Разделы:



E-mail:
vl@itam.nsc.ru

Союз Кругосветчиков России

Олег Тюрин / Союз Кругосветчиков России

Олег Тюрин
КРУГОСВЕТНОЕ ПЛАВАНИЕ НА ЯХТЕ «НОРД СТАР»

31 августа 1997 года в день ежегодно отмечаемого республикой Татарстан праздника яхта «Северная звезда» из порта Казань вышла в кругосветное плавание.

Технические данные яхты «Северная звезда» производства Соломбальской верфи г. Архангельска: длина по палубе 13,5м, ширина наибольшая 3,8м, осадка 2,0м, водоизмещение 13,0 куб.м, площадь парусности 100 кв.м, высота матч 15 и 11м, высота надводного борта у штевня 1,59м, в корме 1,3м, тип и марка двигателя «Дизель 4ЧСП 8,5/11», мощность 25 л.с.

Яхта вышла с неполным экипажем, имея небольшую сумму, обеспечивающую ее проход по территории России. Она была оборудована одним комплектом парусов, шлюпочным компасом, спасательным плотом, резиновой двухместной лодкой, биноклем ночного видения, подаренным спонсорами, двумя переносными радиостанциями речного и морского диапазонов, стационарной УКВ-радиостанцией и переносным комплектом спутниковой навигации фирмы «Sony».

Сразу после выхода яхты, у меня и других оставшихся в Казани членов экипажа началась работа по обеспечению кругосветного плавания. Была составлена подробная смета похода, составлены графики перечисления денежных средств по маршруту следования, заказан второй комплект парусов и куплены навигационные карты в Санкт Петербурге, заказана и проплачена установка комплекса спутниковой cвязи «Мини-М», приобретен и зарегистрирован спасательный радиобуй, проведена международная регистрация УКВ-радиостанций, закуплены продукты, посудный инвентарь, переносная дизельная электростанция, видео- и фототехника, у спонсоров фирма «Мелита» получена теплая меховая одежда. А в это время яхта, пройдя по Волге и Дону, дошла до Азова, где команда, установив мачты и продолжая работы на яхте, стала дожидаться решения вопросов по рейсу. Приближался конец навигации, и ребята в Азове, не понимая сложности вопросов, решаемых в Казани, начали нервничать. Но, в конце концов, нам удалось отправить машину с оборудованием и продуктами в Азов. И выйдя из Азова, «Северная звезда» прибыла в Стамбул, где встала у причала Атакюй-марины. На территории марины имеется горячий душ, продуктовый и яхтенный магазины, кафе, хорошие мастерские, можно поднять и отремонтировать судно. В Стамбуле нами планировалось дооборудование яхты, покрытие деревянного корпуса прочной покраской для предотвращения порчи червями, небольшая перепланировка. 15.12.1997г. я самолетом прилетел из Казани в Стамбул, имея «Мастер-кард», которая позволила профинансировать запланированные работы.

Яхта была покрашена, приобретен хороший и надежный якорь, установлены: радар, солнечные батареи, компас, электрический опреснитель, измеритель скорости и направления ветра, лаг, эхолот, комплекс «Мини-М», две двухскоростные лебедки, антикоррозионные протекторы. Пришлось заменять все шланги на яхте на пластиковые, т.к. они были алюминиевые и за время перехода до Стамбула начали, от воздействия влаги, коррозировать. Во время ремонта мы проживали в яхте, подогревая себя небольшим электрическим подогревателем. И хотя проживание в яхте, поднятой на берег, правилами яхт-клуба запрещено, администрация сквозь пальцы смотрела на это, попросив нас после 6 часов из яхты не вылезать. Начавшиеся дожди мешали продолжению работ, и был сооружен навес из брусков и полиэтиленовой пленки.

Под молитвы, несущиеся из мощных динамиков, установленных на ближайшей от яхт-клуба мечети, на яхте, стоящей на берегу, мы встретили новый 1998 год.

Работы подходили к концу, при спуске не обошлось без казусов, заклинило краской ось руля.

