Разделы:



E-mail:
vl@itam.nsc.ru

Союз Кругосветчиков России

Евгений Гвоздев / Союз Кругосветчиков России

Евгений Гвоздев.
ВТОРОЕ КРУГОСВЕТНОЕ ПЛАВАНИЕ НА ЯХТЕ «САИД»

(рассказ и письма)

(примечание: рассказ на встрече 16.12.2003 в Московской яхт-школе взят с сайта Газета.RU, Евгений Гвоздев считает эту стенограмму своей речи не совсем точной, о чем предупреждает посетителей сайта СКР)

Завершил первую кругосветку. Сижу дома, смотрю телевизор. Скучно. Надоело. Решил следующее плавание совершить.
Мы с друзьями обзвонили весь бывший Советский Союз, все заводы, которые тогда строили яхты, все яхт-клубы, которые этим занимались, – нигде ничего не нашли. Потом вдруг нашли совершенно фантастические условия: фирма дает яхту 9,5 метров, "Золотая книга Санкт-Петербурга" взяла (обещала, точнее, взять) на себя все расходы.
Составили акты, подписали, поставили печати. Я торжественно отдал концы, отошел от пирса, сделал разворот, вернулся и… на этом моя "рекламная" работа закончилась. И шесть месяцев в Петербурге я болтался, как червячок на крючке. Правда, были люди, которые действительно поверили в этот "проект". Я хотел, чтобы плавание было посвящено 300-летию Санкт-Петербурга. Меня обеспечили картами. Фирма "Моторола" полностью обеспечила меня одеждой. Единственное, что я хотел – чтобы всё было наше, российское. Шесть месяцев прошло. Никто не готовится к плаванию, и я понял – оно не состоится. Оказывается, про меня просто-напросто забыли.
Тогда я вернулся назад, в Махачкалу, достроил на балконе своего дома свой собственный «крейсер», сфотографировал и отправил фотографию в Нью-Йорк, моим друзьям. Там Лидия Яковлевна Кунявская, журналист (она сама из Москвы), поняла, о чем идет речь, опубликовала эту фотографию, а потом в Канаде, в Ванкувере, один состоятельный мужчина увидел эту фотографию яхты в журнале и статью про нее. Он написал мне, что у него есть яхта 7,5 метров (моя мечта), новая мачта, новые паруса. И он мне ее даст. У меня на следующий день голова кругом: собираю деньги, думаю: друзья помогут, и вылетаю в Канаду. Но оказалось, у канадца условие: стартовать из Ванкувера на этой яхте. Я отказался и выработал принцип такой: яхта должна быть спроектирована нашими мозгами, построена у нас, под нашим флагом, и желательно, чтобы были наши спонсоры.
И вот, что же мы имели перед вторым плаванием: яхта "Саид" спроектирована нашими мозгами, построена на нашем балконе из материалов, которые я нашел на нашей мусорной свалке. Вот до сих пор жена не знает, что я деньги от семьи отрывал на смолу и на стеклоткань. В 1999 году яхта спущена на воду. 17 марта я стартовал из Новороссийска.
Планировал так: с балкона я сгружаю яхту на машину, везу ее до Новороссийска и оттуда стартую в океан. Но наше руководство в Махачкале сочло, что будет удобнее, если я буду стартовать из Махачкалы. Я стартовал из Махачкалы, телевидение было, попрощался.
2 июня 1999 года вышел из Новороссийска в Стамбул, дальше Босфор, Дарданеллы, Греция, Сардиния, Испания, Гибралтар. Штормовая погода – два дня штормовал на Черном море и 4 дня в Средиземном море.
