Разделы:



E-mail:
vl@itam.nsc.ru

Союз Кругосветчиков России

Федор Конюхов. ТРЕТЬЕ КРУГОСВЕТНОЕ ПЛАВАНИЕ НА ЯХТЕ «СОВРЕМЕННЫЙ ГУМАНИТАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ» / Союз Кругосветчиков России

Федор Конюхов
ТРЕТЬЕ КРУГОСВЕТНОЕ ПЛАВАНИЕ НА ЯХТЕ «СОВРЕМЕННЫЙ ГУМАНИТАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ»

карта кругосветного плавания на яхте современный гуманитарный университет

(выдержки из дневника)

ЧАРЛЬСТОН – КЕЙПТАУН

26 сентября 1998 г.

32 36 N, 74 42 W.

18.00. Вокруг никого. Только море, яхта и я. Старт гонки.

Два часа ночи. Бриз стихает. Потихоньку я сживаюсь с яхтой и Океаном.

27 сентября 1998 г.

31 33 N, 78 21 W.

Течение Гольфстрим сильно затрудняет плавание. Одиночество радует меня, и это помогает преодолевать усталость.

19.00. Небо затянуто тучами, ветер встречный, иду курсом 107 градусов. А надо идти 120. Хочется спать. Но яхта сама плохо слушается руля, а автопилот нельзя включать, нет питания, батареи не заряжаются.

1 октября 1998 г., Атлантика.

29 03 N, 70 00 W.

Ветер встречный. Ночь была суетная. Часто шли шквалы с дождем. После них нет ветра. Пришлось то убирать, то ставить паруса.

7 октября 1998 г., Атлантика.

25 09 N, 59 30 W.

6.00. Очень большая зыбь. Ночь отвратительная. Гроза меня обложила, как красными флажками волка.

8 октября 1998 г., Атлантика.

23 33 N, 57 50 W.

6.30. Ночь была темна, лил дождь. Ветер северо-восточный, до 30 узлов. Иду курсом 130-150 градусов, а надо бы идти курсом 120.

10 октября 1998 г., Атлантика.

20 52 N, 52 58 W.

Меня не покидает мысль о будущем. Я все-таки хочу стать священником. Если это будет угодно Богу, то я им стану.

Что я смогу сказать своим прихожанам? Чему наставить? Как убирать или ставить паруса? Или как проходить отвесную стену в горах? Да? Как жить и молиться нашему Спасителю, этого я им не смогу подсказать, этому я буду учиться у них, они ближе к Господу и чище перед Ним.

Когда во время урагана при переходе из Гавра в Чарльстон яхта лежала в воде полузатопленная, все мое сознание говорило, что это уже конец, что с этой передряги тебе, Федор, не выкарабкаться, что это тот случай и та ситуация, когда ты бессилен что-либо сделать. Я был без работы, я ощущал какую-то странность. И меня грызла совесть, что я не могу ничего сделать, чтобы яхта стала на ровный киль. Я ощутил себя лишним на борту парусника. В голове все время стучал и стучал один вопрос – зачем я здесь, если я ничего не могу сделать. И только там, в глубине часто бьющегося сердца, была уверенность, что я останусь жив.

14 октября 1998 г., Атлантика.

12 50 N, 46 37 W.

9.26. Я устал от грохота. Я устал от крена. Яхта бьется. Всё время, при каждой волне, находиться внутри яхты просто невозможно.

15 октября 1998 г., Атлантика.

10 48 N, 45 36 W.

9.37. Есть хочу, как удавчик. Но готовить на печке невозможно. Большая качка.

15.00. Шторм не прекращается. Дождь с ветром. Сейчас только что работал с балером руля, там гидравлика заела (её заклинило). В кормовой отсек поступает вода.

Ветер не стихает, идет дождь. Яхту тяжело настроить на любой курс. Сейчас не до курса генерального, его просто не взять. Ветер дует с юго-востока, как раз, куда надо идти.

16 октября 1998 г., Атлантика.

11 25 N, 45 37 W.

Ветер не прекращается. Вот уже вторые сутки я еще не спал и пяти минут. Нельзя. Часто налетают шквалы. Нельзя их прозевать и положить яхту парусами на воду. Волны идут без всякой системы, отовсюду, как в толчее.

17 октября 1998 г., Атлантика.

11 45 N, 45 28 W.

Да, я влетел в эту Черную дыру. Иду на север, назад. Ничего не получается.

5.00. Идет дождь. Ветер не меняется. Часто налетают шквалы. Я поставил самый малый штормовой стаксель.

19 октября 1998 г., Атлантика.

11 08 N, 44 19 W.

Черная дыра. Я не могу выйти из нее. Это что-то страшное. Я раньше никогда так не боялся, как сейчас.

20 октября 1998 г., Атлантика.

09 10 N, 43 00 W.

Пока ветер позволяет идти курсом 140-150 градусов. А это хорошо. Я могу вытянуть на экватор. Скорость яхты 8-9 узлов, ветер 22 узла. Температура 32 градуса.

6.00. Идет дождь, нет ветра, темно страшно. Сегодня чуть меня не переехал большой танкер. Он шел с Африки на Панаму.

21 октября 1998 г., Атлантика.

08 24 N, 41 57 W.

Я прожил 47 лет и не видел таких страшных грозовых туч. Да, я влетел в передрягу, а как из нее выйти? Надо надеяться только на Господа Бога.

Сегодня радость. Прилетела моя птичка «В попке соломинка». Вчера ее не было, может, из-за грозы, а сегодня она снова бросила мне на яхту рыбку. Летучую рыбку. Покружилась и улетела. Я даже заплакал. Мне стало жаль себя, раз даже птичка жалеет меня и приносит мне подарок.

22 октября 1998 г., Атлантика.

06 56 N, 40 54 W.

6.00. Утром налетел шквал. Порвался фал стакселя. Сейчас остался последний фал. Его надо беречь. Он перетирается в блочке на мачте, а туда я не смогу добраться – слишком высоко.

Я знаю, что там, в России, от меня ждут выигрыша. Но, как говорится в старом американском анекдоте: «Не стреляйте в пианиста – он лучше не умеет!». Так вот и я – я же не гонщик. И соревноваться с такими профессионалами очень сложно.

28 октября 1998 г., Атлантика.

03 46 N, 34 28 W.

4.00. Вот уже больше месяца прошло, а я еще не пересек экватор. Сегодня ночью к яхте подплывал кит. Кит плыл рядом минут десять, затем отошел в сторону. Только он ушел, подошли дельфины.