Прилетели остававшиеся в Казани члены экипажа, и уже на яхте, стоящей на воде, был установлен прибывший из Америки радар, с которым нам пришлось повозиться, т.к. он ни за что не желал принимать полный отраженный сигнал. Специалисты сервисного центра два раза снимали и проверяли, всё было работоспособно, мы несколько раз прозванивали кабель, идущий от монитора к антенне, все было нормально, и, поняв, что отраженный сигнал теряется в коаксиальном проводнике, мы попробовали его подергать, и он свободно вынулся из разъема, установленного на антенне, это был заводской дефект. Пришлось разобрать разъем и припаять этот контакт, на наше счастье, радар на протяжении всего последующего рейса работал отлично. Чего нельзя сказать о фирменных приборах, у которых рекламируемые и безотказные разъемы никак не хотели выполнять свои функции, в конце концов, некоторые из них мне пришлось обрезать, припаять место соединения и тщательно загерметизировать изолентой. Когда я поинтересовался у зарубежных яхтсменов, как они поступают в таких случаях, они мне показали замотанные изолентой соединения. Отказал, а точнее, не выдержал при рывках ветра выше 80 узлов в Тихом океане измеритель скорости ветра, лопнул металлический цилиндр датчика скорости.

И вот работы окончены, и мы 16 февраля 1998 года командой в составе: капитан - Тюрин О.Б., он же моторист и сантехник, штурман Тюрин В.Б., он же электрик и радист, штурман Тощев А.В., он же парусный мастер, рулевой Исмагилов И.Я., хороший специалист по вооружению яхты, рулевой Онегин А.Л., он же снабженец продуктами, рулевой Поликасов И.В. (который первым научился изъясняться не английскими жестами, а словами); вышли в кругосветное плавание. Мраморное море нас встретило ветром 15-20 узлов и холодной встречной волной. К Ченаккале подошли в полной темноте и при резком ветре встали в бухте на якорь, короткий якорный конец 50м плохо держал яхту, и далее весь рейс отсутствие длинного якорного конца и якорной лебедки доставляло нам много хлопот. Диаметр нашего якорного каната составлял 24 мм, а при длине 50м, и учитывая вес якоря и 10 метровой цепи, это было нечто.

Однажды мне пришлось, оставшись на яхте одному, два раза поднимать это. После чего, так и не встав на якорь, я предпочел, поставив паруса, ходить взад и вперед, пока не дождался подмоги.

Утром, притянувшись кормой к берегу, мы начали ремонт стакселя, не выдержавшего этого небольшого перехода. Ветер все крепчал, было очень холодно. Закончив таможенные формальности по оформления выхода с территории Турции, мы вышли на Афины. Ветер в проливе Дарданеллы местами достигал 18-20 узлов. Но сразу по выходу в Эгейское море ветер резко усилился, попутный, поставили с трудом штормовой брезентовый стаксель.

Короткая волна высотой 5-6 метров и сильный ветер, мотавший яхту вправо и влево по курсу, вывели большую часть команды из строя. На руле большая нагрузка, яхта плохо управляется, очень холодно и постоянно окатывает водой. Впереди по курсу встали на якорь два судна и, отрабатывая двигателями, пытаются удержаться на месте. Решили перед моей вахтой сократить продолжительность вахт до часу, за мной заступает Ирек. Вахта кончается, выглядывает Ирек и спрашивает, выдержишь еще полчаса, я понимаю, что, кроме него, в живых никого нет, потом проходит еще полчаса, и, лишь пройдя в пролив между островами Эвбея и Андрос, мы почувствовали ослабление ветра. На подходе к Афинам нас буквально атаковал реактивный истребитель, и пока мы не вывесили российский флаг, он не удалялся. Афины нас встретили неласково, нас не пустили в один яхт-клуб, потом во второй, и лишь на окраине мы смогли причалить к берегу. В яхт-клубе хорошие причалы, на набережной туалеты и холодный душ с выломанными кранами и выбитыми окнами. Но нам деваться некуда, пришлось помыться хлещущей из стены душа ледяной водой. Как нам объяснили, это все поломали проезжающие на машинах албанцы.

