Разделы:



E-mail:
vl@itam.nsc.ru

Союз Кругосветчиков России

ХРОНИКА ТРЕТЬЕЙ КРУГОСВЕТКИ – ТОМАСА КАВЕНДИША (1586-1588, “ЖЕЛАНИЕ”) / Союз Кругосветчиков России

ХРОНИКА ТРЕТЬЕЙ КРУГОСВЕТКИ – ТОМАСА КАВЕНДИША (1586-1588, “ЖЕЛАНИЕ”)

21 июля 1586 года из английского порта Плимут вышли три корабля – флагман "Желание" (водоизмещением 150 тонн), "Удовлетворение" (60 тонн) и "Красавчик Хью" (40 тонн). Капитаном флагмана был Томас Кавендиш – красивый, сравнительно молодой и образованный вельможа, эсквайр, который окончил колледж в Кембридже. Он был одержим манией открытий новых земель, где золото валяется под ногами, и жаждой обогащения. Это и побудило его отправиться в рискованное пиратское плавание с целью грабить испанцев. Готовясь к нему, он не пожалел денег (рассчитывая с лихвой возместить затраченное, продал даже свое имение), погрузил на корабли в избытке припасов и воды, набрал команду из ста двадцати трех опытных матросов и офицеров (некоторые из них когда-то плавали с Дрейком). В снаряжении экспедиции принимали участие и другие компаньоны, вложившие деньги с надеждой на большую выгоду.

Как это было и с экспедицией Дрейка, сама королева Елизавета I вложила кое-какие деньги в это предприятие. Она же дала Кавендишу наказ объехать земной шар и нанести на морские карты неизвестные острова, благоприятные течения, попутные ветры и записать все это подробно в своих корабельных журналах. Перед выходом кораблей в море курьер доставил Кавендишу послание королевы с пожеланием счастливого пути. К тому времени Англия и Испания находились в состоянии войны, поэтому необходимости в дипломатических увертках не было.

Помимо записей в бортовом журнале, отчет о путешествии составил участник Фрэнсис Притти. Отчет этот назывался, как тогда было принято, довольно витиевато: "Восхитительное и благодатное путешествие богобоязненного мастера Томаса Кавендиша".

Итак, в море вышли три корабля под командой Томаса Кавендиша. Ему было сорок шесть, из них двадцать лет он бороздил морские просторы. Он говорил: "Я обвенчался с морем двадцати шести лет. Надеюсь, что обвенчаюсь со смертью не раньше семидесяти" (однако умер он в 52 года).

Ветер благоприятствовал плаванию. Надо было успеть пройти экватор и при осенних ветрах проскочить "ревущие сороковые".

Англичане благополучно миновали острова Зеленого Мыса, прошли вдоль Африканского побережья и, наконец, повернули в сторону Бразилии. Плавание проходило без особых приключений. Пользуясь относительным спокойствием, Кавендиш, памятуя наказ королевы, составлял карту берегов, замерял глубины и скорость течений, отмечая все это в журнале. Постепенно матросы, жаждавшие настоящего дела и богатой добычи, начали роптать. Кавендиш успокаивал их, обещав, что, когда пройдут Магелланов пролив, им будет чем заняться, и надо лишь немного потерпеть.

Рождество застало корабли на подходе к Магелланову проливу. К этому моменту припасы были на исходе, приходилось есть протухшую солонину и пить затхлую воду.

К тому же в районе Рио-Гальегос их настиг жестокий шторм. К счастью, им удалось укрыться в тихой бухте и переждать бурю. После чего, 6 января 1587 года, Кавендиш вошел в пролив. Точной лоции у него не было, приходилось плыть почти вслепую по извилистому фарватеру. Пройти этот лабиринт без карты не удавалось многим судам. Только Дрейк преодолел его. Испанцы владели картой фарватера, но по декрету, изданному королем, эти сведения были объявлены государственной тайной.

После удачи Дрейка король Испании приказал построить в проливе форт и таким образом запереть его. На скалистый берег высадили четыреста солдат, и началось строительство. Земля была неподатливая, климат суровый. Тем не менее, форт построили, возвели укрепления. И все это назвали Городом короля Филиппа. Кроме солдат, в городе остались колонисты, среди них были даже женщины. Всего два года просуществовала эта колония в проливе. Потом кончились продукты, а вырастить что-нибудь на каменистой почве так и не удалось. Ни охоты, ни хорошей рыбалки, ни деревьев, даже развести огонь было нечем. Приходилось собирать бревна, которые шторм выбрасывал на берег, поэтому каждое полено было на вес золота. Потом начались болезни – цинга и дизентерия. К этому прибавилась еще одна напасть – набеги индейцев. Приходилось то и дело отражать их. В первую зиму умерло больше половины населения, потом еще семьдесят человек. Осталось всего чуть больше двадцати. На родине про них забыли – в Европе шла война и создавалась испанская Непобедимая Армада.