Я избрал себе уединение – Океан. Только в Океане есть место для одиночества. Вся суша, даже далекие острова, занята людьми. А вот здесь, у самого экватора, где нет людей, я могу общаться с Богом. Ко мне подлетает моя птичка и кормит рыбой. Какая гонка, какой спорт?! Разве я похож на спортсмена? Мне больше доставляет удовольствия смотреть на птиц, на рыб, китов и дельфинов, чем занимать какие-то спортивные места.

Одно только пока сдерживает – сын Оскар. Это Оскар играет в эту игру – в гонку. Он увлекся. Мне просто жалко его, как он разочаруется. Мне уже неинтересны заходы в порты, участие в гонках. Мне хочется больше быть одному и только думать и думать.

29 октября 1998 г., Атлантика.

03 31 N, 33 41 W.

Сильный встречный ветер, сильное волнение. Сегодня мне не удастся поспать. Как идти? К экватору не пускают ни ветер, ни зыбь.

30 октября 1998 г., Атлантика.

01 13 N, 33 59 W.

6.00.Ветер встречный, не дает идти на юг, сносит на запад.

Идет непрерывная борьба с нескончаемыми шквалами. Волны высокие, волны низкие, волны крутые и волны пологие, косые волны и волны на гребнях других волн.

31 октября 1998 г., Атлантика.

00 06 N, 34 31 W.

Проблема за проблемой. Болты, крепящие фальшкиль, раскрутились, вода поступает в каюту. И это опасно – может отвалиться фальшкиль.

1 ноября 1998 г., Атлантика.

00 02 S, 33 34 W.

Несет прямо на землю Бразилии.

Подтянул все болты фальшкиля. Не знаю, долго ли они выдержат. Как назло, разыгрался шторм.

Атлантический океан разыгрался вовсю. Дующий от Африки штормовой ветер поднял бешеную волну. Насколько хватало глаз, шторм всю поверхность океана расписал барашками. Кое-где движение главных волн нарушалось поперечными волнами. От столкновения взлетали вверх высокие каскады, словно от взрывов. Через каждые 45 минут откачиваю воду из кормового отсека по пять ведер. Она набирается через край, левое перо пропускает воду внутрь через соединение.

Я чертовски устал. Отупляющий труд, непрерывное стояние у штурвала и откачивание воды из трюма - истощили мышцы и душу. Непрестанное напряжение в борьбе с непогодой, ограниченность в движениях на борту яхты, однообразная повседневная рутина - все это складывается в своего рода духовную смирительную рубашку, которая с каждым днем стягивает все туже.

6 ноября 1998 г., Атлантика.

16 55 S, 26 07 W.

Небо затянуто тучами, сплошными. Ветер северо-восточный, 15 узлов. Скорость яхты 9 узлов. Температура 28 градусов. Ночь прошла неспокойно: ветер стихал, и яхту приходилось настраивать по ветру, а она не хотела держать курс 170 градусов, шла 150, а этого мне не надо.

7 ноября 1998 г., Атлантика.

19 01 S, 26 31 W.

Праздник. А для китов нет праздника. Сейчас возле яхты идут три кита. Два больших и один маленький (детеныш). Ветер слабый. Яхта идет малым ходом. Самый большой кит подошел близко-близко к борту яхты и плывет рядом, и я вижу его левый глаз. Он тоже смотрит на меня. Я люблю животных, у меня с детства всегда кто-то был. То чайка или ворона, собака, ежик, лисица, волчонок, зайчик, кролики, голуби. Да кого только у меня не было!

11 ноября 1998 г., Атлантика.

24 48 S, 20 28 W.

Скоро должно по времени взойти солнце, но я его не увижу. Небо затянуто сплошными тучами. Идет мелкий дождь. Небо серое, океан серый и на душе серо.

17.30. Мне некогда думать о скорости яхты. Я все время выживаю. Главное, чтобы не утонуть. Сейчас прибавилось проблем. Расшатался балер пера руля, левый. Он угрожает еще сильней, чем фальшкиль. Вода поступает в кормовое отделение. Не успеваю откачивать.

15 ноября 1998 г., Атлантика.

29 45 S, 16 14 W.

Не дает мне идти в Кейптаун встречный ветер.

Океан пуст. Нет крика птиц, шума леса, голосов людей.

17 ноября 1998 г., Атлантика.

33 22 S, 12 44 W.

Уже чувствуется, что подхожу к ревущим сороковым. Идет дождь. Небо все затянуто тучами. Холодно.

Поломки идут одна за одной.

19 ноября 1998 г., Атлантика.

34 40 S, 06 20 W.

Идет дождь. Небо затянуто тучами. Сыро, холодно, неуютно. Болит зуб, болит голова, болит спина.

15.30. Только что яхта наехала на кита. Я зашел внутрь яхты, только начал раздеваться, снимать штормовую одежду – удар. Яхта встала, как вкопанная. Потом следующий удар. Я так и упал, не удержался на ногах. Выскочил, смотрю – справа по корме кит медленно уплывает. Настроение упало, начал проверять яхту, как будто, дай Бог, все нормально.

21 ноября 1998 г., Атлантика.

34 35 S, 00 50 W..

9.00. Я думал, что сегодня утром пройду нулевой градус и выйду в Восточное полушарие, но ветер скис, и яхта стоит. Солнца нет, ветра нет. Все серо, как моя серая жизнь.

Ура! Я прошел нулевой в 18.18 по Москве.

Зашел в Восточное полушарие. Ровно на нулевом градусе сидел на воде альбатрос.

22 ноября 1998 г., Атлантика.

34 48 S, 02 42 E.

Звонил Оскару. Он рассказал, что вчера на телевидении была передача под названием «Федор Конюхов: герой или великий мистификатор?». Оскар сказал, что обо мне не всегда говорили хорошо. Он был расстроен. А я подумал, что, наконец-то, о Федоре Конюхове заговорили так, как я этого хочу. Я хотел быть и, пожалуй, им стал – скандальной личностью. Спорной, непонятной, противоречивой. Да, я хочу быть таким, и это мне нравится. Самое большое будет для меня разочарование, если обо мне будут говорить только хорошее.

23 ноября 1998 г., Атлантика.

34 55 S, 04 46 E.

Дует ветер из Антарктиды.

Мои зубы полностью разболелись, все до одного. Вышел в кокпит, чтобы набить лебедкой стаксель, а одеться, как следует, поленился. И был тут же наказан. Меня окатило с ног до головы водой. Разозлился, начал ругаться, снял с себя куртку фирмы «БАСКА» и зашвырнул в океан. Это меня немного успокоило.

