Разделы:



E-mail:
vl@itam.nsc.ru

Союз Кругосветчиков России

ХРОНИКА КРУГОСВЕТОК РОССИЯН 1806-1821 г.г. / Союз Кругосветчиков России

ХРОНИКА КРУГОСВЕТОК РОССИЯН 1806-1821 г.г.

Первые три десятилетия XIX века ознаменовались многочисленными русскими кругосветными плаваниями, большая часть которых была вызвана наличием русских владений на Алеутских островах, Аляске и граничащих с ней побережьях Северной Америки.

Эти кругосветные путешествия сопровождались крупнейшими географическими открытиями на Тихом океане. Уже во время первых семи русских кругосветных плаваний – И.Ф.Крузенштерна и Ю.Ф.Лисянского на кораблях "Нева" и "Надежда" (1803-1806), В.М.Головнина на шлюпе "Диана" (1807-1809), М.П.Лазарева на корабле "Суворов" (1813-1816), О.Е.Коцебу на бриге "Рюрик" (1815-1818), Л.А.Гагемейстера на корабле "Кутузов" (1816-1819), 3.И.Понафидина на корабле "Суворов" (1816-1818) и В.М.Головнина на шлюпе "Камчатка" (1817-1819) – были исследованы обширные районы Тихого океана и сделаны многочисленные открытия новых островов.

Затем последовали экспедиции, возглавляемые морскими офицерами Ф.П.Врангелем, М.Н.Васильевым, Г.С.Шишмаревым, Ф.П.Литке и др. Все они проводились на судах военного флота.

А второе большое плавание россиян в 1806-1810 гг. совершил шлюп "Нева" под командованием Леонтия Гагемейстера (который позднее был управляющим Российско-Американскойй компании). Он прошел из Кронштадта в столицу Русской Америки Новоархангельск вокруг Африки, через Индийский океан, южнее Австралии (с заходом в ее Порт-Джексон (ныне Сидней) и через Тихий океан. Маршрут этого перехода получил название "путь Гагемейстера".

В 1807-1811 гг. В.М.Головнин совершил кругосветку на шлюпе "Диана". Это был поход, похожий на детективную историю. Шлюп попал в плен к англичанам и бежал от них под покровом ночной темноты. Плавание лейтенанта В.М.Головнина на шлюпе “Диана” в 1807-1809 гг. примечательно важными научными результатами. Им была составлена точная карта Южных Курильских островов, сделано подробное описание всей Курильской гряды, в котором наряду с гидрографическими элементами приведены обширные сведения о природе, климате, жителях, промыслах. Позже Головнин побывал в плену у японцев, а в 1817-1819 гг. возглавил еще одно кругосветное путешествие на шлюпе "Камчатка".

Между тем Крузенштерн разработал проект новой русской кругосветной экспедиции с целью отыскания Северо-Западного прохода – пути из Тихого в Атлантический океан севернее Американского континента. Экспедиция должна была также обследовать побережье Аляски, определить истинное положение многих островов в тропической зоне Тихого океана и провести там поиски новых земель. Расходы по экспедиции взял на себя граф H.П.Румянцев. Специально для нее был построен маленький 3-пушечный бриг "Рюрик". Командиром этого судна в 1814 г. был назначен 26-летний лейтенант Коцебу.

В 1815-1818 гг. О.Е.Коцебу на бриге "Рюрик" в очередном российском кругосветном походе открыл ряд новых земель на акватории Тихого океана (в архипелаге Туамоту, в гряде Маршалловых островов, а также залив на западе Аляски, названной именем Отто Коцебу).

Экспедиция Коцебу на "Рюрике" (1815-1818) – его второе кругосветное плавание (а всего их было три) – явилась заметной вехой в истории открытий и исследований на Тихом океане. Коцебу открыл несколько атоллов в полинезийском архипелаге Туамоту, а также уточнил координаты некоторых других островов этого архипелага, обнаруженных мореплавателями XVI-XVIII вв. Еще более важные открытия сделала его экспедиция в Микронезии. Здесь Коцебу открыл восточную гряду Маршалловых островов (цепь Ратак) и нанес на карту большинство входящих в нее атоллов, а от ратакцев узнал о существовании в этом архипелаге западной гряды (цепь Ралик). Сбивчивые реляции испанских мореходов, возможно, видевших в XVI в. какие-то острова цепи Ратак, во времена Коцебу еще были погребены в архивах, а атоллы в южной части этой цепи, вероятно, обнаруженные в 1788 г. английскими капитанами Маршаллом и Гилбертом, были весьма неточно положены на карту.