Когда Кавендиш проходил мимо этого так называемого Города Филиппа, двадцать несчастных, забытых, голодных и почти голых (одежда давно обветшала) испанцев никакого сопротивления ему даже и не пытались оказать. Они отчаянно махали руками, встав на колени, умоляли взять их с собой. И Кавендиш решил захватить их с собой (они могли пригодиться как проводники). Землю эту назвали Портом Голода (таким он значится и на сегодняшних картах).

24 февраля 1587 года английские корабли вышли в Тихий океан. И тут сильный шторм обрушился на моряков. Казалось, борта кораблей вот-вот разлетятся под ударами волн. Буря разбросала суда. Когда она утихла, они соединились и двинулись к берегам Чили.

Испанцы, появившиеся на западном берегу Южной Америки за пятьдесят лет до того, можно сказать, уже освоили его. Они построили города Арику, Сантьяго, Кальяо, Лиму. Склады в них ломились от товаров, а охрана была очень слабая – нападения ждать было неоткуда. По той же причине и военного флота у западного побережья Америки не было. Испанцы полагали, что Тихий океан – их собственная вотчина, и незачем содержать здесь дорогостоящие корабли. То, что Дрейку удалось проникнуть туда, воспринималось как чистая случайность.

У берегов Чили произошли первые стычки команды Кавендиша с испанцами. Англичане захватили два судна, которые Кавендиш тут же сжег. Затем штурмом взял город Пайту и тоже предал его огню.

Правда, испанцы оказались лучше организованными, чем во времена Дрейка. Кавендишу не удалось захватить ни один испанский корабль с грузом серебра. Его флотилия захватила всего около 15 судов, лишь на одном из них был небольшой слиток золота. Пленников подвергали жестоким пыткам, применяя тиски и другие орудия, а захваченные города сжигали дотла. Дрейк обычно отпускал захваченные корабли, но Кавендиш сжигал каждый свой трофей, а команду высаживал на пустынном острове. Он даже любил повторять: "Мертвый уже не выдаст".

Однажды в начале июля у Акаютла (Сальвадор) был захвачен очередной испанский корабль. Под пыткой лоцман этого корабля рассказал, что со дня на день ждут манильский галеон, который вез ценности из Филиппин в Акапулько.

Путь судна с грузом через Тихий океан был долгий и сложный. Помимо штормов и течений, кораблям приходилось противостоять и пиратам. В то время испанцам приходилось опасаться только местных пиратов, которые не могли справиться с крупными судами. Поэтому у испанцев появилась идея отправлять для обеспечения перевозок между Филиппинами и Мексикой только один корабль. Естественно, он должен обладать соответствующей вместимостью и надежностью, чтобы преодолеть успешно трудный путь с доверенным ему грузом. Поэтому размеры галеонов намного превышали размеры остальных кораблей того времени. При толщине борта до одного метра их водоизмещение достигало тысячи и более тонн. На четырех палубах размещалось до 80-100 пушек. Конечно, ни о какой скорости и маневренности говорить не приходилось, но в общем-то это и не требовалось. Один раз в год галеон грузился в Маниле местными товарами – шелком, пряностями, коврами, фарфором и другим. После погрузки он выходил в океан и шел к берегам Мексики. Путь был долгим – 6-7 месяцев, а то и больше. Из-за нехватки воды, цинги и прочего нередко галеоны теряли до половины экипажа. Однако выжившие зарабатывали огромные деньги. Через несколько месяцев галеон отправлялся в обратный путь, везя на Филиппины почту, товары из Испании и, главное, годовое жалование солдатам и чиновникам. Сумма составляла до 25 миллионов песо. Поэтому если галеон не достигал Филиппин, а это иногда случалось, филиппинская экономика была близка к краху.

Кавендиш стал ждать манильский галеон. Однако проходили недели, а желанный приз не показывался.

В октябре Кавендиш, разграбив поселения на мексиканском побережье, достиг мыса Сан-Лукас, на Калифорнийском полуострове. В следующем месяце два его оставшихся корабля грабили побережье (самый маленький из флотилии корабль "Красавчик Хью" потопили из-за нехватки людей).

И только 4 ноября 1587 года, во время продолжавшегося дрейфа кораблей Кавендиша у берегов Калифорнии, был замечен парус. Вскоре и все остальные увидели огромный галеон – вожделенную добычу всех пиратов

Это была "Санта Анна" – водоизмещением более 700 тонн, "самый богатый из кораблей", как говорили о нем сами испанцы.

Испанцы сначала оказали упорное сопротивление и отразили атаку двух абордажных команд с "Желания", флагманского корабля Кавендиша. Но, в конце концов, пушечный огонь с "Желания" превратил "Санту Ану" в развалину.

Вот как описал эту встречу Фрэнсис Притти: "К вечеру мы догнали его и дали залп из всех наших пушек и затем выстрелили из всех мушкетов. Затем приблизились к этому кораблю – собственности короля Испании".

С первой попытки захватить галеон не удалось. Тогда, продолжает Фрэнсис Притти, "мы подняли вновь паруса и еще раз выстрелили из всех пушек и мушкетов, убив и ранив многих. Но их капитан, будучи мужественным человеком, продолжал бой и не сдавался. Тогда наш генерал Кавендиш приказал трубить в трубы и этим воодушевлять наших людей, и мы еще раз выстрелили из всех пушек, пробив борта и убив многих людей".