24 ноября 1998 г., Атлантика.

34 34 S, 07 20 E.

11.15. Ветер встречный. Соленые брызги выедают глаза, я поминутно вытираю их, и они от этого, от соленых рук, воспалились. Спустился в каюту, промыл пресной водой, немного полегчало.

У меня какая-то вина перед сыном Оскаром, что я мало ему уделял внимания, когда он был маленьким. В то время я домой возвращался очень редко, у меня были одна за другой экспедиции, и я для него был всего лишь случайным эпизодом в повседневной жизни.

27 ноября 1998 г., Атлантика.

33 57 S, 16 31 E.

Вот я снова пролетел, меня несет на север, я уже прошел Кейптаун. Как выкарабкиваться? Не знаю.

15.00. Я увидел Африку. На горизонте возвышается гора. Как ее далеко видать! Еще миль пятьдесят, это 80-90 км. Но ветер не дает мне подойти. Я заплакал.

Да, это я вижу Столовую гору. Я о ней мечтал с детства. И вот сейчас я вижу ее издали. Позволь, Господь, увидеть ее у подножья.

17.30. Скоро ночь, а я на входе в Кейптаун.

КЕЙПТАУН – ОКЛЕНД

9 декабря 1998 г.

Вчера я стартовал из Кейптауна. Шторм встречный. Ветер 36 узлов. Весь промок. Холодина собачья. Ночь. Ничего не видать. На палубе все запуталось, сломал три краспицы на гроте.

10 декабря 1998 г.

35 55 S, 16 15 E.

Еще Атлантика, никак не могу выйти в Индийский океан. Встречный ветер, встречный шторм. Я еще ничего не ел за эти два дня, только пил воду.

11 декабря 1998 г.

37 32 S, 16 13 E.

Утро. Солнце взошло чистое-чистое. На палубе роса. Ветра нет. Штиль. Я никак не могу выйти в Индийский океан. Течением относит назад, на запад.

12 декабря 1998 г.

38 51 S, 16 58 E.

Сегодня мне исполнилось 47 лет. Я разглядываю свое лицо в зеркале, как я постарел за 47 лет. Страшный. Глаза красные от недосыпания, под глазами мешки с морщинами. Волосы в бороде поседели, а на голове поредели. Нос заострился от худобы и торчит каким-то нелепым рубильником. Рот сжатый, губы синие и потрескавшиеся. Уши… ну, уши не видать из-под грязных, не расчесанных, волос.

13 декабря 1998 г.

40 20 S, 18 50 E.

Яхта начала входить в Индийский океан. Ей это дается с трудом. Идет мелкий дождь. Ветер слабый. Большая зыбь. Солнца нет. Солнечные батареи не работают, и ветрогенератор тоже. Сломался дизель-генератор. Снова у меня проблемы с электроэнергией, не работают автопилоты.

18.30. Прошел траверс мыса Игольный. Конечно, он от меня далеко, где-то миль 300, но это означает, что моя яхта и я сам зашли в Индийский океан, позади остался Атлантический.

14 декабря 1998 г., Индийский океан.

40 03 S, 22 06 E.

7.30 по Москве. Идет дождь. Ветер порывами. Холод собачий. Всё мокрое.

15 декабря 1998 г., Индийский океан.

38 40 S, 24 03 E.

7.30. Солнце взошло. Ночь была отвратительная. Ветра не было, но шла большая зыбь с востока, так что я не прошел свои три градуса. А это очень плохо.

15.00. До чего русские бестолковые – сделали в Москве шверт деревянный, а он разбух и начал рвать паруса. Что за народ?

16 декабря 1998 г., Индийский океан.

34 28 S, 24 35 E.

10.30. Меня серьезно заботит работа дизель-генератора. Он что-то барахлит, чувствуется признак износа. Встречная волна, а вернее, зыбь непрерывно треплет яхту, так что я даже слегка отупел.

19 декабря 1998 г., Индийский океан.

41 10 S, 34 35 E.

8.30. Вода океана плавно меняла цвет в зависимости от проплывающих по небу облаков.

Действительно, плыть вокруг света – это приятная работа!

21.00. Наступила ночь, ветер усилился. Небо чистое. Яхта днем шла 12-14 узлов, сейчас убрал паруса, то есть уменьшил, и скорость стала 9 узлов. В ночь тяжело стоять у руля, а на попутной волне автопилот плохо работает.

20 декабря 1998 г., Индийский океан.

42 34 S, 37 33 E.

Идет шторм. Яхту кладет на правый борт, большие удары. Холодно. Вот я и в ревущих сороковых.

23 декабря 1998 г., Индийский океан.

44 50 S, 46 50 E.

1.00. Шторм.

6.00. Шторм.

11.00. Шторм.

14.00. Шторм.

23.00. Шторм.

24 декабря 1998 г., Индийский океан.

43 14 S, 52 22 E.

Достались тяжелые дни. Холод такой, что всё отказывает слушаться. Руки, ноги, голова, глаза, слух, всё парализовано. Компьютер тоже вышел из строя, не работает. Загорается только «инвалид».

26 декабря 1998 г., Индийский океан.

44 54 S, 54 54 E.

6.40. Снова шторм. Снова холод.

27 декабря 1998 г., Индийский океан.

45 37 S, 64 18 E.

8.40. Идет холодный моросящий дождь со вчерашнего дня.

К вечеру, к 18.00, чуть распогодилось. От сырости и холода я уже отупел.

28 декабря 1998 г., Индийский океан.

45 18 S, 67 23 E.

10.50. Пока не качает, я заправил из канистры в баки солярку для двигателей. Немного маловато у меня топлива. Надо было литров на 30-40 больше взять.

29 декабря 1998 г., Индийский океан.

45 26 S, 70 34 E.

6.00. Холодно. Ветер с Антарктиды. Мерзнут ноги, их сводит. Сапоги не греют, носки мокрые.

Кажется, я прошел остров Кергелен. Теперь впереди только Австралия.

15.30. Устал. Все это время был на палубе, стоял за штурвалом. Холодно. Ветер лоб надул, аж голова разболелась. Ветер очень плохой, дует с юго-востока.

30 декабря 1998 г., Индийский океан.

45 07 S, 75 16 E.

Снова посыпала с неба снежная крупа. Холод и сырость меня замучили.

Человек должен входить в океан очищенным и светлым, а не с таким грузом греха, как у меня. Потому мне здесь и тяжело, и сколько я ни пытаюсь познать абсолютную истину – не могу.

1 января 1999 г., Индийский океан.

45 53 S, 81 26 E.