Что удивительно: когда я пришел в Сардинию и встал – ветер встречный. Там небольшой городок. Подхожу, становлюсь на якорь. Под российским флагом. Подходит человек: "Сеньор, вы откуда, из России?" Я говорю: "Да, из России". Он говорит: "Давай, пожалуйста, заходи в мою марину". А я говорю: "У меня тут с финансами не всё в порядке". – "Нет проблем – заходи в марину. Я, говорит, директор марины". Ну, раз директор марины приглашает, я якорь быстренько поднял – и в марину. Не успел я еще встать, как следует – мой паспорт в компьютер, и через 5 минут мои проблемы закончились. Ни кастомс, ни иммигрейшн, ни полиции, ни пограничников – никаких проблем. Если вы посмотрите, как встречают нас и как провожают нас... В Новороссийске меня трое суток наши доблестные пограничники не выпускали. Таможенники сначала пришли, женщины, посмотрели и сразу меня отпустили, а как пограничники узнали, что у меня 300 долларов в судовой кассе, – задержали. Кстати, в Новороссийске мне директор яхт-клуба обещал, что памятник мне будет стоять, если я не заплачу пограничникам, чтобы выйти в море. Я не заплатил ни цента – надеюсь, он слово свое сдержал, и памятник должен в Новороссийске стоять. Гибралтар… Прохожу Гибралтар – ветер стих, мотора у меня нет.
Проходит мимо яхта под английским флагом, огромная яхта, двое человек на борту. Я им веревку показываю: возьмите на буксир до порта Гибралтар – они мимо проходят. Я такой злой был, ну думаю, англичане – порядочные моряки, а тут... Сижу, злой такой. Но тут возвращается эта яхта. Берет меня на буксир. Привели они меня в порт. Встали. Оказывается, это они шли домой, работали все лето для телевидения ВВС, снимали, сняли за лето и отправили домой 23 кассеты, а тут подвернулся я (они в тот момент не могли отвлекаться и останавливаться).
Тут начались проблемы: визы нет, а мне нужно запастись водой, запастись продуктами, яхту покрасить. Спрашивают: сколько ты будешь здесь стоять? Я говорю: максимум 3 недели...
Служащий позвонил в вышестоящую организацию – там разрешили остаться, хотя Гибралтар очень строго к таким вопросам относится – без визы туда нельзя. Они так решили этот вопрос: взяли мой паспорт, положили его в сейф, дали мне номер своего телефона и сказали – если кто-нибудь спросит, давай им наш телефон, пусть звонят нам. И я несколько недель там сидел. Закончив свой визит, я забрал паспорт и рванул на Канарские острова – отлично дошел. Хорошо встретили, закупил продукты. Моя яхта, кстати – длиной 3,70 м, шириной 1,46, вес яхты 360 кг, киль 110 кг свинца. И вот надо на эти 360 кг разместить груз 700 кг – я (80 кг), спальные принадлежности, одежда, компасы, веревки, якоря, вода, продукты. Это очень сложно всё разместить. Тем не менее, когда я всё это разместил, ко мне пришли друзья и 9 человек стояли на палубе. Представляете, какая остойчивсть? Но все эти 110 кг свинца и все тяжелые вещи были размещены ниже ватерлинии.