Бой был ожесточенным и продолжался более пяти часов. В конце концов ядра тяжелых орудий кораблей Кавендиша пробили борта ниже уровня воды, и только тогда галеон, "подвергаясь опасности утонуть, выбросил флаг сдачи и просил о милости, чтобы наш генерал спас их жизни и взял их товары, и потому они сдались нам", – писал тот же Фрэнсис Притти.

На галеоне "Санта Анна" пираты захватили огромную добычу: 122 тысячи золотых монет (песо), несколько ларцов с драгоценными камнями, слитки серебра, китайские шелка, жемчуг, фарфор, благовония и другие ценности. В Маниле этот груз стоил более миллиона песо, но пираты на своих небольших кораблях могли разместить лишь часть добычи. Всех испанцев, захваченных на судне (а их было двести человек, в том числе женщины и дети), Кавендиш, как обещал капитану "Санта Анны", высадил на берег необитаемого острова. Сам же галеон был ему ни к чему – слишком громоздкий и тихоходный. Англичане подожгли его. (Несчастные испанцы на берегу наблюдали за гибелью корабля, у них практически не оставалось надежды на спасение. И, конечно же, их не утешил приказ Кавендиша выстрелить из пушки, отдав последний салют тонущему судну. Правда, оставшимся на берегу испанцам после ухода англичан удалось всё же отчасти восстановить обгоревший корпус "Санты Аны", и к январю они добраться до Акапулько).

После этого начался дележ добычи. Назревающий мятеж среди недоверчивых моряков заставил Кавендиша сразу же разделить награбленное добро. Согласно испанским отчетам, он взял две трети груза и одну треть разделил между своими людьми. При этом возник спор. Не всем, как оказалось, были по душе правила дележа, о которых договорились еще до отплытия из Англии. Особенно протестовали моряки с "Удовлетворения". Но, как пишет Фрэнсис Притти, генералу удалось их успокоить, увеличив их долю. Каждый получил причитавшееся ему, однако не золотом, а товарами. Одну восьмую, как полагалось по уговору, Кавендиш взял себе, причем золотом. Выделили и долю для королевы.

Цель, которую Кавендиш поставил перед собой, была достигнута. Охота за богатым манильским галеоном завершилась. Все расходы на экспедицию окупились сторицей. Можно было возвращаться домой.

19 ноября Кавендиш направился на "Желании" на восток. "Мы с радостью поставили паруса, – записал Фрэнсис Притти, – чтобы скорее достичь Англии с попутным ветром; но когда опустилась ночь, мы потеряли из виду "Удовлетворение"... Мы думали, что они обогнали нас, но никогда больше их не видели". Таким образом, из трех кораблей у Кавендиша остался один. На борту "Желания" находилось к тому моменту всего сорок восемь матросов.

Идти домой Кавендиш решил дорогой, проложенной Дрейком: через Гуам, Филиппины, мимо Суматры и Явы на юг, потом пересечь Индийский океан и, обогнув мыс Доброй Надежды, вдоль западного берега Африки вернуться в Англию.

Три месяца ушло на то, чтобы доплыть до мыса Доброй Надежды. Здесь корабль попал в страшный шторм (недаром первоначально этот мыс называлось мысом Бурь).

На подходе к Англии Кавендиш стал готовить отчет о плавании. В нем он писал: "Я прошел вдоль берегов Чили, Перу и Новой Испании, и везде я наносил большой вред. Я сжег и потопил девятнадцать кораблей, больших и малых. Все города и деревни, которые мне попадались на пути, я жег и разорял. И набрал большие богатства. Самым богатым из моей добычи был великий корабль короля, который я взял у Калифорнии, когда он шел с Филиппин. Это один из самых богатых товарами кораблей, которые когда-либо плавали в этих морях..."

9 сентября 1588 года "Желание" бросило якорь в порту Плимута. На пристани Кавендишу и его спутникам устроили торжественную встречу. Столь же торжественно, но теперь уже одного Кавендиша, приветствовали в Лондоне. Здесь понимали значение его плавания и оценили не только сокровища, привезенные им, но и его географические открытия, составленные им карты, что по тем временам считалось большой ценностью.

Так закончилось третье в истории человечества кругосветное плавание. Кавендиш обогнул земной шар за два года и пятьдесят один день.

В августе 1591 года Кавендиш отправился в очередное плавание. Он снарядил "Лейчестер галион" и еще четыре корабля, которые дошли до Южной Америки. Увы, на этот раз удача покинула Томаса. Штормы не позволили ему пройти Магелланов пролив. Кавендиш обиделся на команду и сопровождавших его людей. Он на флагмане отделился от остальной флотилии и направился обратно в Бразилию. По пути он малоэффективно атаковал несколько портов. В этом плавании Кавендиш умер, проклиная своих людей как изменников.


© 2004-2016 г.