5.00. Вот и начался Новый год, и появились новые проблемы: оба двигателя не работают – сломались; ветрогенератор тоже сломался. Остались только солнечные батареи, а здесь солнце очень редко бывает, все небо затянуто тучами. Что делать? Где взять электропитание? Все приборы мертвые.

4 января 1999 г., Индийский океан.

46 07 S, 94 07 E.

5.00. Новый день, новые впечатления и новые проблемы. Запустил дизель-генератор, а у него сальник в водяном насосе течет, и вода поступает внутрь яхты. Раньше вода шла с левого балера руля, сейчас из насоса. Снова откачиваю воду, снова все и весь сырой. Руки от воды все горят и потрескались. Ветер слабый, небо затянуто тучами, идет мелкий дождь.

5 января 1999 г., Индийский океан.

45 38 S, 96 46 E.

Меня раздражает хлопанье стакселя. Никак не могу настроить его по курсу яхты.

7 января 1999 г., Индийский океан.

46 48 S, 103 15 E.

Сегодня Рождество.

4.00. Сегодня ночью видел Северное сияние, здесь, наверное, уместнее назвать его Южным. Небо очистилось от туч на некоторое время, и на юге, ниже созвездия Южного Креста, вспыхнуло сияние. Очень загадочное, и смотреть на него долго не очень хочется, оно как-то угнетает своим таинственным светом и сполохами. И ты начинаешь бояться этой атмосферы, которая идет от него.

6.40. Ветер усилился, небо затянулось тучами.

12.00. Толчея в «глазе циклона».

14.00. На небе уже звезды тают. Они уходят тихо, не прощаясь, как уходят из нашей жизни люди, воспоминания о которых сладкой болью тревожат наши черствые души.

8 января 1999 г., Индийский океан.

46 31 S, 106 14 E.

Сейчас бы была генуя, а мы ее отправили в контейнере Майка Голдинга в Пунта-дель-Эсте, - мне не хватает парусности, чтобы выжимать скорость.

10.30. Пошла снежная крупа. Холодно, мерзнут руки, когда держишь штурвал.

Я не могу понять, откуда эта усталость. Эта тоска не оставляет меня с утра до вечера. Разве меня не окружает тот мир, в который я стремился и за которым скучал все эти годы? Рядом с яхтой плывут киты, дельфины, летят альбатросы…

9 января 1999 г., Индийский океан.

46 56 S, 109 36 E.

Подхожу к Австралии, к мысу Луин – это юго-запад Австралии, 30 градусов. Надо пройти вдоль Австралии, и затем начнется Тасманово море, а там и Новая Зеландия.

Ночь была неспокойная. Налетели шквалы со снегом. Холодина. За металлические части яхты нельзя трогаться голыми руками, они, как раскаленное железо, жгут холодом.

10 января 1999 г., Индийский океан.

48 00 S, 113 42 E.

Шторм. Холодный шторм. Ветер 45-50 узлов. Снег мокрый.

11 января 1999 г., Индийский океан.

47 41 S, 116 48 E.

Все еще не прекращает штормить. Ночь была сложная. Сейчас рассвет.

2.30. На 115-м градусе начинается побережье Австралии, а Тасмания – на 145-м. Сейчас по левому борту – Австралия, но она так далеко, до нее по прямой еще 13 градусов, а это где-то миль 700-800.

8.00. Шторм не прекращается. Барометр падает, уже и так висит в самом низу. Из-за горизонта на северо-западе нарастают тучи, прямо на глазах, и подходят со шквалами. Только пройдет шквал, через минут 30 – новый, и так всё время. Я такого еще не видел и не испытывал, они, как цепные псы, кидаются на яхту и пытаются ее растерзать.

12 января 1999 г., Индийский океан.

47 54 S, 120 41 E.

1.30. Шторм не прекращается.

5.30. Шторм продолжается.

13.00. Шторм стихает. Океан, залитый вечерним солнцем, похож на арктический пейзаж.

13 января 1999 г., Индийский океан.

47 36 S, 125 08 E.

4.50. Ветер усиливается. Снова начинается шторм.

12.00. Плохо, меня несет к Антарктиде.

14.00. Начинает темнеть, а ветер не стихает.

14 января 1999 г., Индийский океан.

48 40 S, 130 05 E.

Продолжает штормить. Идет дождь. Холодно. Сыро. Несет в Антарктиду. М.Ш.Шрайдер (директор гонки) установил, чтобы гонщики не заходили на юг за 49 градусов, это уже опасно. Мне осталось 30 минут до 49 градусов. Если так будет нести, то завтра я уже буду за этим ограничением, а это очень плохо.

15 января 1999 г., Индийский океан.

48 43 S, 133 18 E.

2.00. Шторм утих, и все до самого горизонта стало точно безбрежное море, а не Южный океан. Все краски поменялись местами: там, где глаз привычно ищет света - легла тень, небо вдруг стало темнее посветлевшей воды океана.

17 января 1999 г., Индийский океан.

48 06 S, 142 26 E.

Шторм не прекращается, и плохо, что он не дает мне повернуть на северо-восток, а несет на юго-восток, к Антарктиде.

18 января 1999 г., Индийский океан.

47 32 S, 146 20 E.

00.00. Мы зашли на стык двух океанов – Индийского и Тихого. Ветер начал крутить, он дует с юга, то есть из Антарктиды, а зыбь – волна идет с северо-запада. Стоит толчея. Я только под утро немного уснул.

19 января 1999 г. На входе в Тасманово море.

45 41 S, 147 54 E.

На стыке Тихого и Индийского океанов. Взошло солнце. Я вышел на палубу и вздрогнул: рядом несутся, именно несутся, на большой скорости киты.

3.30. Идут шквалы с дождем.

24 января 1999 г., Тасманово море.

35 05 S, 163 07 E.

11.30. Погода не меняется и не дает идти в этот дурацкий Окленд.

25 января 1999 г., Тасманово море.

34 38 S, 164 18 E.

Ветер не меняется. Ничего не могу сделать, и волны, и ветер, да и все, и вся ополчились против меня и моей яхты. Яхту волны ломают, ветер мачту треплет.

28 января 1999 г., Тасманово море.

33 11 S, 169 28 E.

9.39. Стою на стыке морей Фиджи и Тасманова. Тасманово море никак не отпускает меня и не дает зайти в море Фиджи.

30 января 1999 г.

34 44 S, 172 33 E.

4.40. Шторм. Ночь прошла, как в аду. Я, будучи на Земле, видел ад.