Атлантика

Первое плавание было через Панамский канал, думаю: какого черта я опять попрусь через Панамский канал – и неинтересно, и, тем более, у меня там долг остался 41 доллар. Думаю, пойду через Магелланов пролив.
Пошел в Рио-де-Жанейро. Кто не знает Рио-де-Жанейро! Через три месяца прихожу. Свой приход себе подробно представлял, как это будет. Остапа Ибрагимыча вспоминал. В Лас-Пальмасе мне проспекты дали – яхт-клубы Рио, где можно остановиться, сколько стоит.
Захожу в Рио-де-Жанейро в самый, самый, самый великий яхт-клуб во всей Южной Америке. И действительно очень красиво, яхты, катера... Захожу в Рио-де-Жанейро, пришвартовался, не успел закрепиться: "Сеньор русо навигато, с документами и т.д. и т.п. – в администрацию". Я законопослушный – документы подмышку, прибегаю. Менеджер яхт-клуба посмотрел паспорт – ничего не сказал. Потом говорит: яхта маленькая, яхта плохая. Я не возражаю. Давай, говорит, уходи отсюда. Я говорю: не понял – это марина или яхт-клуб? А там еще написано: стоянка в яхт-клубе первые трое суток бесплатно. А в марине за 12-ти метровую яхту 10 долларов в сутки платят. Ну, я и думал – буду стоять в яхт-клубе, решу свои проблемы. Я говорю: "У меня проблемы – кончилась вода, кончились продукты, мне надо поменять деньги, купить продукты", а он мне говорит: "Уходи". Я говорю: "Хорошо, большое спасибо за помощь, пойду дальше".
Прихожу на яхту, злой такой. Какой-то мужик стоит на берегу, спрашивает: "Вы откуда, с России что ли?" Я говорю: "Да, из России". Он спрашивает: "А куда уходишь?" "Да вот, выгоняют, – отвечаю, – пойду, встану на якорь". Он удивился, спрашивает: кто выгоняет?
– Директор.
– Гм, – говорит, – а я вице-командор яхт-клуба. Сейчас я позвоню.
Что такое вице-командор, вы знаете. Потом приехал командор. Поговорили. Объяснил я, кто такой. И он говорит: "Стой здесь столько, сколько тебе понадобится. И бесплатно".
Ну, естественно, директор вздрючку получил. На следующий день телевидение. Оператор камеру настроил, я говорю: "Яхт-клуб очень хороший – очень хорошо меня встретил. Вот директор яхт-клуба, говорю, стоит – пожалуйста, назовите его, пусть он тоже о клубе что-нибудь расскажет". Директор тут насупился, красный, а я рассказываю: "Вот, сколько здесь стою бесплатно – яхт-клуб мне помог так хорошо". Тут он понял, что я всерьез. Ну, и он уже успокоился – стал рассказывать, какой у них яхт-клуб замечательный и т.д. Всё это закончилось, и буквально на следующий день я занялся оформлением прихода-отхода.
И занимался этим двое суток! С утра до вечера – кастомс, иммигрейшн, местная полиция, федерал-полиция, и т.д., и т.п. Командир порта, яхт-клуб и прочее. Надоела мне эта беготня, и я им сказал: "Ребята, я приехал в вашу страну кушать, слушать вашу музыку, смотреть карнавал и т.д. Желаете заполнить документы – велкам он май бот и оформляйте". Простоял я так 8 суток – надоело мне это Рио-де-Жанейро. Не знаю, зачем туда Остап Ибрагимович так стремился.
Это я к чему: вот Сардиния – 5 минут и проблемы кончились. А вот Рио-де-Жанейро – двое суток, а я так и не закончил оформление документов. Чем приличнее страна, тем быстрее все документы оформляются. Про оформление документов у нас вы знаете. И еще вот смотрю – ребятишки тренируются, на маленьких яхтах – "Оптимистах" или "Кадетах", где-то примерно 50-100 единиц. И вдруг, словно как током, ударило – ни одного черного ребенка. Я у местных спросил: «Почему белые дети занимаются, а черных нет?», – они мне говорят: "Ну-у-у-у, традиция у нас такая". Потом мне объяснили про их расистские традиции – даже сам Пеле не может состоять членом этого клуба, не говоря уже о каких-то китайцах и японцах. И мне тут стало ясно, что я тут из голодной России, естественно, не к лицу пришелся. Через 8 дней ушел. В других городах совсем другое отношение.
Дальше – Бразилия, сказочная Бразилия. Сказочно красивые места. Еще дальше – Монтевидео, Уругвай. Вот тут мне понравилось.
Буэнос-Айрес. В Буэнос-Айресе мне подарили мотор. Это так произошло. Стою. Приходит мой друг-испанец (мы с ним раньше познакомились в Буэнос-Айресе), посмотрел, а потом рассказал директору компании, что там один русский идет в Магелланов пролив, но самое неприятное – у него нет мотора. Тот приехал, посмотрел – действительно, яхта маленькая и мотора нет. На следующий день приносит мотор и 10 литров бензина. Я говорю:
– Я не возьму мотор.
– Почему? Вот я тебе дарю мотор.
Я ему сказал, что возьму, только если он позовет журналистов, и мы это дело зафиксируем. Тогда я возьму мотор. С тех пор я с мотором.
Я спустился в этот пролив, дошел до Punta Arenas, купил 60 литров бензина, заправил мотор. Через два дня бензин закончился, и 36 суток я шел от Punta Arenas до Томодесантос. Купил там еще бензина, пошел отход оформлять, а там мне говорят: "Сеньор капитан, проблема Golgo de Penas, залив – проблема". Я говорю: "Моя проблема". Нет, говорят: "Это проблема Армадо де Чили" (Военно-морских сил Чили). И пошло-поехало.