Осмотрели Акрополь, докупили фрукты, карабины для страховок, сумели приобрести приличный российский флаг, некоторые из недостающих навигационных карт.

Затем мы покинули Афины. Когда выходили, ветер был около 10 узлов, при подходе к о.Пелопоннес он усилился, на траверзе м.Малея и о.Китира лопнул рулевой трос, на наше счастье, яхту не сильно кидало волной, и мы довольно быстро заменили его. Далее мы всегда ждали эту неприятность, понимая, что во время шторма заменить на ходу вряд ли удастся, а управлять нашей яхтой аварийно очень тяжело, из-за большой нагрузки на руле плохо отслеживается курс, и, кроме быстрой усталости рук, получаешь еще и оплеухи от волн.

Ветер усиливался, рывки уже стали достигать 25 узлов, и мы решили пройти Мессинским проливом, надеясь так уйти от усиливавшегося ветра. Пройдя мимо слегка дымящего вулкана Этна, уже в сумерках подошли к Мессинскому проливу, где уже в полной темноте зашли в итальянский порт Реджо-ди-Калабрия, встав в бухту жандармерии. В бухте все офисы были закрыты, а в стоящем у причала полицейском катере нам сказали, что теплый душ у них есть, но ключи у начальства, а появится оно только после праздников. Так что стойте, отдыхайте, а душ холодный есть на причале. Мы простояли несколько дней, привели себя и судно в порядок, дозаправились водой и продуктами.

Город понравился, народ добродушный, в городе проходил карнавал. Было приятно и то, что местные женщины обращали на нас внимание. Так и не увидев начальство, мы вышли на Палермо, здесь нам повезло: горы Сицилии прикрыли нас от резкого холодного ветра, а светившее по-весеннему солнце прогрело воздух. К тому же, было очень приятно наблюдать красивые берега Сицилии. Затем зашли в очень красивую и хорошо закрытую горами бухту в Палермо. После постановки в яхт-клубе, отправились в порт для оформления нашего прибытия, таможенники отнеслись к нам приветливо, и, отметив документы, мы пошли осматривать город. Город красивый, и, несмотря, что здесь находится знаменитая тюрьма, где содержатся самые страшные в Италии мафиози, по городу можно ходить, ничего не опасаясь, в любое время дня и ночи. Единственное неудобство - только то, что никто не понимает английского и русского. Как-то, заплутавшись поздно вечером в городе и пытаясь найти дорогу в порт, я стал спрашивать прохожих. Около меня собралась целая толпа, и, несмотря на мою жестикуляцию и плохой английский, никто не мог понять, что мне, собственно, надо. Наконец, несколько раз услышав в моей речи слово «порт», один из прохожих радостно воскликнул «оо портооо» и показал мне направление, в котором мне следует двигаться. Затем я неоднократно применял английские и русские слова, добавляя в конце «оооо», и меня понимали сразу. Что еще примечательно, это большое количество пиццерий. Из неприятного - это повышенная любовь жителей Палермо к собакам и собачкам. На улицах можно видеть солидных дам, детей, прогуливающих на поводках по три-четыре собачки. Из-за этого, гуляя по Палермо, нужно постоянно смотреть под ноги.

Затем мы ушли из Палермо. Когда выходили, погода была благоприятная, свежий ветер, но на следующий день небо закрылось тучами, пошел резкий порывистый ветер, и у нас не выдержала одна из верхних вант грот-мачты. Первым выскочил в одних плавках капитан, команда быстро погасила паруса, тем самым, сохранив мачту и яхту. На двигателе подошли к о.Сардиния и увидели на причале в яхт-клубе свободное место. Но только мы подошли ближе, выскочил, судя по одежде, один из администраторов яхт-клуба и, плюясь, жестикулируя и выкрикивая ругательства, стал нас прогонять. Мы попробовали ему объяснить, что у нас авария, и нам на устранение требуется около часа времени, попытались пройти по причалу на берег, чтобы там найти нормальных людей, но он, нам крича и махая руками, преградил дорогу. Пришлось отойти, хотя в яхт-клубе были свободные места. Приютили нас рыбаки. Несмотря на то, что наша яхта мешала им разгружать суда, они понимающе терпели наше присутствие. И мы смогли, закрепив яхту к причалу, провести замену ванты. И лишь, когда мы закончили работы, капитан стоящего рядом судна показал и помог переставить яхту на другое место, где мы им не так сильно мешали.