9.00. С каким трудом дается заход из Тасманова моря в море Фиджи! Ветер встречный, большая встречная волна.

11.12. Сделал поворот. Молю Бога, чтобы пройти мыс Северный.

13.00. Еще одна попытка пройти мыс Северный.

По закону подлости, как назло, идет по корме большой танкер, и мне некуда уйти – справа мыс, влево – ветер не дает.

Зашел в пролив Грейт-Эксибишен, сразу после мыса Северного. Ветер загоняет меня всё глубже в залив, из которого будет трудно и тяжело выходить.

17.00. Уже наступает ночь.

1 февраля 1999 г., море Фиджи.

34 48 S, 174 10 E.

Я вчера вечером прошел мыс Северный. Ровно сутки проходил. Ни на минуту не закрывал глаза. Спать так хочется, что аж тошнит. Сейчас 5.30 по местному времени. Туман и мелкая морось. Ветер стих. Близко берег. В тумане идти очень опасно.

5.30. Я бы сейчас уже видел Новую Зеландию, но стоит плотный туман. Ничего не видать, идем вслепую, яхта сама ищет дорогу, как конь бежит домой.

12.00. Мне до финиша еще 90 миль.

14.30. Прохожу острова Пур-Найтс.

ОКЛЕНД – ПУНТА-ДЕЛЬ-ЭСТЕ

9 февраля 1999 г.

36 38 S, 174 57 E.

9.30. Выход из Окленда.

13.00. Сделал поворот.

11 февраля 1999 г., Тихий океан.

36 40 S, 177 27 E.

Шторм. В 8.10 сделал поворот, лег на курс 165 градусов, а надо идти 100. Ветер не дает.

12 февраля 1999 г., Тихий океан.

36 40 S, 177 27 E.

Я третий день в море и не могу оторваться от Новой Зеландии. Ветер встречный дует, 35-40 узлов, большая волна.

00.53. Иду галсом на берег. Через 30 миль надо будет делать поворот. Страшно думать об этом сейчас: ночи темные, нет луны, ветер сильный, идет дождь. Опасно делать поворот.

4.22. Сделал поворот. Отхожу от мыса Восточный на NE (северо-восток). Никак не могу пройти этот мыс, ветер не стихает, 30-40 узлов, встречный.

14 февраля 1999 г., Тихий океан.

37 23 S, 179 59 W.

5.22. Я перешел в Западное полушарие. Теперь идти до Чарльстона всё время в Западном полушарии.

Я написал, что сейчас 14 февраля, а на самом деле, сегодня только 13 февраля, потому что мы пересекли 180-й градус, и сразу сутки назад отошли. Так что у меня есть в запасе сутки.

15 февраля 1999 г., Тихий океан.

34 30 S, 178 05 W.

2.00. Ночь. Темень страшная. Я ползаю, работаю на ощупь.

19 февраля 1999 г., Тихий океан.

45 59 S, 168 35 W.

Идет мелкий дождь. Ветер слабый, 8 узлов. Скорость яхты 4 узла.

14.19.Вот и я зашел в ревущие сороковые. Погода испортилась, ветер усилился, небо затянулось тучами. Барометр продолжает падать.

20 февраля 1999 г., Тихий океан.

47 43 S, 166 50 W.

10.40. Вот невезуха! Ветер развернулся на встречный и не дает идти по курсу, сносит на запад.

13.00. За три часа меня отнесло на запад, назад, на две мили.

17.44. Сделал поворот. Ветер не дает идти на восток.

Океан и небо что-то задумали – очень необычные. Я думаю, это к жестокому шторму.

22 февраля 1999 г., Тихий океан.

48 04 S, 164 39 W.

Ураган идет через меня.

13.55. Ветер не стихает.

23 февраля 1999 г., Тихий океан.

46 37 S, 163 27 W.

Идет дождь, ветер стихает.

7.50. Ветер стих. Океан затянут густым, мокрым, липким, противным туманом. Большая зыбь осталась от шторма. Паруса хлопают. Яхта раскачивается с борта на борт. Барометр стоит на месте, как и в шторм. Это меня настораживает.

Отказали работать приборы на палубе яхты, которые показывают скорость яхты, направление ветра и скорость ветра. Они очень важны. Сейчас остались только внутри над штурманским столом, но это неудобно на них смотреть, когда ты на палубе.

14.48. Ветер зашел на южный. Идет холодный затяжной дождь. Пока стоял на палубе у штурвала, замерзли руки (писать плохо, пальцы не держат ручку). Погода холодная, яхта остыла, и в ней, как в холодильнике. Все мокро.

24 февраля 1999 г., Тихий океан.

46 51 S, 160 25 W.

1.30. Идет дождь. Он уже несколько дней не останавливается, льет и льет.

25 февраля 1999 г., Тихий океан.

47 37 S, 157 07 W.

Идет дождь, Туман. Ветер северный с переходом на северо-восток.

6.40. Ночью вышел на палубу. Слышу жалостный плач. Как у ребенка, и не один, а несколько.

Посветил фонарем и вижу: с правого борта плывут рядом с яхтой несколько китов, небольших, породы «минки». Минут двадцать шли и всё время плакали, а затем ушли в сторону.

Большая волна идет прямо с востока. Ветер дует с севера. Стоит сильная толчея. Яхту ломает. Паруса хлопают. Идет дождь. Холодно. Барометр падает.

26 февраля 1999 г., Тихий океан.

48 12 S, 156 21 W.

Дождь не прекращает идти, но ветер развернулся на южный, стало легче удерживать яхту по курсу, но зато он принес с Антарктиды холод. Я все, что есть на яхте, надел на себя.

1 марта 1999 г., Тихий океан.

50 14 S, 142 49 W.

7.30. Шторм стихает. На палубе стоит холодина. Мороз.

2 марта 1999 г., Тихий океан.

50 19 S, 140 43 W.

7.25. Ветер усиливается и не дает мне спуститься с 50 19 S на 48 00 S, там чуть потише, но меня несет в Антарктиду. Шторм затягивает во внутрь себя.

17.30. Ветер 25 узлов, северо-западный. Солнца нет, идет дождь.

4 марта 1999 г., Тихий океан.

49 38 S, 133 19 W.