Через Тихий океан

Короче, страховки у меня нет, на яхту страховки нет. Мою яхту краном на пассажирский пароход, мне билет как пассажиру, и я двое суток отсыпался там на пароходе. До порта Ancud. Так я там отдыхал. Потом в порту встали, прихожу к капитану порта и говорю: "Обещали?" – "Обещали". – "Вот и спускайте на воду". Они опять: канал Canal de Chacao – проблема, проблема Армадо де Чили. А тут еще адмирал, ихний командующий, приехал. Здоровается со мной. Я ему объясняю – он не понял. Короче, поставили лодку на машину, на трейлер и через канал Chacao перевезли меня. Там километров 40, наверно. Спустили на воду, и оттуда в Valparaiso и Antofagasta, и так далее. И последний порт Arica. Денег мне прислали, закупился продуктами, ребята помогли.
Дальше: порт Arica (Чили) – Таити, 4 месяца пути – там примерно 4800 миль. Проблема в том, что яхта маленькая – запасов воды мало. Продуктов мало. Запас у меня максимум на 4 месяца – продуктов 120 кг, воды оказалось очень мало. Я рассчитывал, что будет дождь, а тут 3 месяца ни капли дождя не упало. А в первый месяц я не видел ни одной секунды солнца. И тогда встал вопрос – как определяться секстантом? Хорошо, что мне эти ребята с ВВС подарили GPS. С ним, конечно, у меня проблемы не было. С водой – проблема была.
Для нормальной жизнедеятельности человека нужно 50 миллилитров на один кг веса в сутки. Так можно подсчитать, сколько нужно воды. В течение трех месяцев я вынужден был потреблять 1,5 литра воды в сутки. Это очень мало. Утром завтрак – рис. Вечером – макароны. Среди дня небольшая чашечка кофе. Среди ночи чашечка чая. На всё, про всё – полтора литра. Ну, то, что не мылся, не стирался – это и так ясно. Первый месяц интересно, второй месяц тяжело, а на третий месяц начинаются проблемы с почками. На четвертый месяц пошел дождь, и проблемы с водой закончились.
«Оформил отход и 6 февраля ухожу на Моореа (здесь рядом), затем на Райатеа, Бора-Бора и Самоа. Если на Самоа не понравится, иду до Австралии без остановок. На борту яхты продовольствия на 4 месяца. С водой, надеюсь, проблем не будет – мне яхтсмены и руководство яхт-клуба "Таити" подарили ручной портативный опреснитель морской воды. Весит штукенция примерно два с половиной кг, а за день можно накачать около 20 л воды, пригодной для питья. Доставили его самолетом из Франции (там цена ему 500 долларов, на Таити – тысяча). Не удивляйтесь, Таити – самый дорогой остров в мире: лимоны – 9 долларов за кг, яблоки – 7, помидоры – 5 и т. д. И это в самом дешевом магазине...
Здесь мне сшили бесплатно грот, и теперь на борту имеется один новый комплект парусов и два – стареньких. Для мотора закупил 30 литров бензина, обзавелся копией карты Торресова пролива, отдохнул, напичкал организм витаминами, подстригся на лыску (в целях экономии шампуня и воды). Пора и честь знать... А если серьезно, то надоели Таити до чертиков. Хочу домой, в Россию.
05.02.2002г. Таити, борт яхты "Саид"».
А дальше Австралия, это страна, которая требует оформлять визу заранее. Это очень непросто. И сейчас возникла проблема. Чтобы оформить визу, мне сначала нужно оформить свой загранпаспорт, потому что по моему советскому паспорту мне визу бы уже никто не дал. Захожу. Прежде, чем зайти, я попросил катамаран какой-то сообщить по радио о моем прибытии. Они по рации сообщили в кастомс и иммиграционную службу. Когда я подошел, пришли ко мне на борт представители властей и на три тысячи меня оштрафовали. Как нелегального иммигранта. Я говорю: "Мне помыться нужно, кстати, вода кончилась". Они – 3000. Я подумал и говорю: "Знаете что, я тут узнал – у вас в тюрьме хорошо кормят. Пожалуйста, посадите меня в тюрьму. Я у вас тут отъемся, поправлюсь, да и здоровье пошатнулось. Английский изучу. А может, и на работу вы меня будете гонять, так что и денег немного заработаю". Ну, короче, тут журналисты подключились, шум поднялся, ВВС растрезвонило. А в Мельбурне есть русская диаспора, русское радио, они по нему интервью со мной дали. Короче говоря, получил я временную визу. В яхт-клубе дали мне продукты. И я стартовал дальше.
Австралия – Дарвин – Кокосовые острова я пробежал за месяц. Месяц! Для такой яхты это очень здорово. Забегая вперед, скажу, что в Атлантике суточный переход был 75 миль, в Тихом океане – 85 миль, а в Индийском океане – 98 миль. Попробуйте-ка вы разогнать такое судно – это очень сложно.