Но этим не исчерпывается значение работ экспедиции в океанском островном мире. Коцебу и находившийся на "Рюрике" А.Шамиссо обогатили науку первыми, очень тщательными и подробными описаниями обитателей Маршалловых островов. Ценные этнографические наблюдения были сделаны также во время пребывания экспедиции на Гавайских и Марианских островах. Ознакомившись с полинезийскими и микронезийскими языками, Шамиссо пришел к выводу об их родстве с малайскими и тем самым выдвинул солидные аргументы в пользу теории азиатского происхождения полинезийцев (к которым он относил и микронезийцев). Следует также учитывать, что Коцебу и его спутники первыми высказали правильные соображения о происхождении атоллов. Эти мысли и предположения были учтены Ч. Дарвиным при создании научной теории развития коралловых островов.

Летом 1816 г. "Рюрик" вошел в Берингов пролив, приступив к выполнению важнейшей, но едва ли в то время достижимой задачи экспедиции – пройти из Тихого океана в Атлантический северным путем вокруг берегов Северной Америки. Идя вдоль северо-западного побережья Аляски, рюриковцы описали его на протяжении более 300 миль, причем были открыты залив Коцебу, бухта Шишмарева и остров Сарычева. Участникам экспедиции принадлежит приоритет в этнографическом изучении эскимосов, живших по берегам залива Коцебу и на острове Св. Лаврентия. Коцебу и его спутники открыли на побережье залива, названного его именем, выходы ископаемоro льда и оставили описание этого природного явления – одно из первых в мировой науке.

Коцебу предполагал продолжить исследования у берегов Аляски следующим летом. Но 13 апреля 1817 г. на пути к острову Уналашка "Рюрик" попал в жесточайший шторм, во время которого получил тяжелую травму начальник экспедиции. Огромный, грозно пенящийся вал, прокатившись по палубе, сбил капитана с ног; он ударился грудью об острый угол надстройки и потерял сознание. Очнувшись, Коцебу почувствовал сильную боль в ушибленной груди и до прибытия на Уналашку почти не вставал с постели. Во время этого захода экипаж по возможности исправил повреждения, причиненные бригу разбушевавшейся стихией, и, хотя боль в груди не утихала, Коцебу решил продолжать плавание к северу.

В июле 1817 г. "Рюрик" подошел к острову Св. Лаврентия.

Берингово море к северу от него было еще покрыто льдом, преградившим путь кораблю. Между тем состояние здоровья капитана резко ухудшилось. "Стужа до такой степени расстроила грудь мою, – рассказывал Коцебу, – что я почувствовал в оной сильное стеснение, и наконец последовали судороги в груди, обмороки и кровохарканье". Врач экспедиции решительно заявил, что капитану нельзя больше оставаться в арктических широтах. После долгих колебаний Коцебу письменно уведомил своих спутников, что болезнь принуждает его вернуться на Уналашку. "Минута, в которую я подписал сию бумагу, – вспоминал мореплаватель, – была одной из горестнейших в моей жизни, ибо с сим почерком пера отказался я от самого пламеннейшего желания, долговременно питаемого в моем сердце". От Уналашки "Рюрик" отправился в обратный путь, к родным берегам...

В 1817-1819 гг. капитан 2 ранга В.М.Головнин на шлюпе “Камчатка” совершает кругосветное плавание с заходом на Камчатку и в Русскую Америку. Главное внимание в этом плавании он уделяет определению тех островов и мест российских владений, “кои не были доселе определены астрономическими способами”. В.М.Головнин сделал описание мелководного побережья северо-западных берегов Америки, к которому в свое время не мог подойти Джеймс Кук, а также произвел многочисленные исследования в Тихом океане.

Особое место в чреде географических открытий российских моряков первой трети XIX в. занимает экспедиция шлюпов «Восток» и Мирный» под руководством Фаддея Фаддеевича Беллинсгаузена в 1819-1821 гг. Корабли вышли из Крондштадта летом 1819 г. с заданием провести исследования "в возможной близости Антарктического полюса". Бросая ретроспективный взгляд на проблему существования Антарктиды, надо сказать, что гипотеза "Terra Australis incognita" (неведомая Южная земля) родилась еще у географов античности и разделялась в средние века. Её поиски безуспешно вели португальцы Б.Диаш (1487-1488), Ф.Магеллан (1520), голландец А.Тасман (1644), англичанин Д.Кук (1772-1775). Последний после своих тщетных поисков даже заявил: "...я смело могу сказать, что ни один человек никогда не решится проникнуть на юг дальше, чем это удалось мне. Земли, что могут находиться на юге, никогда не будут исследованы".