Три дня назад в кокпит яхты угодил дельфин. Яхта шла с приличной скоростью, и по бортам образовалась волна, так называемые усы. Вот дельфины и начали резвиться в этих усах. Я стоял за штурвалом. Яхту резко бросило в брочинг, у меня стоял грот, а с гротом это очень легко сделать. Так вот, яхта ушла в брочинг на правый борт и легла чуть ли не на борт полностью. Та волна, или, как ее зовут, усы, накрыла яхту и прошла через кокпит, а в это время дельфин был в потоке этой волны, вот и очутился в кокпите. Я держался за штурвал, повалился на колени, а тут еще этот дельфин. Но он – молодец, упал между штурвалом и правой стенкой кокпита и лежит, даже не бьется. Когда яхта выровнялась (секунд через 20-30), я смотрю на дельфина, а он на меня. Глаза как у теленочка, такие большие, мокрые и добрые. Я его схватил на руки (а он тяжеленький, наверное, килограммов под двадцать, скользкий, но не холодный) и, не долго думая, столкнул его, через левый борт под леерами, за борт. Главное, чтобы он жил, чтобы ничего не повредил, когда падал в кокпит.

5 марта 1999 г., Тихий океан.

49 49 S, 130 09 W.

5.15. Ветер северо-западный, 18 узлов. Скорость яхты 7 узлов. Идет мелкий дождь. Очень холодно. Замерз.

7 марта 1999 г., Тихий океан.

49 21 S, 122 08 W.

Идет снежная крупа, на палубе холодно, морозно.

8 марта 1999 г., Тихий океан.

49 27 S, 117 54 W.

6.00. Идут шквалы, но ветер потихонечку уменьшается.

9 марта 1999 г., Тихий океан.

49 57 S, 114 20 W.

Ветер стих до 10 узлов. По океану еще идет большая длинная рябь.

10 марта 1999 г., Тихий океан.

51 21 S, 110 13 W.

4.00. Уже светло. Идет мелкий дождь со снегом, и небо затянуто тучами. Скорость ветра 15 узлов, яхты – 8 узлов, ветер западный.

11 марта 1999 г., Тихий океан.

52 46 S, 106 06 W.

2.00. Уже рассвет. Идет холодный дождь, ветер западный, 25 узлов, скорость яхты 8 узлов.

2.56. Прогноз погоды уже начали давать из Чили, а раньше я получал прогноз из Новой Зеландии.

12 марта 1999 г., Тихий океан.

52 41 S, 100 28 W.

1.00. Ветер 30-35 узлов. Идет дождь.

15 марта 1999 г., Тихий океан.

53 06 S, 86 59 W.

16.18. Идет дождь. Холодина! Холодный ветер зашел на встречный, дует с юго-востока, прямо против моего курса. Океан стал не такой вздыбленный, так как большая зыбь шла с запада, а сейчас ветер подул с востока и пригладил зыбь.

23.00. Ночь. Идет дождь. Как я устал! Ветер крутит, налетают шквалы, да еще забился топливный фильтр в дизель-генераторе. Пришлось в темноте его чистить. Сейчас запустил дизель. Зубы передние болят от того, что зубами держал фонарик, а руками работал, рот аж занемел.

Осталось пройти до Пунта-дель-Эсте 2000 миль.

16 марта 1999 г., Тихий океан.

53 33 S, 83 36 W.

3.16. Я только уснул. Ноги устали от резиновых сапог, и я решил снять сапоги, хотя этого делать нельзя – я всегда обутый, так как в любой момент надо выскакивать на палубу. Вот и сейчас я нарушил свой закон – снял сапоги и начал засыпать. Мое шестое чувство подвело меня. Слышу, яхта кренится – налетел шквал, надо немедленно отдать шкоты грота, чтобы растравить паруса и выпустить ветер. Конечно, в такой момент не до сапог, да и времени нет, тут надо в одну секунду быть на палубе, иначе яхта ляжет на воду парусами, а ее тогда сложно поднять, да и опасно, может порваться парус или такелаж. Вот я и выбежал в одних носках шерстяных (они у меня единственные). Парус растравил, сделал всё, как надо, но носки мокрые, а это значит – больше негодные, потому что соленая вода не высыхает. Ох, как я ругался на себя!

17 марта 1999 г., Тихий океан.

55 46 S, 79 45 W.

6.43. Идет дождь. Надо менять галс.

9.26. Сменил галс. Иду прямо в пролив Дрейка. Сейчас надел чистую рубашку, почистил зубы, умылся пресной водой. К мысу Горн нужно подходить чистым.

12.04. Идет дождь со снегом, ветер северо-западный, 30-35 узлов, волны высотой 8 метров.

18 марта 1999 г., Тихий океан.

45 35 S, 74 13 W.

00.20. Шторм. Ночь. Ветер усиливается.

6.50. Идет дождь. Ветер усиливается. Захожу в пролив Дрейка.

11.16. Осталось 130 миль до мыса Горн.

16.34. До островов Диего-Рамирес осталось 30 миль.

17.29. Увидел впереди с левого борта острова Диего-Рамирес. Всё, за кормой остался великий Тихий океан. Захожу в пролив Дрейка, а затем – Атлантика.

19 марта 1999 г., пролив Дрейка.

56 31 S, 67 50 W.

00.39. Прошел острова Диего-Рамирес.

00.40. Мне осталось 1440 миль до Пунта-дель-Эсте.

3.49. Сейчас ровно на траверзе мыс Горн, но он от меня далеко – на расстоянии 20 миль с левого борта.

4.00. Мыс Горн. Его координаты 55 55 S, 67 10 W.

11.35. Шторм странный. Светит солнце, небо чистое, а ветер сильный-сильный, свист стоит, по океану идет водяная пыль, и он весь белый-белый, как Арктика.

20 марта 1999 г., пролив Дрейка, выход в Атлантический океан.

56 09 S, 63 28 W.

00.57. До финиша в Пунта-дель-Эсте осталось 1323 мили.

13.44. Прогноз погоды очень плохой – 40-60 узлов ветер, к тому же встречный. Меня может унести в Антарктику.

22.27. Ночью мне пришлось делать поворот. Ветер несет в Антарктиду. Сейчас, дай Бог, если всё будет хорошо, то я снова возвращусь в сторону мыса Горн. Как не хочется, а надо.

21 марта 1999 г., выход в Атлантический океан.

55 37 S, 60 27 W.

6.20. Идет дождь. Погода не меняется.

22 марта 1999 г., Атлантический океан.

Ветер вынудил меня идти вокруг Фолклендских островов с востока. Это опасно тем, что если ветер сменится, то он может меня унести в Атлантику, на второй оборот вокруг света.

Мне будет тяжело подойти к Южной Америке.

Яхта идет вдоль восточного побережья Фолклендских островов. Какие суровые земли – нет ни деревца, одни камни. Всё пустынно, голо.

Много плавает водорослей, а возле них маленькие пингвины.