На ходу мы доводили, по мере наших возможностей, яхту до ума, заменяя различные элементы парусного вооружения яхты. Много неудобств нам доставляла штурманская проводка. Вахты в обычном режиме составляли четыре часа. Один на руле, один за штурманским столом (подвахтенный), в его обязанности входит контроль прохождения рулевым установленного маршрута, давая курсы по компасу. Поэтому на вахте находится всегда два человека, что, учитывая круглосуточный ход яхты, выматывает. Поэтому мы в Малаге (Испания) приобрели второй комплект спутниковой навигации, а дисплей установили у рулевого, что позволило в дальнейшем очень точно вести яхту, и в хорошую погоду позволяло подвахтенному немного вздремнуть. Авария с вантой показала, что установленные на нашей яхте ванты из оцинкованной стали, мягко говоря, ненадежны.

Поэтому при стоянке в Малаге мы заменили часть несущих вант на изготовленные из нержавейки.

В Малагу мы пришли ночью, к заходам в незнакомые порты по ночам мы как-то стали привыкать. Встали у гостевого причала, утром нам предоставили отличное место, все оформление, в том числе и таможенное, заняло не больше двадцати минут, нас только спросили, какое время стоянки мы оплатим. Поскольку мы планировали ремонт, то точно сказать сразу не могли, нам нужно было дней пять. Когда же мы поинтересовались, сколько вообще можно стоять, нам ответили: сколько вам нужно, столько и стойте. Что такое Малага? Это отличный курортный город с хорошо развитым яхтенным сервисом. Много яхтенных магазинов. Среди отдыхающих попадаются и русские. Есть отличное кафе, где платишь за вход, а кушаешь из огромного выбора блюд всё, что хочешь и сколько хочешь, единственное условие - ничего не брать с собой. К нашему великому сожалению, а может быть, и радости, мы на это кафе набрели не сразу. Некоторые члены нашей команды решили попробовать, как можно больше, блюд, и к вечеру, проклиная все на свете, были не в лучшем виде и, тем не менее, на следующий день проделывали то же самое.

Наконец, попрощавшись с теплой, приветливой и гостеприимной Испанией, мы вышли на Гибралтар. Нам очень хотелось, как кругосветчикам, отметиться в этой английской колонии, но этому не суждено было сбыться. Мы зашли в порт, встали к причалу, но узнав, что мы из России, нам предложили двигаться дальше, интеллигентно объяснив, что для граждан нашей страны необходима предварительно заказанная виза, а если мы в чем-то нуждаемся, то напротив в этой же бухте есть испанский порт. Нас это расстроило, тем более, что по международным законам, мы имеем право зайти без визы в любой порт мира на срок не более трех дней. Итак, побывав лишь на причале, мы вышли в Атлантический океан.

Вокруг яхты резвились дельфины, соревнуясь с яхтой по скорости, то и дело выпрыгивая из воды и совершая пируэты в воздухе. Ночью на вахте ты на палубе один, светятся струи воды, яхта идет в тишине, и лишь с шипом предательски набегающая с кормы волна, внезапно затихнув, зависает над палубой громадной пятерней, и удар, пятерня обрушивается с высоты вниз, норовя обрушиться на яхту, и только ты обрадуешься, что это все мимо, как это все обрушивается на тебя, забивая нос и рот соленой водой и больно ударяя по плечам и голове. Чем дальше уходишь от берега, тем меньше видимых признаков жизни вокруг тебя, исчезают суда, птицы и фыркающие ночью около борта дельфины. Только океан, небо, звезды и, как путеводная нить Ариадны, лунная дорожка на воде. В дальнейшем, при переходе
о.Тенерифе-о.Мартиника, можно было, практически не пользуясь компасом, идти по этой дорожке. По пути к Тенерифе мы попали в район учений флота, на воде на некотором расстоянии были установлены буи. Стоило нам поравняться с ними, как на горизонте появились военные корабли, и, пока мы не вышли из этого района, корабли все время были на горизонте, как бы, сопровождая нас.