Однако русские моряки шлюпа "Восток" (командир капитан 2 ранга Ф.Ф.Беллинсгаузен) и шлюпа "Мирный" (командир лейтенант М.П.Лазарев), опровергли Д.Кука. Следуя курсом на юг, маневрируя в густом тумане и зачастую вблизи айсбергов, русские моряки 16 января 1820 г. в районе 69021' ю.ш. 2014' з.д. совершили великое географическое открытие – обнаружили шестой континент нашей планеты Антарктиду (ныне земля, к которой корабли подошли, носит название Берег Принцессы Марты). 31 октября 1820 г. "Восток" и "Мирный" вновь после ремонта в Австралии направились в Антарктику, на сей раз в Западное полушарие. Опять лавируя среди льдов и айсбергов, шлюпы дважды пересекли Южный полярный круг и 9 января 1821 г. открыли остров, которому присвоили имя Петра I. 17 января моряки увидели гористый берег, который назвали Земля Александра I.

В ходе двухлетнего плавания в южном полушарии корабли обошли вокруг антарктического материка, четырежды подходя к нему. В Атлантическом и Тихом океанах открыли ряд новых земель, в частности острова: Анненкова, Петра Первого, Земля Александра 1, Россиян (часть архипелага Туамоту), группа островов Траверсе и др. В течение ста суток плавание проходило южнее Полярного круга среди айсбергов и льдов. Всего “Восток” и “Мирный” находились в море 751 сутки.

Остановимся теперь подробнее на этой экспедиции.

Трудно сказать, у кого зародилась первая мысль о ней и кто явился ее инициатором. Возможно, что идея эта зародилась почти одновременно у нескольких наиболее выдающихся и просвещенных русских мореплавателей того времени – Головнина, Крузенштерна и Коцебу. Среди архивных документов имеется записка "Краткое обозрение плана предполагаемой экспедиции", не имеющая подписи, но, судя по ссылкам на опыт только что вернувшегося из кругосветного плавания брига "Рюрик" (пришел в Петербург 3 августа 1818 г.), принадлежащая перу командира последнего – лейтенанту О.Е.Коцебу. По некоторым данным можно полагать, что записка Коцебу является наиболее ранней из всех, и она предусматривает посылку из России только двух кораблей, причем разделение их намечалось у Гавайских островов, откуда один из кораблей должен был пересечь Тихий океан на запад – к Берингову проливу, второй – на восток, с целью попытаться приблизиться к Южному полюсу.

31 марта 1819 г. Крузенштерн послал морскому министру из Ревеля свою обширную записку на 14 страницах, при сопроводительном письме. В письме Крузенштерн заявляет, что при его "страсти" к подобного рода путешествиям, он сам просил бы поставить его во главе экспедиции, однако этому препятствует серьезная болезнь глаз, и что он готов составить для будущего начальника экспедиции подробную инструкцию. В своей записке Крузенштерн касается двух экспедиций – к Северному и к Южному полюсам, причем каждая из них включает по два корабля. Особенное внимание он, однако, уделяет экспедиции к Южному полюсу, о которой он пишет: "Сия экспедиция, кроме главной ее цели – изведать страны Южного полюса, должна особенно иметь в предмете поверить все неверное в южной половине Великого океана и пополнить все находящиеся в оной недостатки, дабы она могла признана быть, так сказать, заключительным путешествием в сем море".

Сначала российским правительством был назначен начальником первой дивизии ближайший помощник Крузенштерна по кругосветной экспедиции на корабле "Надежда" капитан-командор М.И.Ратманов, а начальником второй – капитан-лейтенант М.Н.Васильев. Ратманов, незадолго до своего назначения потерпевший кораблекрушение у мыса Скагена при возвращении из Испании, находился в Копенгагене, и здоровье его было в расстроенном состоянии. Он просил по этому случаю не посылать его в дальнее плавание, и, в свою очередь, выдвинул кандидатуру Ф.Ф.Беллинсгаузена.