Индийский океан

На Кокосовых островах почистился, набрал водички и планировал пойти в Кейптаун, потом Канары, Европа – и оттуда домой. Но с женой поговорил, она говорит: "Заканчивай свой вояж, сыну сделали операцию, – возвращайся домой". И я без карт, потому как не был готов к такому плаванию, решил идти через цивилизованные страны. Решил идти на Коломбо (Шри-Ланка, Цейлон). Думал, там помогут картами. Подхожу к Коломбо, метров 200 осталось, встречают меня два пограничных катера, нагло подходят к борту, швартуются, и своими бортами наделали мне дыр в корпусе. Я говорю лейтенанту: "Ребята, вы, если хотите – заведите меня в порт и там делайте, что хотите". "Нет". И начали меня обыскивать. Залезли в каюту, всё там перевернули. Потом уже в порту пришел командующий их так называемыми военно-морскими силами, расспросил кто я, чего, что. Пригласил меня к себе. Лейтенант тот взбучку получил. А всё это время около моей яхты стояли два автоматчика, которые даже нашего консула на борт не пустили. Вот такой там порядок.
Индия, Цейлон – удручающее впечатление. Не хочется даже говорить об этих странах. Недалеко от Массауа (Эфиопия) течение сильное, ветер прижимной (к берегу), руль сломался, и яхту на берег вынесло. В 12 часов ночи выскочил и до 5 часов болтался на мели в прибой, всё залило. Это уже днем, когда в отлив вода ушла, яхта оказалась на берегу.
Включил аварийный радиобуй. Оказывается, радиобуй должен быть зарегистрирован. Я этого не знал. Включил буй, никто ко мне, естественно, не пошел. Пережег всю свою пиротехнику – ракеты, фальшфейера, – но никого не было. Приходят местные, пастухи, всё общупали – все веревки, всё распределили – кому чего. Тут подошли три рыбацких баркаса, по 5 человек в каждом, я тут последний фальшфейер зажег, они сразу поняли, о чем речь. 15 человек с криками "раз-два-взяли" – на эфиопском языке это звучит как "хаб-ан-дэй", я тоже научился – стащили яхту с берега. Затащили на буксире в порт Массауа, а там меня местные военные с автоматчиками взяли и, вместо того, чтобы помочь, повели меня к начальнику порта – командиру базы, доложили ему, в чем дело, тот своему подчиненному за сверхбдительность выговор накатал, подчиненный обиделся.
И один египтянин-механик (там, в Массауа, было судно египетское, арестованное за перевозку наркотиков, но капитан виноват, механик не причем) – он мне помог кусок фанеры выпилить (в качестве руля), и вот с этим куском фанеры я дошел до дома. Дальше Джибути, Красное море, Суэцкий канал. Ну, и Лимассол. В Лимассоле мои проблемы кончились. Родос, Стамбул. И домой. В Стамбуле встретился с Виктором Языковым – удивительным человеком, известным не только в России. Мы с ним познакомились.
Яхту в Сочи погрузили на машину, привез я ее в Астрахань, и поскольку я в Махачкалу – по условию – должен придти своим ходом, в Астрахани спустили ее на воду, и 9 августа 2003 года я пришел в Махачкалу. Плавание закончилось. Мой «Саид» – самая маленькая яхта, которая прошла через Магелланов пролив. Сейчас яхта стоит в Махачкале, обещали ее поднять в музей, я думаю, что выполнят в конце концов это обещание.

© 2004-2016 г.