К о.Тенерифе подходили днем при встречном ветре 15-18 узлов. Очень трудно было с воды найти вход в яхт-клуб, это тот случай, когда ночью бывает легче, т.к. огни маяков видны с большого расстояния. Рядом с яхт-клубом рыбный порт. Яхт-клуб небольшой, но имеет все удобства, горячий душ в любое время суток, интернет, но не имеет яхтенного сервиса.

Недостаток: не очень близко от Санта-Круса, но ходит автобус. Можно стоять прямо в бухте почти в центре города, но без удобств, электричества и воды.

На Канарах мы отдохнули перед броском через Атлантику. Красивая природа, ровный климат, на улицах играют ансамбли, прекрасное попугай–шоу, дельфин-шоу, шоу морских львов, посмотрев которое, поверишь, что животные по интеллекту равны людям, аквариум с акулами, и все это в одном месте. Нас ждал переход, по предварительным расчетам, в 24 дня. Нас стало меньше, из-за семейных проблем улетел домой Ирек.

Было немного боязно, ведь это наш первый переход через океан, первый длинный переход. Не будет ли серьезных поломок, которые не дадут нам вложиться в расчетный срок, хватит ли пресной воды в случае задержек?

Когда мы выходили с Тенерифе, около острова наблюдали небольшую стаю китовых, которых с катеров подкармливали туристы, а далее океан, и в течение всего перехода ни одного судна, лишь мелкая песочная пыль, летящая из Африки. Пытались ловить рыбу, ничего у нас не получалось, если не считать летающих рыб, застревавших на палубе.

Серьезных поломок не было. При усилении ветра и ночью меняли паруса. Надоела яхтенная еда и отсутствие хлеба.

Затем вошли, обогнув остров с юга, в бухту Форт-де Франце о. Мартиника. Встали на якорь напротив города, бухта неглубокая, проблем с якорем не было. Мы нигде не регистрировались, времени у нас было мало, а поскольку на острове мы не нашли представительств фирм, которые смогли бы осуществить гарантийный ремонт установленных на яхте приборов, то, закупив продукты и заправив водой яхту, пошли на соседний остров Санта-Лючия, на котором в яхт-клубе имелись представители ведущих яхтенных фирм. По прибытии в яхт-клубе заплатили въездную визу, другой остров, другое государство, и принялись за ремонт. Для разрядки наняли машину, и нас провезли вокруг острова, показав его самые красивые места, мы были первые русские, побывавшие здесь.

Затем мы вышли в сторону Панамы, придерживаясь маршрута, посоветованного нам яхтсменами. Эти места славятся разбойными нападениями на яхты.

Во время движения по Карибскому бассейну, постоянно наблюдали светопреставления, толстые столбы молний, грохот, ливни. Зашли на один из островов “ABC”, маленькую Голландию - о.Куросао, где простояли недолго, пришвартовавшись на набережной около рынка, докупили продукты и вышли. Удивил громадный порт, громадные мосты, сказка в океане на маленьком острове. Не остров, а какой-то промышленный гигант.