По желанию правительства обе экспедиции снаряжались в весьма спешном порядке, ввиду чего в состав их были включены не специально построенные для плавания во льдах парусные корабли, а находившиеся в постройке шлюпы, предназначавшиеся для отправления в обычные кругосветные плавания. Первая дивизия состояла из шлюпов "Восток" и "Мирный", вторая из шлюпов "Открытие" и "Благонамеренный".

И Беллинсгаузен, и Лазарев неоднократно впоследствии сетовали на то обстоятельство, что в обе дивизии были включены по два совершенно разнотипных корабля, значительно друг от друга отличающиеся по скорости хода.

Общий ход экспедиции и её результаты были таковы.

Шлюпы "Восток" и "Мирный" вышли из Кронштадта 4 июля 1819 г., с 14 по 19 июля простояли в Копенгагене, с 29 июля по 26 августа – в Портсмуте. Во время месячной стоянки в английском порту были получены хронометры, секстаны, телескопы и другие мореходные инструменты, которые тогда еще не изготовлялись в России. Здесь же был пополнен запас провизии консервами и некоторыми специальными продуктами. Далее отряд, выйдя 26 августа из Портсмута, направился в южную часть Атлантического океана, после непродолжительного захода (с 15 по 19 сентября) в Санта-Круц на Канарских островах пересек Атлантический океан с востока на запад и вошел на рейд Рио-де-Жанейро для отдыха команды перед утомительным и сложным плаванием в Антарктике, для подготовки шлюпов к штормовым походам и для принятия провизии. В Рио-де-Жанейро шлюпы простояли с 2 по 22 ноября.

Согласно полученной инструкции, экспедиция должна была начать свои научно-исследовательские работы с острова Южная Георгия и открытой Куком "Земли Сандвича" (Южные Сандвичевы острова), характер и размеры которой не были последним определены. 15 декабря русские мореплаватели увидели остроконечные вершины острова Южная Георгия и небольшого островка Уиллиса. Шлюпы, пройдя вдоль южного берега Южной Георгии, положили этот берег на карту, причем ряд географических пунктов получил русские наименования в честь участников экспедиции – мысы Парядина, Демидова и Куприянова, бухта Новосильского, а вновь открытый островок получил имя впервые увидевшего его второго лейтенанта шлюпа "Мирный" Анненкова.

Далее экспедиция направилась к пресловутой "Земле Сандвича". По пути к этой "Земле", 22 декабря было сделано первое крупное открытие – группа островов, названная Беллинсгаузеном, по фамилии тогдашнего русского морского министра, островами маркиза де-Траверсе, а отдельные острова были также названы по фамилиям участников экспедиции: остров Завадовского, остров Лескова и остров Херсона (после восстания декабристов царское правительство переименовало его в остров Высокий, ввиду того, что лейтенант Херсон принимал активное участие в этом восстании). 29 декабря экспедиция подошла к району "Земли Сандвича" и обнаружила, что пункты, которые Кук считал мысами ее, на самом деле являются отдельными островами. Беллинсгаузен проявил исключительный такт, сохранив за открытыми русскими мореплавателями островами те наименования, которые Кук дал мысам, а за всей группой – имя Сандвича; по этому поводу он пишет: "Капитан Кук первый увидел сии берега, и потому имена, им данные, должны оставаться неизгладимы, дабы память о столь смелом мореплавателе могла достигнуть до позднейших потомков. По сей причине я называю сии острова Южными Сандвичевыми островами". От группы Южных Сандвичевых островов Беллинсгаузен и Лазарев устремились на юг, делая первую попытку пройти насколько возможно прямо по меридиану на юг, в соответствии с инструкцией морского министра, гласившей, что после прохода восточнее "Земля Сандвича", Беллинсгаузену надлежит спуститься к югу и "продолжать свои изыскания до отдаленнейшей широты, какой только он может достигнуть" и что он должен "употребить всевозможное старание и величайшее усилие для достижения сколько можно ближе к полюсу, отыскивая неизвестные земли, и не оставит сего предприятия иначе, как при непреодолимых препятствиях". Далее в инструкции говорилось, что "ежели под первыми меридианами, под коими он спустится к югу, усилия его останутся бесплодными, то он должен возобновить свои покушения под другими, и, не упуская ни на минуту из виду главную и важную цель, для коей он отправлен будет, повторяя сии покушения ежечасно, для открытия земель, так и для приближения к южному полюсу".

