслед за ними: значительная часть тихоокеанского маршрута "Апостола Андрея" прошла в местах, где работал великий путешественник: острова Пасхи и Питкерн, атолл Мангарева и Маркизские острова.
В этот же день экипаж "Апостола Андрея" принял посол России в Норвегии Юлий Александрович Квицинский. Приятно, что накануне визита Президента России, когда дел и так более чем достаточно, посол нашел пару часов чтобы встретиться с нами.
Оставшиеся дни были посвящены осмотру крепости Аккерхуз, расположенному в ней музею вооружений, Национальной галере где, в частности, есть зал известного норвежского импрессиониста Эдварда Мунка. Увидели и обязательный для туристов номер: смену караула у королевского дворца. Успели пообщаться с журналистами яхтенных изданий Норвегии, которые проявили активный интерес к нашему плаванию.
В пятницу на лодку прибыл Ханс Кристиан Броруд (Hans Christian Braarud) менеджер кампании "Сканнаутик" (директор - Владимир Страхов). С ним мы отправились в представительство "Iveco" за масляным фильтром для нашего дизеля. На обратном пути заехали за моторным маслом и средством для очистки палубы - надо готовиться предстать перед объективами журналистов. Благодаря стараниям "Сканнаутик" за стоянку мы заплатили символическую плату, остальное получили в подарок.
Вечером того же дня экипаж "Апостола Андрея" выступил перед сотрудниками посольства и учениками школы, что работает при посольстве.
Выход, намеченный на 9 часов утра субботы, пришлось отложить на час: дважды меняли масло в дизеле - вновь откуда-то попала вода в картер. Оставив выяснение причины до Петербурга, простились с провожавшими нас соотечественниками и отошли от причала. Стоял ясный солнечный день, и мы могли лишний раз полюбоваться красотами Осло-фьорда. Протяженность фьорда 50 миль, прошли их под мотором и с темнотой вышли в пролив Скагеррак.
5 ноября 2002 г. Кольцо кругосветки замкнулось!
Утром 5 ноября в проливе Борнхольмсгате "Апостол Андрей" пересек свой след годичной давности. Кольцо второй кругосветки замкнулось! Этим же проливом проходил путь нашего первого кругосветного плавания. И сегодняшним утром, здесь, на юге Балтики была завязана петля "Восьмерки" - уникального маршрута дважды прошедшего по всем океанам Земли и охватившего все ее континенты.


© 2004- г.
Гималайский Клуб Рафтеров и Каякеров России Яндекс.Метрика