18.10. Прохожу Фолкленды. Впереди Пунта-дель-Эсте.

23 марта 1999 г., Атлантический океан.

Достал из носового трюма внутренний стаксель. Поставил его. Он не был мне нужен в ревущих широтах. Там яхта шла на носовых парусах и гроте, а сейчас ветер встречный – чистая лавировка, смена галсов.

Вот ветер меня прижал. Ветер дует ровно с севера, волна – зыбь с северо-запада, и мне некуда идти – несет назад к Фолклендам.

24 марта 1999 г., Атлантический океан.

От мыса Горн прошел около 800 миль, и столько же осталось. Но там, у мыса, был ветер, а здесь он тоже есть, но только встречный.

26 марта 1999 г., Атлантический океан.

Ночь будет неспокойной. Подхожу к Пунта-дель-Эсте, а это на входе в бухту, где стоят два таких больших порта, как Монтевидео (Уругвай) на северной стороне и на южной стороне – Буэнос-Айрес (Аргентина). И сюда идут рыбаки. Трасса очень оживленная.

27 марта 1999 г., Атлантический океан.

Сейчас 3 часа ночи, я не сплю, так как надо глядеть в оба. Здесь, близко к земле, много кораблей.

ПУНТА-ДЕЛЬ-ЭСТЕ – ЧАРЛЬСТОН

10 апреля 1999 г., Южная Атлантика.

35 00 S, 54 00 W.

12.00. Старт из Пунта-дель-Эсте.

Ветер встречный, много кораблей.

11 апреля 1999 г., Южная Атлантика.

34 52 S, 53 30 W.

Идет шторм с дождем. Встречный ветер не дает идти вперед к экватору. Несет снова на юг к Антарктиде.

12 апреля 1999 г., Южная Атлантика.

35 17 S, 52 21 W.

День космонавтики.

7.15. Ветер зашел на норд-вест, очень хороший. Иду 9 узлов. Можно увеличить скорость, но я не хочу, слишком крутая встречная зыбь от прошедшего шторма.

Третий день не ем, желудок весь ссохся.

13 апреля 1999 г., Южная Атлантика.

32 59 S, 49 30 W.

Ночь прошла. Под утро яхту положило в брочинг. Была угроза сломать мачту. Убрал грот, иду под стакселем.

14 апреля 1999 г., Южная Атлантика.

30 50 S, 48 18 W.

Какая невезуха, греется дизель, и я ничего не могу делать. Снова нет электропитания, снова Атлантику надо будет идти без автопилота.

15 апреля 1999 г., Южная Атлантика.

29 48 S, 47 57 W.

Атлантический океан – как непостоянная женщина. Какой он переменчивый – ветер дует то с одного курса, то с другого, то сильный, то слабый, и так всё время.

16 апреля 1999 г., Южная Атлантика.

29 42 S, 46 32 W.

Ветер встречный, а сейчас подходит шторм.

17 апреля 1999 г., Южная Атлантика.

29 04 S, 43 47 W.

Шторм. Идет дождь.

20 апреля 1999 г., Южная Атлантика.

24 10 S, 41 00 W.

Ветра нет. Небо всё в звездах.

Ночь. Много встречных судов. Ветер прижимает к берегу.

Не повезло. Вышел прямо в район, где бурильщики добывают нефть. Сделал поворот и иду на юго-восток. Ухожу от вышек и ухожу от своего курса.

24 апреля 1999 г., Южная Атлантика.

17 31 S, 37 34 W.

Начался район шквалов. Они приходят с юго-востока. Приходит черная туча – и из-под нее ветер и дождь.

25 апреля 1999 г., Южная Атлантика.

16 30 S, 37 12 W.

6.19. Барометр упал. Гроза. Молнии со всех сторон. Дождь проливной, как из ведра. Настоящий тропический ливень. Темно, почти как ночью.

29 апреля 1999 г., Южная Атлантика.

07 27 S, 34 01 W.

Всю ночь шел дождь. Ветер менял свое направление и силу, то дул с северо-востока, то с северо-запада или с юго-востока, и сила была от 5 до 30 узлов.

12.10. Прохожу самую восточную точку Южной Америки – мыс Кабу-Бранку. До побережья Бразилии 50 миль. Ветер дует ровно с востока.

Дождь льет, как из ведра. Я набрал около 10 литров дождевой воды для умывания, особенно приятно мыть голову пресной водой.

Из-за дождя видимость плохая. Надо смотреть в оба. Здесь проходит трасса торговых судов.

Один шквал так внезапно налетел, что я не успел сбросить грот, яхту накренило, и паруса легли на воду. С большим трудом удалось поднять яхту и поставит на ровный киль.

30 апреля 1999 г., Южная Атлантика.

04 32 S, 34 20 W.

На рассвете ветер начал меняться, и пошли шквалы один за другим.

10.12. Идет дождь, ветер порывами. Если такой ветер продержится до завтра, то где-то под вечер 1 мая я выйду на экватор.

2 мая 1999 г., Южная Атлантика.

00 10 S, 36 20 W.

До экватора осталось 10 миль. Как хочется быстрее попасть в Северное полушарие!

10.12. Прошел экватор, но ветра и здесь нет. Стоит духота, небо в тучах, но ветра нет.

16.28. Долго расходился с пароходом. Он шел встречным курсом и показывал левый борт, а я не мог, то есть ветер не давал, уйти вправо. Разошлись, но очень близко. Нервы помытарили друг другу.

3 мая 1999 г., Северная Атлантика.

01 01 N, 37 27 W.

Ветер северо-восточный, 10-15 узлов. Душно.

6 мая 1999 г., Северная Атлантика.

06 57 N, 46 12 W.

Небо затянуто тучами, ветер 20 узлов, восточный, скорость яхты 11 узлов.

7 мая 1999 г., Северная Атлантика.

09 56 N, 48 55 W.

Ветер 22 узла, скорость яхты 11 узлов. За сутки прошел 190 миль.

Три дня яхта идет с большой скоростью и большим креном. Левый борт вместе с леерными стойками ушли под воду, и я их не вижу уже три дня. Больше 70 часов я не ел и не пил горячего.

8 мая 1999 г., Северная Атлантика.

11 55 N, 50 45 W.

Вышел на траверз острова Барбадос.

Подолгу рассматриваю карту и всё прикидываю, как лучше подойти к порту Чарльстон, как и когда зайти в течение Гольфстрим. Это очень важно и серьезно, с Гольфстримом шутки плохи, если не рассчитаю его траекторию, то он унесет меня на север мимо Чарльстона, и мне будет тяжело вернуться назад в порт.