Как видно, инструкция предъявляла исключительно строгие и суровые требования к экспедиции, и Беллинсгаузен и Лазарев решительно и смело старались их выполнить.

Для этой цели русская экспедиция в первый период своего плавания, с января по март, т.е. за лето южного полушария, сделала в общей сложности пять "покушений", а именно: 1) с 4 по 5 января 1820 г., до южной широты 60°25'20"; 2) с 5 по 8 января – 60°22'; 3) с 10 по 16 января, причем 16 января она находилась почти вплотную к материку Антарктиды, всего в 20 милях от него, в широте 69°21' и долготе 2°14' (у берега, который теперь называется Землей принцессы Марты) и 4) с 19 по 21 января, когда экспедиция вновь достигла широты 69°25' и находилась опять в непосредственной близости от материка, в расстоянии от него менее 30 миль; 5) с 1 по 6 февраля, когда была достигнута широта 69°7'30" и долгота 16°15'.

Если бы не плохие условия видимости, то уже 16 января Беллинсгаузен и Лазарев смогли бы дать совершенно точные сведения о землях антарктического материка. Автор предисловия к английскому переводу книги Беллинсгаузена, вышедшему в 1945 г., антарктический исследователь Франк Дебенхем, по этому поводу пишет: Беллинсгаузен "видел материк, но не опознал его как таковой", и далее – "нельзя было датъ лучшего описания сотням миль антарктического материка, каким мы теперь его знаем". Вторично экспедиция находилась вплотную к материку 21 января. В своем предварительном донесении, посланном в Россию из Порт-Жаксона, Беллинсгаузен следующим образом характеризует свои впечатления о льдах, которые он видел перед собою при весьма близком подходе к материку, с 5 на 6 февраля: "Здесь за ледяными полями мелкого льда и островами виден материк льда, коего края отломаны перпендикулярно и который продолжается по мере нашего зрения, возвышаясь к югу подобно берегу". В близости берега были уверены многие из офицеров экспедиции. Так, мичман П.Новосильский в своей брошюре писал о случае близкого подхода шлюпов к Антарктиде 5 февраля (в районе, впоследствии названном Землею принцессы Рагнхильды): "5 февраля при сильном ветре тишина моря была необыкновенная. Множество полярных птиц и снежных петрелей (буревестников) вьются над шлюпом. Это значит, что около нас должен быть берег или неподвижные льды".

Лишь исключительная честность и требовательность к вопросам достоверности открытия не позволила русским морякам утверждать, что они фактически видели низменную часть материка, а не ледяной береговой припай. За этот период русские корабли три раза пересекали южный полярный круг.

В начале марта, в связи с неблагоприятной погодой и необходимостью запастись свежей провизией и дровами и дать отдых личному составу, Беллинсгаузен решил покинуть высокие южные широты, направиться в Порт-Жаксон для длительной стоянки и после этого, согласно инструкции, на время зимы южного полушария идти для исследования юго-восточной части Тихого океана. Желая по пути обследовать более широкую полосу Индийского океана, Беллинсгаузен приказал шлюпу "Мирный" следовать в Порт-Жаксон более северным курсом. 5 марта состоялось разделение шлюпов, а 30 марта, спустя 131 день после выхода из Рио-де-Жанейро, шлюп "Восток" стал на якорь на рейде в Порт-Жаксоне, куда через неделю прибыл и шлюп "Мирный".

Через месяц, 7 мая 1820 г., оба шлюпа снялись с якоря и направились через пролив Кука в район островов Туамоту и островов Общества (Товарищества), как это и было рекомендовано инструкцией. К востоку от острова Таити русской экспедицией в июне 1820 г. была открыта целая группа островов, названная Беллинсгаузеном островами Россиян (среди них острова Кутузова, Лазарева, Раевского, Ермолова, Милорадовича, Грейга, Волконского, Барклая-де-Толли, Витгенштейна, Остен-Сакена, Моллера, Аракчеева). После этого шлюпы "Восток" и "Мирный" посетили остров Таити, где простояли с 22 по 27 июля, а затем направились снова в Порт-Жаксон для отдыха, ремонта и приемки различных припасов перед новым походом в антарктические воды. На пути к Порт-Жаксону экспедиция открыла еще целый ряд островов (Восток, Александра Николаевича, Оно, Михайлова и Симонова).