За двое суток хода до Панамского канала всю ночь большая белая птица билась о парус, ударялась, взлетала и снова налетала на парус, издавая кричащие звуки, я на вахте никак не мог понять, что происходит, и почему она налетает на парус, ведь так можно разбиться. И лишь утром Саша обратил мое внимание на кружащуюся над яхтой птицу. Она, сделав круг над яхтой, отлетала в сторону, как бы приглашая нас следовать за собой. Мы решили изменить курс, последовав за ней, и вскоре увидели на воде такую же птицу, но она пыталась взлетать, и у нее ничего не получалось. Мы застопорили ход, и Саша отважился сплавать за птицей, не сразу ее удалось поймать. На носу установили тазик и налили пресной воды. Покрошили немного еды. Несколько часов она отогревалась на палубе, а затем сумела взлететь, и вместе с первой, все это время кружащей над яхтой, улетела в сторону суши. В Атлантике к нам на палубу залетел белый голубь, сначала он деловито обследовал палубу, затем несколько раз заглянул в каюту, вертя головой, а затем целый день сидел рядом с рулевым, нисколько не пугаясь и иногда взлетая высоко вверх, возможно, проверял близость необходимой ему суши. Пройдя на нашей яхте нужное ему расстояние, он улетел.

Утром мы увидели большую вереницу судов, ожидающих прохода через канал.

На суше мы увидели красивый с воды город Колон. В яхт-клубе для нас нашли место. и мы смогли встать к причалу.

При яхт-клубе имеется хороший и недорогой ресторан, бар, хорошая прачечная самообслуживания, где за небольшую сумму можно постирать в автоматических стиральных машинах даже одеяла. Яхтенного сервиса нет. По городу Колон ходить опасно, нужно знать, по какой стороне и по какой улице можно ходить белым, можно ездить только в автобусах, предназначенных для белых, вечером не рекомендуется вообще выходить куда-либо.

Нападают в любое время суток, на улицах черные начинают приставать, и лишь хорошее русское ругательство позволяет на некоторое время избавиться от назойливых попутчиков. Местное некриминальное население постоянно ходит с боевым оружием.

Я решил прогуляться по городу, и на меня напали двое негров, в результате у меня оторвали цепочку и часы «Восток», нападавшие были выше меня и неплохо знакомы с боксом, и лишь благодаря моему знакомству с приемами рукопашного боя, я смог спасти поясную сумку с фотоаппаратом и документами. Когда, пропустив удар, я понял, что мне так просто от них не отделаться, я вывел одного из нападавших запрещенным ударом по колену из строя, он, крича от боли, упал, а вокруг стала собираться толпа, мне стало страшновато, т.к. я не знал, что мне от них ожидать. Выведенного мной из строя унесли, а через некоторое время появилась полиция. Меня стали опрашивать, к моему счастью, нападавших след простыл, я очень опасался, что, хотя я, нанося ответные удары, старался как-то дозировать силу, как минимум, серьезная травма им обеспечена. Полиция, поняв, что у меня никаких претензий нет, отвезла меня в яхт-клуб.

И лишь в яхт-клубе меня успокоил охранник, что у них при защите в любом месте можно применять огнестрельное оружие, и, если я даже сломал нападавшему ногу, никто разбираться не станет.

А из хорошего здесь то, что невысокие цены на продукты и товары при отличном качестве.

Стоящие в яхт-клубе французы обнадежили нас, предположив, что нас пропустят вне очереди, но действительность оказалась иной. После оплаты прохода канала к нам явилась молодая представительница администрации канала и подробно переписала технические характеристики яхты и ее двигателя. Для шлюзования нам необходимо было иметь 4 швартовых конца, а борта для защиты нужно было обвесить кранцами. Нам помогли, за небольшую плату отдав нам автомобильные покрышки, завернутые в полиэтиленовую пленку. Дни шли, а мы все ждали. Ночью спали, натянув тент на палубе, и лишь налетавшие тропические ливни загоняли нас на время внутрь яхты. Днем на дожди не обращали внимания, прогремит, прольет, как из ведра, а затем выглядывает солнце и мгновенно все высушивает. По территории яхт-клуба бегают небольшие ящерицы длиной примерно 50 см, за ними гоняются дети яхтсменов. Мы их назвали маленькими крокодильчиками. Ваня залез на пальму и сорвал несколько кокосов, и мы впервые, долго ковыряя один из кокосов ножом, пытались его вскрыть, и лишь применив топор, нам это удалось сделать. В яхт-клубе приличный ресторан, на стене объявление: наши официанты работают за чаевые. Цены с учетом чаевых умеренные.


© 2004-2016 г.