9 мая 1999 г., Северная Атлантика.

13 56 N, 53 13 W.

Сегодня праздник – День Победы.

4.23. За прошедшие сутки прошел 120 миль. Ветер слабый. Стоят все паруса.

10 мая 1999 г., Северная Атлантика.

14 38 N, 53 49 W.

Вот уже два дня стоит штиль в этом районе. Полный штиль. Жарища. И днем, и ночью душно. Ни ветерка. Океан блестит без единой ряби. Яхта с обвисшими парусами стоит на месте.

12 мая 1999 г., Северная Атлантика.

16 33 N, 56 17 W.

16.22. Прошел подводный хребет Барракуда. Под килем глубина 5042 метра.

На горизонте появились тучи в виде башен – значит, шквальные.

13 мая 1999 г., Северная Атлантика.

18 08 N, 58 15 W.

Рассвет. Небо затянуто тучами, ветер 14 узлов, скорость яхты 9 узлов. Курс 340 градусов, ветер юго-восточный. Еще осталось 120 миль, и я пройду Антильские острова и зайду в район Багамских островов. До финиша в Чарльстоне осталось 1500 миль.

17 мая 1999 г., Северная Атлантика.

20 57 N, 64 01 W.

Как я устал! Всю ночь работал с двигателем в темноте при ручном фонаре, разбирал его, а затем собирал. Вот сейчас, на рассвете, запустил его для подзарядки аккумуляторов.

Зашел в Саргассово море. Вдоль борта яхты проплывают саргассины (водоросли).

18 мая 1999 г., Северная Атлантика.

21 44 N, 65 15 W.

Ночью порвался ремень на двигателе. Хорошо, что у меня остался старый ремень. Я поставил его.

Вот уже четыре дня иду с одной скоростью. За сутки прохожу по 80 миль.

Виктор Языков финишировал в Чарльстоне.

19 мая 1999 г., Северная Атлантика.

23 07 N, 66 35 W.

Это жуткое ощущение одиночества, ощущение полной изоляции. Я совершенно один, наедине с собой.

20.10. Только что прошел шквал. За ним осталась зыбь, а ветер стих. Яхту бросает. Она плохо слушается руля.

Осталась 871 миля.

20 мая 1999 г., Северная Атлантика.

24 38 N, 68 07 W.

7.00. Выпил кружку кофе. Ночь прошла, а я почти не спал. Один раз просто обнял лебедку и на двадцать минут задремал. Ветер крутит: то дует с одного румба, то с другого. То увеличивает свою силу, то падает до нуля.

8.05. Поставил все паруса. Два солинга на бабочку, растянул спинакер гиками, внутренний стаксель и полный грот. Ветер дует очень слабо – 3-4 узла ровно с юга.

Два дня назад у меня были большие проблемы. Они, конечно, и остались, но я их чуть-чуть уменьшил. На корме, где крепится первый бакштаг, лопнула алюминиевая оковка. Хорошо, что у меня два ахтерштага. Я думал, как закрепить бакштаг. И пришел к единственному решению – закрепить на шверт на корме, а это значит, вокруг него обвести веревку кевларовую. Но шверт под водой, а это значит, что надо каким-то образом поднырнуть под яхту. Убрал все паруса – благо океан был спокоен. Сделал большую петлю, то есть с обоих бортов спустил веревку, чтобы она утонула и прошла ниже перьев руля, – я к ней привязал два больших разводных ключа. К этой веревке еще одну веревку набил крепко на лебедках. Веревка тащилась за кормой, как хвост, я спустился за борт и взялся за этот хвост. Хотя яхта и была без парусов, но всё равно она двигалась за счет парусности корпуса и такелажа, и я по этому хвосту поднырнул под яхту. И очень удачно: с первого нырка я смог обмотать шверт веревкой. Затем вылез и закрепил за бакштаг.

Но когда вылез на палубу, почувствовал на правой ноге, на колене, жжение. И увидел длинную полосу – волдырь ожога. Я понял, что это от щупальца медузы. Они у нее длинные-длинные, по несколько метров и очень тонкие.

21 мая 1999 г., Северная Атлантика.

24 40 N, 68 17 W.

Ветра нет. Небо затянуто тучами, но они не ветреные, а штилевые. Идет мелкая морось.

23 мая 1999 г., Северная Атлантика.

25 15 N, 69 46 W.

Я думал, что, обойдя в третий раз вокруг света, я найду себя, целиком и полностью, как художник. Но вот плавание завершается, и мне хочется повернуть яхту на 360 градусов и снова уйти к мысу Горн, к моим альбатросам, которые неустанно парят в проливе Дрейка, к милым моим дельфинам и величественным китам. С ними я чувствую себя уютней и спокойнее, а в обществе людей я раздражен и нервный. Наверное, я тот человек, которому важен процесс и поиск, а не конечный результат.

26 мая 1999 г., Северная Атлантика.

30 19 N, 79 03 W.

Яхта несется домой, как лошадь, учуяв дом. Сейчас три часа ночи. Луна светит, на западном горизонте тучи и там всполохи молний (гроза).

Осталось 140 миль.

15.00. Я зашел в район ракетных стрельб и бомбометания. Сижу в кокпите и слышу выстрелы. Сердце похолодело. Ветер не дает мне обойти этот район, он очень большой. Если я уйду по ветру на восток, то не смогу подойти к Чарльстону, а идти на запад не дает ветер. Он дует ровно с запада. И вот я иду. Иду прямо через центр. Скорость яхты 6 узлов, а вой тянется по моему курсу на 30 миль, это значит 6 часов напряженности. Я сварил суп, но есть не хочется. Каждую секунду может произойти взрыв. Я еще боюсь, что военные – военные всегда тупые – увидят мою яхту и подумают, что это мишень. Такие случаи уже были. Если человек тупой с детства или отроду, то такие люди идут служить в армию. Вот и собрался весь цвет тупости во всем мире и бряцает оружием. Много таких точек – «Район затопленных взрывчатых веществ», или просто обозначено – «Снаряды». Только по моему курсу пять «Снарядов», два района затопленных взрывчатых веществ и два района ракетных стрельб и бомбометания!

Идут шквалы. Гроза. Молнии, как столбы, из туч выбрасывают в океан пучок энергии.

27 мая 1999 г., Северная Атлантика.

32 15 N, 79 52 W.

3.22. Светит луна. Небо над мачтой чистое, но к северо-западу есть тучи. К утру будет шквал.

4.20. Вижу порт Чарльстон.

Всё, финиш.


© 2004-2016 г.