9 сентября 1820 г. шлюп "Восток" вернулся в гостеприимный Порт-Жаксон, а на следующий день туда же пришел более тихоходный "Мирный". Здесь Беллинсгаузен и Лазарев приступили к возможно более тщательному ремонту обоих кораблей, в особенности шлюпа "Восток", имевшего более слабые крепления корпуса.

В Порт-Жаксоне экспедиция находилась почти два месяца и 31 октября 1820 г. вновь вышла в море для достижения высоких широт в других, еще не посещенных ею секторах Антарктики. По пути на юг шлюпы 10 ноября подошли к острову Макуэри (или, как его называет Беллинсгаузен, Маквария); остров был положен на карту и для его исследования на берег отправились Беллинсгаузен, Лазарев, художник Михайлов и несколько офицеров.

С конца ноября экспедиция возобновила свои попытки достижения материка Антарктиды. "Покушений" проникнуть возможно далее к югу в этот период было сделано пять (30 ноября, 1 декабря, 14 декабря, 29 декабря 1820 г. и 9-16 января 1821 г.), и три раза корабли проникали за Южный полярный круг. Однако в этом секторе Антарктики материк далеко не достигает Южного полярного круга, и лишь четвертое "покушение" увенчалось успехом: 9 января 1821 г. был открыт остров Петра I, а 16 января – берег Александра I, о котором Беллинсгаузен пишет: "Я называю обретение сие берегом потому, что отдаленность другого конца к югу исчезала за предел зрения нашего". 20 января Беллинсгаузен направился к Новой Шетландии, об открытии которой он узнал, находясь еще в Австралии, от русского посла при португальском дворе в Рио-де-Жанейро. 24 января экспедиция увидела землю и вплоть до 27 января обследовала ее южное побережье, обнаружив, что это группа из десятка крупных островов и многих более мелких. Все Южные Шетландские острова были положены на карту и всем им были даны русские имена (Бородино, Малый Ярославец, Смоленск, Березино, Полоцк,, Лейпциг, Ватерлоо, остров вице-адмирала Шишкова, остров адмирала Мордвинова, остров капитан-командора Михайлова, остров контр-адмирала Рожнова, Три Брата). После обследования Южных Шетландских остров экспедиция направилась в обратный путь в Россию. С 27 февраля по 23 апреля шлюпы простояли в Рио-де-Жанейро, где был снова произведен их тщательный ремонт. На обратном пути была сделана лишь одна кратковременная остановка в Лиссабоне (с 17 по 28 июня) и, кроме того, шлюпы переждали ночь с 15 на 16 июля на якоре на Копенгагенском рейде. Наконец, 24 июля 1821 г. шлюпы "Восток" и "Мирный" стали на якорь на Малом Кронштадтском рейде, на тех местах, с которых они более двух лет назад отправились в свой славный и опасный путь.

Плавание экспедиции продолжалось 751 день (из них ходовых дней под парусами 527 и якорных 224); она прошла почти 50 тысяч морских миль. Результаты первой русской антарктической экспедиции таковы.

Во-первых, экспедиция выполнила главное задание – открыла материк Антарктиды и тем самым утвердила приоритет России в этом отношении. Всего ею было вновь открыто 29 ранее неизвестных островов, в том числе 2 в Антарктике, 8 – в южном умеренном поясе в 19 – в жарком поясе.

Во-вторых, экспедиция провела громадную научную работу. Существенная заслуга экспедиции состояла в точном определении географических координат островов, мысов и других пунктов и составлении большого числа карт, что являлось излюбленной специальностью самого Беллинсгаузена. Нужно удивляться исключительной точности наблюдений как самих Беллинсгаузена и Лазарева, так и прочих офицеров экспедиции, и особенно астронома Симонова. Эти определения не потеряли своего значения до сих пор и очень мало отличаются от новейших определений, произведенных на основе более точных методов и более совершенными мореходными инструментами. Карта Южных Шетландских островов являлась наиболее точной вплоть до самого последнего времени, а зарисовки островов, сделанные художником Михайловым, используются в английских лоциях до сих пор; особенно точно были измерены высоты гор и островов Лазаревым. Астроном Симонов производил систематические наблюдения над изменением температуры воздуха, штурмана – над элементами земного магнетизма. Экспедиция произвела много важных океанографических исследований: впервые доставались пробы воды с глубины с помощью примитивного батометра, приготовленного корабельными средствами; производились опыты с опусканием бутылки на глубину; определялась впервые прозрачность воды с помощью опускания на глубину белой тарелки; измерялись глубины, насколько позволяла длина имевшегося лотлиня (по-видимому, до 500 м); была произведена попытка измерения температуры воды на глубине; изучалось строение морских льдов и замерзаемость воды разной солености; впервые производилось определение девиации компасов на различных курсах.

Экспедиция собрала богатые этнографические, зоологические и ботанические коллекции, привезенные в Россию и переданные в различные музеи, где они хранятся до сих пор.

Большой интерес представляют некоторые личные научные наблюдения Ф.Ф.Беллинсгаузена. Он разрешил многие сложные физико-географические проблемы. Так, задолго до Дарвина, Беллинсгаузен совершенно правильно объяснил происхождение коралловых островов, являвшееся до него загадкою, он дал правильное объяснение происхождению морских водорослей в Саргассовом море, оспаривая мнение такого авторитета в области географической науки его времени, как Гумбольдт; в теории льдообразования у Беллинсгаузена много правильных мыслей, не потерявших своего значения до настоящего времени.

Особого внимания заслуживает альбом рисунков, составленный художником Михайловым и состоящий из 47 страниц; в числе рисунков находятся зарисовки островов, пейзажей, типов местных жителей различных стран, животных, птиц, рыб, растений, типов ледяных гор и т. п. Ввиду того, что в составе экспедиции не было натуралистов, Михайлов старался особенно тщательно зарисовать все, что касалось фауны и флоры.

Экспедиция была встречена в России с большим торжеством, и ее открытиям придавалось громадное значение. Лишь спустя более, чем 20 лет, была послана новая иностранная экспедиция в антарктические воды. По этому поводу руководитель этой английской антарктической экспедиции 1839-1843 гг. Джемс Росс писал: "Открытие наиболее южного из известных материков было доблестно завоевано бесстрашным Беллинсгаузеном, и это завоевание на период более 20 лет оставалось за русскими".

Трижды обошел вокруг света Ф.П.Врангель. В 1820-1824 гг. в чине лейтенанта он был начальником Колымского отряда экспедиции, проводившей обследование побережья Северо-восточной Сибири. В ее работе принимали участие мичман Ф.Ф.Матюшкин и подполковник корпуса флотских штурманов П.Т.Козьмин. Командуя военным транспортом “Кроткий”, Ф.П.Врангель совершил кругосветное путешествие с заходом на Камчатку и в Русскую Америку. Находившаяся на судне научная экспедиция провела наблюдения за океанскими течениями, температурой вод, глубинами, метеорологическими явлениями. По результатам плавания “Кроткого” и похода Колымского отряда экспедиции были опубликованы научные работы, в частности “Путешествие по северным берегам Сибири и по Ледовитому морю”.

Дважды совершил на военных судах кругосветные плавания с научными целями Ф.П.Литке. В 1821-1824 гг., будучи командиром брига “Новая Земля”, он описал мурманский берег Баренцева моря, западный и южный берега Новой Земли. На шлюпе “Сенявин” капитан-лейтенант Литке исследовал в Микронезии Каролинские острова, описал ряд атоллов, открыл обитаемые о-ва Сенявина. У восточных берегов Камчатки, севернее Петропавловска астрономическими способами уточнил ряд пунктов побережья. Им описаны берега Чукотского полуострова..

В 1823-1826 гг. на шлюпе “Предприятие” капитан Коцебу совершил еще одно кругосветное плавание с научно-исследовательскими целями. На сей раз были открыты острова в архипелаге Туамоту, Самоа и др. Ряд океанографических исследований выполнил физик Э.Х.Ленц (академик Петербургской академии наук), участвовавший в экспедиции. В частности, им изучено вертикальное распределение температуры, плотности и солености воды в океанах, исследованы прозрачность воды по маршруту плавания, суточный ход температуры воздуха на разных широтах и другие параметры Мирового океана. Э.Х.Ленц обнаружил существование максимума солености в тропических зонах океанов. Кроме океанографических работ, он вел и гравиметрические (“маятниковые”) наблюдения для определения поля силы тяжести.

Видным ученым-исследователем был и сам Коцебу. Именно он открыл на американском материке ископаемый лед, высказал гипотезу о недавнем происхождении Берингова пролива, дал первое объяснение коралловых островов. Много внимания уделял Коцебу получению новых сведений по этнографии. Он изучал языки и обычаи жителей посещаемых стран.

В дальнейшем россияне совершали кругосветки многократно.


© 2004-2016 г.